Новости

«Великие ложи Армении и Азербайджана друг друга не признают»

Глава Великой ложи России Андрей Богданов рассказал, как принимают в масоны

У большинства людей масонские организации ассоциируются с закрытыми сообществами, доступными только для избранных, — загадочными и мрачными. Однако в наше время масоны стараются разрушить этот стереотип. Великий мастер Великой ложи Андрей Богданов признался «Газете.Ru», что сейчас масоны занимаются в основном благотворительностью. Кроме того, он рассказал о ценах на масонские фартуки, отношении к вакцинации и женской несвободе.

— На президентских выборах 2008 года вы были одним из кандидатов, уже будучи членом масонской организации. Однако известно, что масоны стараются отстраниться от политики. Как в связи с этим в ложе относились к вашей политической деятельности?

— В масонстве на официальном уровне запрещено обсуждать религию и политику. А быть профессионалом в какой-то области не запрещено никому, и известных политиков среди нас очень много – и руководителей стран, президентов. Поэтому никаких проблем в этом нет.

— Почему нельзя говорить о политике и религии?

— Политика и религия разъединяют людей. В масонство вас не примут, если вы не верите в Бога, но это ни в коем случае не религия. Религиозные и политические вопросы рождают споры. А в масонстве стараются уйти от таких моментов, которые разъединяют людей.

— Существует стереотип, согласно которому масоны якобы стремятся к мировому господству. Вы стремитесь его разрушить?

— Масонство в последние, наверное, 10 лет, стало достаточно открытым. У каждой Великой ложи – к примеру, у Объединенной великой ложи Англии – есть сайт, соцсети, и все достаточно активно ими пользуются, показывают, чем занимается масонство. В первую очередь, это благотворительность и стремление к распространению знаний.

— Кстати, о благотворительности. В октябре у вас была благотворительная акция по продаже книги об истории масонства вместе с опятами. Уже известно, сколько удалось заработать?

— Да, 82 тысячи рублей. Я продал всего лишь один десятилитровый бочонок, разложив по банкам. Эти деньги пойдут на Новый год старикам, пациентам отделения сестринского ухода при районной больнице в Можайском районе.

— Почему вы решили помогать именно им?

— Так получилось, что в начале пандемии коронавируса ко мне обратился товарищ, который уже занимался помощью. Все было закрыто, выезжать было нельзя, а я пандемию проводил на даче в Можайске — мне было это проще. С тех пор мы регулярно закупаем продукты и отвозим.

— Много у вас таких подопечных мест?

— У каждой ложи, а у нас порядка 50 лож, есть какое-то свое дело. Они не обязательно занимаются стариками: кто-то помогает детским домам, кто-то — одаренным детям.

— Вы сами собирали опята? Не жалко было отдавать, это же тяжелый труд?

— И собирал, и солил. Наверное, я еще проведу такую акцию: у меня еще литров 50 опят осталось. Семья у меня, конечно, большая, но столько мы не съедим.

— У вас есть какой-то секретный рецепт?

— Он не секретный, а как я думаю, достаточно обычный. Соль и специи.

— Судя по вашему Instagram, вы производите впечатление человека, который любит наслаждаться жизнью. Бывает ли, что вас за это осуждают?

— Возможно, кто-то осуждает. Но я отдыхаю за свои деньги, готовлю еду из продуктов, многие из которых вырастил своими руками. Это такое хобби, и я не вижу в этом ничего плохого.

— Не идет ли все это в разрез с масонским образом?

— Наоборот, таким образом я пытаюсь показать, что веду обычную жизнь, чтобы люди понимали, что масоны – это обычные люди, которым присуще все земное, а не сверхчеловеки.

— Какая миссия лежит на вас как на главе Великой ложи?

— На данный момент миссия – это развитие ордена. Потому что мы достаточно молодые в масонском понимании. В России орден возродился в 1995 году, хотя масонство в Россию пришло в 1731-м. В этом году исполнилось 290 лет. На самом деле, сейчас на мне лежит миссия – это развитие ордена по всей стране.

— Как часто проходят ваши встречи?

— Есть ложи, которые собираются раз в месяц, есть те, кто встречается два раза в месяц. Зависит от ложи.

— Сколько человек в вашей ложе?

— Всего в Великой ложе — около 1300 человек, она объединяет порядка пятидесяти лож. Человек вступает в обычную ложу, как в первичную организацию. А Великая ложа — это как правление партии.

— У вас проходят собрания на международном уровне?

— Конечно. Например, 16 ноября я буду в Берлине на всемирной конференции Великих мастеров мира. Сейчас очень мешает пандемия. Обычно у меня бывают четыре поездки в месяц за рубеж в месяц на масонские собрания. За пандемию я выехал за границу несколько раз, в том числе, в Грузию и Казахстан.

— Как вы относитесь к вакцинации?

