Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть

ИТАР-ТАСС

ВАС уполномочен оценить

Антон Иванов предлагает пакет поправок в АПК, расширяющих полномочия ВАС в решении корпоративных споров

Роман Баданин (Ростов-на-Дону)

Глава ВАС Антон Иванов озвучил пакет поправок в Арбитражно-процессуальный кодекс, которые расширяют возможность арбитража в разрешении корпоративных судебных войн. Иванов предлагает дать президиуму ВАС право пересматривать решения арбитражей низших инстанций, даже если срок давности по пересмотру уже истек, и снова ограничить круг представителей компаний в арбитражах одними адвокатами. Представители юридического сообщества отнеслись к идеям ВАС с настороженностью.

Революционные новации в арбитражное судопроизводство оглашены в четверг председателем Высшего арбитражного суда Антоном Ивановым на ежегодном совещании судей арбитражной системы в Ростове-на-Дону.

«Следует обдумать возможность расширения полномочий ВАС при пересмотре актов нижестоящих судов, вступивших в законную силу, даже если для такого пересмотра истекли сроки, — объявил Иванов.

Не секрет, что многие компании ведут настоящие судебные войны, предъявляя множество исков по различным основаниям. Подчас некоторые из принятых по таким искам судебных актов своевременно не обжалуются и вступают в законную силу, препятствуя законному и обоснованному решению по другим делам».

Президиум ВАС при пересмотре дела в порядке надзора должен получить право при наличии заявления одной из сторон оценить вступивший в законную силу судебный акт по другому делу, связанному с рассматриваемым, и указать на возможность пересмотра этого акта по вновь открывшимся обстоятельствам, объясняет суть предложения представитель ВАС. «Речь идет о своеобразном преодолении преюдиции судебных актов нижестоящих судов в рамках надзорного производства», — сообщил Иванов.

Президиум с такими ситуациями сталкивается постоянно. «При рассмотрении одного дела мы сталкивались с тем, что к нему привело куда более ранее судебное решение, не могущее быть пересмотренным. И президиум был вынужден намекать в постановлениях всего лишь, что проблема в том деле. Идея давно назрела», — объясняет замглавы аппарата ВАС Андрей Егоров.

По Арбитражно-процессуальному кодексу (ст. 312) заявление о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам должно быть подано не позднее трех месяцев после обнаружения этих обстоятельств (в отдельных случаях срок может быть увеличен до 6 месяцев).

Позиция ВАС вызовет критику со стороны бизнеса и, возможно, части юридического сообщества, признает представитель суда. Соответствующий законопроект с изменениями в Арбитражно-процессуальный кодекс пока не готов, сообщил он.

Критики скажут, что президиум будет по своей воле влезать в уже решенные дела, то есть делать то, от чего наша судебная система уходит, высказывает опасение Егоров. «Решение проблемы кроется в мере, чтобы у президиума было такое право в крайних случаях, — добавил он. — В АПК будут предусмотрены критерии вмешательства».

«Такие нововведения избыточны: они могут привести к нарушению стабильности хозяйственных отношений и повысит непредсказуемость судебной системы», — считает управляющий партнер группы компаний «Налоговый щит» Владислав Брызгалин. По мнению юриста, механизм устранения судебных ошибок и пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам и сейчас функционирует вполне эффективно: оснований для пересмотра судебных решений в АПК достаточно.

Другим предложением Иванова стало внедрение в российскую арбитражную практику принятой в англо-саксонской правовой системе доктрины «снятия корпоративной маски». Предложение направлено на то, чтобы в случае судебных споров устанавливать реальных владельцев бизнеса, пояснили в ВАС.

«Эта доктрина позволяет преодолевать злоупотребления статусом юрлица и взыскивать долги непосредственно с выгодоприобретателей, стоящих за этим юридическим лицом», — объявил Иванов. Это будет шагом «к социальной ответственности бизнеса», считает глава ВАС.

