В мире

Обама наверстал упущенное в ходе вторых президентских дебатов с Ромни
Обама наверстал упущенное в ходе вторых президентских дебатов с Ромни
AFP

Обама выиграл дебаты по-кандидатски

Обама наверстал упущенное в ходе вторых президентских дебатов с Ромни

Александр Артемьев

Барак Обама выиграл второй тур президентских дебатов у Митта Ромни. Действующий президент активно защищался и агрессивно нападал на своего республиканского соперника. Главный свой аргумент — не предназначенное для публики признание Ромни о том, что он не будет президентом для 47% американцев-«нахлбеников» — Обама оставил «на потом». Телезрители присудили победу Обаме, но его выигрыш небезоговорочен.

После провального выступления на первых дебатах, по итогам которых три четверти американских телезрителей заявили, что республиканец Митт Ромни одержал победу над Бараком Обамой, нынешнему хозяину Белого дома в ходе второй встречи с соперником, состоявшейся во вторник в Хэмпстэде, штат Нью-Йорк, требовалось показать себя куда увереннее, если не агрессивнее. По общему признанию, Обама справился перед поставленной перед ним задачей.

По итогам полуторачасовых дебатов в актовом зале Университета Хофстра телеаудитория признала победителем Обаму. Вторая встреча проходила в традиционном американском формате «общения с избирателями» — town hall meeting, свободного собрания горожан в здании ратуши. В качестве аудитории, которую требовалось убедить в своей правоте, на дебаты были приглашены несколько сотен жителей острова Лонг-Айленд, не определившихся, за кого будут голосовать.

Опрос CNN, проведенный сразу же после окончания встречи, показал, что 46% смотревших дебаты признали президента победителем, его соперника признали сильнее 39% аудитории. Аналогичный опрос CBS дает Обамы цифры чуть скромнее: счет был 37:30 в пользу хозяина Белого дома.

Политаналитики после первого раунда дебатов повторяли: соперник действующего кандидата всегда находится в более выгодном положении, критикуя оппонента за провалы его работы на протяжении четырех лет. Защищающемуся же главе государства приходится выступать «по-президентски», не отвечая на выпады оппонента в той же провокативной манере. Но тогда Обама переборщил с мягкостью: The Forbes даже задался вопросом, действительно ли президент хочет переизбрания, а наблюдатели называли его выступление «летаргичным» — сейчас ему активно пришлось наверстывать упущенное. По последним опросам общественного мнения, Обама и Ромни практически поровну делят аудиторию, причем Ромни значительно укрепился в 12 штатах, от которых зависит исход голосования в коллегии выборщиков.

По сравнению с плавным первым туром Обама и Ромни постоянно перебивали друг друга, ловили соперника на передергивании и недомолвках, призывали на помощь ведущую дебатов Кэнди Кроули с CNN, чтобы та дала им больше времени для ответов.

Главным объектом атаки со стороны Обамы стало бизнес-прошлое Ромни, успешного инвестиционного финансиста, скопившего $250 млн личного состояния.

«Губернатор Ромни говорит, что у него есть план из пяти пунктов. У губернатора Ромни нету плана из пяти пунктов, у него есть план из одного пункта, и он состоит в том, чтобы гарантировать, что парни наверху будут играть по другим правилам, чем остальные», — последовала первая атака Обамы уже на 5-й минуте дебатов. Он постарался выставить соперника куда более элитистским, чем апеллирующий ныне к центру политического спектра Ромни хотел бы показать, и указывал на скромную 14-процентную ставку налога, который платит республиканец. На вопросы же Ромни о президентской пенсии Обама отрезал: «Я не смотрю на свою пенсию. Она не такая большая, как у вас».

Но Обама выдержал до своего финального слова — так, чтобы у Ромни не было шансов ответить, — чтобы упомянуть о «47%» — именно такую долю населения Ромни неудачно назвал на закрытой встрече с донорами кампании «нахлебниками».

«Подумайте, о ком он говорит», — призвал Обама, перечислив получателей выплат по программе соцстрахования, которые «работали всю свою жизнь», ветеранов, которые «жертвовали собой ради этой страны», студентов, солдат, людей, «тяжко трудящихся каждый день».

