В мире

Джон Керри презентовал свою программу перед сенаторами
Джон Керри презентовал свою программу перед сенаторами
Jonathan Ernst/Reuters

Перезагрузка перезагрузки

Будущий госсекретарь США Джон Керри презентовал свою программу перед сенаторами. Повестка отношений с Россией — Иран, КНДР, Сирия, оружие

Георгий Лазарев, Мария Макутина, Денис Ермаков

Глава сенатского комитета по международным делам Джон Керри выступил в четверг на слушаниях в этом комитете уже в качестве кандидата на пост главы госдепартамента. Керри намерен сотрудничать с Россией по международным вопросам в тех регионах, где у нее еще осталось какое-то влияние с советских времен. Москва нужна Вашингтону для урегулирования проблем ядерных программ Ирана и КНДР, завершения сирийского конфликта и афганской операции, сокращения СНВ. По мнению экспертов, внешняя политика Обамы при новом госсекретаре не претерпит серьезных изменений. Россия все больше превращается в периферию для американской внешней политики.

Глава сенатского комитета по международным делам Джон Керри, номинированный президентом Бараком Обамой на должность главы госдепартамента, в четверг в течение четырех часов отвечал на вопросы своих коллег о будущей внешней политике США, сообщает Politico.

По окончании слушаний большинство сенаторов поддержали кандидатуру Керри, и нет никаких сомнений, что именно он возглавит госдепартамент, сменив на этом посту Хиллари Клинтон.

Справка:

Герой Вьетнама и оппонент Буша

Джон Керри является главой сенатского комитета по международным делам и членом Демократической партии США. С 21 декабря 2012 года...

В сенате Керри говорил и о взаимоотношениях с Россией. Он отметил, что в последнее время в них наметилось охлаждение, но выразил надежду, что ситуацию можно исправить.

«У нас есть почва для возвращения отношений с Россией на прежний уровень, на тот, на котором они были год-два назад. Мы сможем восстановить отношения», — цитирует РИА «Новости» Керри.

По его словам, отношения ухудшились после принятия Москвой закона о запрете усыновления сирот американскими семьями (Закон «Димы Яковлева» — Газета.RU»). Но Керри надеется на сотрудничество с Россией по многим вопросам.

«Россияне являются нашими партнерами, мы зависим или полагаемся на них во многих вопросах: Сирия, санкции против Ирана, разоружение, СНВ (договор об ограничении стратегических наступательных вооружений. — «Газета.Ru») , КНДР, ВТО. И во многих вопросах их позиция крайне важна для нас», — заявил Керри, обозначая таким образом повестку российко-американских отношений.

Что касается сирийского конфликта, будущий госсекретарь отметил, что не видит принципиальных разногласий с Москвой по поводу режима президента Башара Асада.

«Мы считаем, что оппозиция должна получить власть как можно скорее и Башар Асад должен уйти. Россия, если упростить ее позицию, также считает, что Асад должен уйти, но у россиян другой подход к способам и временным рамкам. Моей задачей как госсекретаря будет объединить позиции всех «игроков» и выработать общее мнение», — отметил Керри.

По словам будущего госсекретаря, США намерены активизировать диалог с Россией по поводу сокращения тактических вооружений. При этом Керри не сказал ни слова по одному из самых болезненных для Москвы вопросов во взаимоотношениях с США: развертыванию в Европе новой системы ПРО.

В отличие от Советского Союза, у которого с США объективно имелась широкая двусторонняя международная повестка, Россия уже давно не является для Вашингтона ключевым направлением во внешней политике, как, например, растущий Китай или проблемный Ближний Восток. США планируют обсуждать с Москвой лишь те отдельные вопросы, влияние на которые досталось России в наследство от СССР. В решении этих проблем Москва может быть полезна Вашингтону.

«Согласно представлениям Обамы, Россия не приоритет сама по себе, но важный элемент для решения нескольких приоритетных вопросов. Керри сегодня в своем выступлении ровно то и повторил, что нам с русскими надо продолжать диалог», — сказал «Газете.Ru» редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Это — Иран, Сирия, Афганистан (а также ядерная проблема КНДР — «Газета.Ru»)».

Какой-то другой большой роли для Москвы в американской внешней политике у Обамы на данный момент нет (за исключением проблемы ПРО в Европе, однако на включении ее в повестку переговоров настаивает только Россия).

«То есть Россия ценна не сама по себе, как когда-то Билл Клинтон хотел трансформировать ее (в 90-е при Борисе Ельцине — «Газета.Ru»), а Джордж Буш еще что-то хотел сделать (проводя политику интервенционализма, в том числе на территории СНГ, которую Москва считает своей зоной влияния — «Газета.Ru»), Обама с Россией ничего делать не хочет. Россия – это очень важный инструмент. Так что я думаю, ничего в этом подходе не изменится», — говорит Лукьянов.

При этом эксперт отмечает, что сейчас общая атмосфера в отношениях между странами другая, и «пока непонятно, удастся ли преодолеть нынешний кризис в отношениях, который не материальный, а сугубо идеальный, кризис взаимного восприятия».

Справка:

Песков предложил Обаме танго

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков 23 января дал интервью американскому изданию National Interest. Отвечая на первый...

Напомним, отношения между двумя странами обострились после того, как США приняли «Акт Магнитского», который предусматривает визовые и экономические санкции в отношении россиян, причастных, по мнению американских властей, к нарушениям прав человека. Еще сильнее они испортились после того, как Россия приняла в ответ «закон Димы Яковлева», который ввел запрет на усыновление американцами российских детей, а также запрет на работу в России НКО, финансируемых из США.