Об этом недавно говорил и Дмитрий Медведев, которого не удовлетворили результаты расследования теракта в аэропорту Домодедово. «В Домодедово разобрались? Кто собственник? Есть ответ?» — возмущался Медведев. Позже правительство жаловалось, что за чередой юрлиц невозможно установить реальных бенефициаров крупнейшего аэропорта.

Предложение направлено на то, что в случае судебных споров устанавливать реальных владельцев бизнеса, технология процесса также не определена, пояснили в ВАС. Функция установление реальных контролирующих бизнес лиц будет возложена на суд, искать этих лиц будут истцы и доказывать в процессе их связь с предприятием, полагает Егоров. По его оценке, на разработку такой поправки в АПК может уйти не менее года.

Фактически речь идет об ответственности владельцев бизнеса за действия созданных ими юридических лиц, объясняет Брызгалин из «Налогового щита»: сейчас, по общему правилу, учредитель юрлица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя или собственника. Это ограничение ВАС и предлагает снять, но применять эту норму, по мнению Брызгалина, следует все же в исключительных случаях.

Еще одна инициатива ВАС касается представительства компаний в арбитражах. Иванов предлагает оставить право представлять участников арбитражного спора в суде только профессиональным адвокатам. «Эффективность современного судопроизводства снижается из-за присутствия непрофессионалов. Мы считаем необходимым уже в ближайшие годы перейти к ведению дел в арбитражных судах только через адвокатов, что потребует введения ограниченной адвокатской монополии», — полагает Иванов.

Как полагает Егоров, ограниченная монополия может заключаться, к примеру, в модели, при которой представление интересов сторон доверено только профессиональным адвокатам в самом ВАСе и в кассации, в судах первой инстанции было бы логично сохранить право физических лиц отстаивать свои права. Суперадвокатская монополия будет встречена обществом в штыки, так как за самые малые вещные споры простых гражданам придется платить адвокатам, опасается он.

Само по себе более четкое правовое регулирование деятельности юристов, установление общих требований, предъявляемых к лицам, защищающим интересы организаций в суде, — это неплохо, признает Брызгалин. Но установление адвокатской монополии не означает автоматического повышение качества услуг, предостерегает юрист.

«Как адвокатская монополия будет устанавливаться, как будет решаться вопрос с доступом к профессии и получением статуса адвоката уже практикующими юристами? Лишение их права быть представителями в суде будет очень похоже на административный передел рынка юридических услуг», — полагает Брызгалин.

Возможно, компромиссным вариантом и здоровой альтернативой созданию адвокатской монополии могли бы стать юридические саморегулируемые организации, по аналогии с регламентацией деятельности аудиторских и строительных организаций, полагает он.

Это не первая попытка установить адвокатскую монополию, напоминает Брызгалин. Первую, предпринятую еще при принятии АПК, он оценивает как неудачную. При вступлении АПК в силу в 2002 году правом на защиту интересов организаций в суде были наделены только адвокаты и штатные юристы организации — эта норма была воспринята и юристами, и бизнес-сообществом негативно и впоследствии признана нарушающей права хозяйствующих субъектов.

«На сегодняшний день Конституционный суд занял позицию, согласно которой компанию в суде может представлять любое лицо, — разъясняет руководитель арбитражной группы компании Vegas Lex Кирилл Труханов. — Но со временем, конечно, нужно вводить определенный барьер, создавать профессиональное сообщество, чтобы оградить клиентов от мошенников».

Последней новацией ВАС стало предложение закрепить в процессуальном законодательстве право ВАС пересматривать в порядке надзора вступившие в законную силу судебные акты «в целях развития права». Инициатива была впервые высказана Ивановым год назад в интервью «Газете.Ru». Законопроект соответствующей поправки в АПК готов, но пока не внесен в парламент, в том числе из-за того что единой позиции судейского сообщества по этому поводу нет, сказал представитель высшего арбитража.