— Я активный сторонник вакцинации. Первую прививку я поставил в январе 2021 года, буду ревакцинироваться. Если бы я был начальником, я бы сделал вакцинацию принудительной.

— У себя в ложе вы принуждали братьев вакцинироваться?

— Нет, но я активно агитировал братьев. Многие послушали. Есть и те братья, которые против вакцинации и не будут вакцинироваться. Но это как в любом обществе.

— Могут ли женщины вступить в орден?

— В регулярное масонство мы не принимаем женщин. Одна из главных причин в том, что масонство – консервативная организация и очень редко меняет свои правила и законы. А кто может быть масоном? Свободный человек добрых нравов. Но вопрос свободы для женщины решился по большому счету только в конце прошлого века. Как думаете, в Швейцарии, когда женщинам разрешили голосовать?

— В 80-е?

— В 1991 году. Представляете, они нас учат демократии и правам человека, а сами разрешили женщинам голосовать только в 1991 году – в последнем кантоне. А отсутствие права голоса – один из главных признаков несвободы. Я могу допустить, что через 10, 20, 30 лет в регулярное масонство начнут принимать женщин. Может быть.

— Но женские ложи существуют…

— Да, но это не в регулярном масонстве, это отдельно, как всегда с женщинами, когда они говорят: «Мы сами с усами и хотим делать тоже самое, что и мужчины». Две женские ложи есть в Англии, они сами организовались, и на 99 процентов правила их устава — те же, что и в мужском масонстве. Но туда не принимаются мужчины. В России, к сожалению, таких лож еще нет. Но желающим вступить в масонство женщинам мы помогаем советами, куда обратиться.

— В английскую масонскую ложу можно вступить, не будучи англичанкой?

— Да, конечно.

— Вы говорите, «человек добрых нравов». Как вы узнаете, добрый человек или нет?

— Чтобы вступить в орден, необходимо, чтобы у вас были две рекомендации от мастеров-масонов. Если заявления приходят через интернет, двух рекомендаций нет. Тогда с кандидатом беседуют четыре, пять, шесть человек – братья из ложи. И если два мастера рекомендуют этого человека, то его допускают до опроса под повязкой.

— Что это такое?

— Человек приходит на заседание ложи, работу прерывают, его заводят на работу ложи с завязанными глазами, и в течение часа его опрашивает вся ложа. Задают вопросы – от «родился-женился» до любых философских проблем. Можно сказать, что человека наизнанку выворачивают, потому что принимают в семью – в братство. После этого человека выводят, отпускают и ложа обсуждает и голосует тайно. По нашим правилам, которым более трехсот лет, если три человека из ложи проголосовали против, человека не принимают в масоны. А в ложе может быть и 7 человек, и 300. И если из трехсот три проголосуют против, человека не примут.

— Кто изготавливает масонскую атрибутику в России?

— Мы сдаем в обычные швейные мастерские – они просто делают атрибутику по нашим образцам. Или покупаем за рубежом, в Англии или Франции. Обычный фартук (запон) для обычного мастера стоит порядка 50 евро. А на фартук великого офицера – в зависимости от того, где мы заказываем – цена может доходить до 3500.

— По каким принципам разрабатывается дизайн фартуков?

— Дизайн фартуков уже давний – ему 300 лет. Он зависит от обрядов, по которым работает ложа. А их несколько. Если вы видели, есть фартуки с красной каймой, с голубой, с зеленой. Это просто разные ложи работают по разным обрядам.

— Вы сказали о том, что в пандемию удалось съездить в Казахстан. Как давно там существует ложа?

— Мы материнская ложа для Великой ложи Казахстана. Сейчас они уже абсолютно независимы, но ритуалы и обычаи им передавали мы – так же, как нам их передавала Великая национальная ложа Франции, материнская для нас. Французскую создавала Великая национальная ложа Англии. Так что для нас Англия — бабушка.

— Где еще на постсоветском пространстве есть ложи?

— Великая ложа России является материнской ложи для великой ложи Армении, Великой ложи Азербайджана, Великой ложи Грузии, Великой ложи Казахстана. Масонские ложи также есть в Молдавии и во всех прибалтийских республиках, на Украине. В Белоруссии есть три ложи под юрисдикцией России, это российский дистрикт – внетерриториальное объединение. И есть ложа обычная, то есть первичная, называется достопочтенная, в Бишкеке.

— Если встречаются армянская и азербайджанская ложи, между ними не возникает конфликта?

— К сожалению, Великая ложа Армении и Великая ложа Азербайджана друг друга не признают. Но так как обе Великие ложи были созданы Великой ложей России, на наших ассамблеях часто присутствуют и те, и другие, и между братьями никаких проблем нет. Более того, в Великой ложе России есть и армяне, и азербайджанцы, и турецкие братья.

Загрузка