Новости

Отложить автоматы: к чему привел конгресс по Сирии в Сочи

Сочинский диалог по Сирии поможет женевскому

Прошедший на этой неделе в Сочи Конгресс сирийского национального диалога получил прогнозируемо противоречивые оценки. Госдеп и Пентагон выразили скепсис, Генсек ООН выразил России благодарность за его проведение, в Москве и Дамаске отмечают важность создания конституционной комиссии, в которую вошли представители как властей, так и оппозиции. Эксперты считают, что теперь важно вовлечь в процесс все стороны конфликта.

«Сверкание надежды и биение сердца — флаг, объединяющий нашу дружную страну», — звучат слова сирийского гимна, которые спонтанно в конце Конгресса сирийского национального диалога пропели делегаты, многие из которых еще несколько месяцев назад, возможно, стреляли друг в друга. Телевизионная картинка российского телеканала с поющими гимн мужчинами в светских костюмах и национальной арабской одежде наверняка согрела душу организаторам конференции — России, Турции и Ирану.

Известно, что российская сторона позиционировала конгресс как первую с начала сирийского конфликта в 2011 году попытку собрать на одной площадке такой широкий состав участников, включающий в себя представителей разных слоев сирийского общества.

Спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев рассказал журналистам, что

главным итогом встречи в Сочи, в которой приняло участие более 1500 человек из числа представителей оппозиции и правительства, стало создание конституционной комиссии.

Она должна выработать новую конституцию Сирии, которая определит политическое послевоенное устройство страны. Как отметил Лаврентьев, создание комиссии поможет «найти рациональное зерно, чтобы запустить конституционную реформу».

При этом российский дипломат не упустил возможность хотя и дружески, но уколоть спецпредставителя генсека ООН по Сирии Стаффана де Мистуру. Обращаясь к де Мистуре, Лаврентьев отметил, что до Сочи все усилия на этом пути были «тщетными». «У Стаффана, к сожалению, не получалось», — сказал Лаврентьев.

В этих словах российского представителя сквозила явная критика в сторону переговорного процесса в Женеве, где долгие переговоры между сторонами действительно не привели к значимому результату. Впрочем, и Москва, хотя и добилась военных успехов в Сирии, пока может похвастаться лишь скромными политическими результатами в политическом урегулировании в этой стране.

Без Путина Сочи не Сочи

Российской стороне действительно удалось собрать в Сочи представителей различных политических сил, в том числе и тех, кто представляет военное крыло оппозиции.

Москва пригласила на конгресс более 1600 человек, в том числе представителей сирийских властей, политическую оппозицию, а также членов гражданского общества и представителей нацменьшинств — в том числе курдов, езидов, друзов и туркоманов.

Представители Сирийского Курдистана 28 января сообщили агентству РИА «Новости», что не получали приглашение на мероприятие. Многие влиятельные оппозиционеры, опирающиеся на поддержку таких влиятельных игроков, как Вашингтон и Эр-Рияд, в Сочи тоже не прибыли.

Как рассказал «Газете.Ru» эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Антон Мардасов, такой бойкот привел к тому, что все представители оппозиции, приехавшие на конгресс, представляли собой «марионеточные» организации и движения, на самом деле лояльные президенту Сирии Башару Асаду.

«Изначально было понятно, что никто из реальной вооруженной оппозиции в Сочи не приедет, потому что на протяжении всего конфликта они отказывались сесть за один стол с марионеточной оппозицией, боясь, что их уравняют в правах», — объяснил он «Газете.Ru».

Недовольство определенными участниками выразила и турецкая сторона. Претензии Анкары коснулись участия в конгрессе лидера турецкой группировки «Революционная народно-освободительная партия-фронт» (DHKP-C) Михрача Урала, которого турецкие власти считают террористом.

В этой связи итоги конференции стоит оценивать двояко, отметил в разговоре с «Газета.Ru» ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик. «Итоги конференции в Сочи отражают характер политического урегулирования — в нем будут проблемы. Сочи, с одной стороны, стал частичным успехом из-за способности продолжать двигаться вперед, к Женеве. С другой стороны, Сочи был неудачей из-за отсутствия полного представительства сирийской оппозиции. С точки зрения Москвы, те, кто присоединится к процессу, будут партнерами. А остальные — время покажет».

Знакомые с ситуацией эксперты отмечают, что определенное внимание к конгрессу было потеряно после того, как ключевые участники поняли, что на нем не будет президента России Владимира Путина.