«Администрация Обамы будет стремиться к той форме взаимодействия, которая была в период «перезагрузки», то есть искать выгодные размены, там, где это возможно», — предполагает Лукьянов.

В таком прагматичном подходе к Москве, Вашингтон вряд ли будет усиливать прямое влияние на внутриполитические процессы внутри России.

«США не могут полностью абстрагироваться от внутренней политики в России, потому что их политическая самоидентификация испокон веков основана на том, что они считают свою модель правильной и считают возможным указывать другим странам, это часть американской политической культуры», — считает Лукьянов. При этом, по его мнению, Обама в наименьшей степени из всех президентов последнего десятилетия склонен к тому, чтобы вмешиваться в чьи-то внутренние дела. «Он этого делать не хочет, потому что считает, что изменить Америка кого-нибудь не может. Лучше находить пересечения там, где американцам надо», — заключает аналитик.

В ходе выступления Керри в сенатском комитете взаимоотношения Вашингтона и Москвы также не были главной темой.

Будущий госсекретарь много говорил о ситуации вокруг ядерной программы Ирана.

«Учитывая наш огромный интерес к нераспространению ядерного оружия, мы должны решить проблемы, касающиеся иранской ядерной программы», — цитирует Керри издание Politico. Он добавил, что американцы приложат все усилия, чтобы предотвратить создание Тегераном ядерного оружия, но действовать намерены путем переговоров.

Керри пришлось выслушать критику в адрес своего предшественника на посту госсекретаря по поводу убийства американского посла в ливийском Бенгази в 2012 году, причем будущий секретарь защищал Клинтон, которая в середине недели выступила в конгрессе с докладом по этому инциденту. Именно позиция по обстоятельствам убийства американских дипломатов стоила поста госсекретаря представителю США в ООН Сьюзан Райс, первоначально именно ее Обама собирался выдвинуть на пост главы госдепартамента. Однако заявления Райс о том, что инцидент в Бенгази являлся стечением обстоятельств и нападение не было спланировано боевиками заранее (о чем американские власти были предупреждены) , сенаторы посчитали намеренным введением американской общественности в заблуждение.

Спрашивали сенаторы у Керри и про взгляды будущего министра обороны страны Чака Хейгела, который ранее был республиканцем, а теперь займет один из ключевых постов в правительстве демократа Обамы. Керри назвал Хейгела «сильным экс-сенатором и патриотом, который станет сильным министром обороны».

Будущий глава госдепартамента говорил и о киберугрозах, с которыми в будущем могут столкнуться как Соединенные Штаты, так и все мировое сообщество. Он назвал кибератаки оружием, «эквивалентным ядерному в XXI веке».

«Мы должны участвовать в кибердипломатии, чтобы в ходе переговоров установить общие правила поведения, которые должны помочь нам справиться с этим вызовом», — отметил Керри. Он добавил, что кибератаки несут угрозу энергосистеме, системам управления и связи.

Говорил Керри и о глобальных климатических проблемах, он давно известен как сторонник решения проблемы на мировом уровне и выступает за снижение выбросов в окружающую среду и разработку альтернативных источников энергии. Позиция Керри, которого Politico называет «мистер Климат», была подвергнута критике в комитете республиканцами, несколько сенаторов назвали этот вопрос «второстепенными» в числе приоритетов внешней политики США. Напомним, США до сих пор не подписали Киотские соглашения по ограничению вредных выбросов в окружающую среду.

После слушаний большинство сенаторов заявили о поддержке кандидатуры Керри, который занимал пост председателя комитета сената по международным делам с 2009 года. Комитет может официально одобрить кандидатуру Керри на должность главы госдепартамента уже в следующий вторник.

Заведующая кафедрой прикладного анализа международных проблем Татьяна Шаклеина считает, что внешняя политика США во второй срок Обамы, вряд ли, будет меняться. «Керри, он демократ, либерал, умеренный человек, который не высказывал резких суждений. Керри вынужден будет действовать в ситуации, когда надо будет завершать дела, начатые до него – завершить дела в Афганистане, Ираке, Сирии, хотя Керри человек не воинственный, сторонник более спокойной политики», — отмечает она.

Согласен с такой позицией и Федор Лукьянов. Но свой вывод он делает, исходя из практики работы предыдущей администрации Барака Обамы, когда стало понятно, что внешнюю политику определяет именно президент, а не госсекретарь.

«Даже при том, что прежним госсекретарем США была Хиллари Клинтон, человек большого политического веса, она полностью выполняла предписания, которые определял Белый дом. В случае с Керри, я думаю, это будет еще более очевидно,

тем более что Керри по своим взглядам гораздо ближе к Обаме, чем была Хиллари, — считает Лукьянов. — Керри, как и Обама, человек умеренный, осознающий, что США должны проводить свою политику не столь напористо, как при Джордже Буше, а искать способы рентабельных, экономных решений проблем. Поэтому Обама выбрал его на эту должность».

Действительно, госсекретарь США Кондолиза Райс (2005-2009) в администрации Джорджа Буша-младшего играла несравнимо большую роль в определении приоритетов американской внешней политики. И, пожалуй, делила свое влияние в этой сфере только с вице-президентом Диком Чейни, который с 1969 года успел поработать в администрациях четырех президентов США. Хиллари Клинтон же в большей степени была командным игроком в команде Обамы.