Дебатеры схлестнулись по поводу правительственного плана по поддержке автомобильной промышленности 2009 года, в результате которого контрольный пакет акций General Motors оказался у государства. «Он продолжает говорить (мне): вы хотите довести Детройт до банкротства. Ну что ж, это президент довел Детройт до банкротства, — говорил Ромни. — Вы сделали General Motors банкротом. Вы сделали Chrysler банкротом. И когда вы говорите, что я хочу обанкротить автомобильную промышленность, вы говорите о том, что уже сами сделали».

В ответ Обама обвинил Ромни во лжи: «То, что говорит губернатор Ромни, попросту неправда. Он хотел обанкротить (предприятия), не предоставляя им возможности остаться на плаву. В результате мы потеряли бы миллион рабочих мест».

Республиканец пытался вынудить Обаму оправдываться за высокую безработицу и скромные цифры экономического роста. «Он продолжает говорить: посмотрите, я создал 5 млн рабочих мест, и это после того, как 5 млн рабочих мест были потеряны, — ругал демократа Ромни. — Если обобщать, безработица в этой стране так и не была сокращена».

Обама больше говорит, чем делает, убеждал бывший губернатор Массачусетса: «Президент пытался, но его политика не сработала. Он выдающийся оратор, когда описывает свои планы и свое видение. Это прекрасно до тех пор, пока мы не посмотрим на итоги, и итоги показывают, что он оказался не в состоянии сократить дефицит, реформировать Medicare (главная американская программа медстрахования. — «Газета.Ru») и соцстрахование так, чтобы сохранить их, вернуть нас на путь растущих доходов, который нам требуется».

Ромни постарался использовать прием Рональда Рейгана, подкосившего в 1980 году на дебатах Джимми Картера: тот задал американцам простой вопрос, стали ли они жить лучше за последние четыре года.

Вторя лозунгу, громко звучавшему еще в ходе национального съезда республиканцев в Тампе в конце августа, «страна не выдержит еще 4 года при Обаме», Ромни объявил: «Если вы изберете президента Обаму, вы знаете, что получите — получите повторение последних четырех лет. Средний класс оказался подкошен политикой президента, который не понял, что требуется сделать для того, чтобы экономика вновь заработала».

Кандидаты сделали лишь небольшое отступление от экономических тем, разругавшись по поводу гибели в Ливии американского посла Криса Стивенса и последующей неразберихой в дипслужбах, спихивавших друг на друга ответственность за огрехи в безопасности.

Обама обрушился на соперника за то, что команда Ромни эксплуатирует для сбора политических очков историю с гибелью посла Стивенса в Бенгази.

«Предположения, что кто-то из моей команды, будь то госсекретарь, наш посол при ООН, кто-либо из команды, стали бы играть в политику или увиливать после того, как мы потеряли четверых своих сослуживцев, это, губернатор, оскорбительно, — грозил Обама пальцем Ромни. — Так мы не поступаем. Так не поступаю я как президент, так не поступаю как главнокомандующий». Либеральные комментаторы сразу же дополнили президентское выступление сравнением нынешней реакции республиканцев на террористическую атаку в Ливии с тем, как повели себя демократы после терактов 11 сентября 2001 года в США: к Джорджу Бушу-мл. тоже могло бы быть множество вопросов, но демократы пожертвовали политической выгодой ради сплочения нации.

«Я президент, и я единственный несу ответственность (за жизнь сотрудников дипкорпуса), поэтому нет никого, кто был бы более заинтересован в том, чтобы точно знать, что случилось», — продолжил Обама.

Перепалка между соперниками впечатлила наблюдателей. «Если вы хотели видеть президентских кандидатов, борющихся за рабочее место, если вы хотели страстного диалога по темам, которые имеют значения, во вторник вечером вы получили того, чего хотели. Но, если вы хотели вежливости, вы не у дел», — отмечает Рон Фурнье из The National Journal.

Никто из аналитиков не посчитал эти дебаты историческими, все они припоминают, что Джордж Буш-мл., например, проиграл в 2004 году все три раунда дебатов Джону Керри, но выиграл выборы с большим преимуществом. «Вопрос, вне зависимости от того, кого вы считаете победителем, заключается в том, сможет ли уверенное выступление Обамы изменить динамику гонки, которую она приобрела после первых дебатов. В каком-то смысле — да, оно предотвратило крах, который последовал бы, если бы президент дважды подряд выступил провально. За пределами этого не думаю, что эти дебаты много что изменили», — пишет Стэнли Куртц из The National Review.