Участие главы российского государства смогло бы серьезно повысить значимость события. «Все, кто собирался поехать под авторитет первого лица, решили не ехать»,

— говорит историк-востоковед, специалист по Сирии Владимир Ахмедов.

При этом Ахмедов отмечает позитивное значение конгресса даже в том виде, как он прошел. Россия, по его словам, больше всех сегодня заинтересована в начале мирного процесса в Сирии. «Чем больше дипломатии, тем меньше воюют. Позитивно, что договорились по созданию конституционной комиссии — большего достигнуть и не могли бы», — говорит Ахмедов.

По мнению эксперта, атмосфере на конгрессе помешал и общий негативный фон, связанный с «кремлевским списком», опубликованным в день проведения конгресса в Сочи.

С оценкой значения конгресса согласен и заместитель председателя ассоциации российских дипломатов востоковед Андрей Бакланов. По его словам, расклад сил, представленных в Сочи, «отражает реальную ситуацию», которая сложилась на сегодняшний момент.

Еще одним позитивным фактором эксперт считает, что «от разговоров перешли к делу». «Комиссия выдвигается в качестве конкретной идеи того, как будет работать мирный процесс. В ней можно предвидеть, как будут работать властные структуры, и если все правильно, то присоединятся все», — уверен Бакланов. Он добавил, что нужно идти по пути «присоединения тех, кто готов участвовать». «Надо прекратить зазывать всех бесконечно», — уверен при этом эксперт.

И мало ему конституций

Вопрос принятия новой конституции в конечном итоге будет ключевым для политического процесса в Сирии. Обсуждение конституционной реформы — важнейшая часть резолюции ООН 2254.

Стоит отметить, что последняя конституция страны принята в 2012 году и содержит многие демократические принципы. Возможно, именно она будет взята за основу нового основного закона.

Ключевыми вопросами являются вопросы нового территориального устройства и президентской власти. Многие представители оппозиции настаивают на превращении Сирии из президентской в парламентскую республику, а также на изменении ее территориального устройства с учетом сложившегося положения.

Этот вопрос один из самых болезненных, отмечает востоковед Ахмедов. В любом случае принятый документ будет переходным. Вопрос также и в том, кто будет обеспечивать соблюдение правил. «Сами сирийцы или внешние игроки?» — задается вопросом Ахмедов.

Свой вариант конституции для Сирии уже написала Россия. Он предполагает сохранение в стране президентской республики, хотя из проекта убрано упоминание слово «арабский», а также не упоминается «ислам» как «религия президента».

Это рассматривается как реверанс в сторону курдов, для которых предусмотрена автономия. В то же время, как писал ранее на сайте Международного центра Карнеги Леонид Исаев, конституция явно направлена на укрепления власти Асада.

«По-иному и быть не могло. В сирийском конфликте Россия сразу заняла сторону Асада, и все ее действия по урегулированию конфликта — военная операция в Сирии, а теперь создание новой площадки для проведения мирных переговоров — нацелены именно на сохранение нынешнего режима», — говорит эксперт РСМД Мардасов.

При этом, несмотря на то, что Асад де-факто победитель конфликта в Сирии, доверием у большинства оппозиционеров он не пользуется. Военная победа президента достигнута лишь при помощи России, и его власть не простирается дальше Дамаска, утверждают его противники. Политической системы, которая действовала в Сирии до войны и строилась на власти правящего меньшинства алавитов, уже нет, и вряд ли она может быть воссоздана в прежнем виде.

Вне зависимости от того, будет ли принят российский вариант конституции или нет, оппозиционерам все равно придется иметь дело с Асадом. «Оппозиция не любит власть, но пока эта власть существует, с ней надо разговаривать», — говорит Ахмедов. Другого лидера на замену пока не просматривается. Эксперт полагает, что такой фигуры нет ни у России, ни у Ирана, ни у США.

В США и в ЕС на усилия России в политическом урегулировании смотрят сдержанно. Высокопоставленный европейский дипломат ранее сказал «Газете.Ru», что переговоры в Сочи и Астане должны рассматриваться как часть Женевского процесса.

В Москве это хорошо понимают, несмотря на легкую критику переговоров в Женеве. Глава МИД Сергей Лавров отметил по итогам конгресса, что он стал «очень сильной поддержкой «Женевы». Замглавы ассоциации российских дипломатов Михаил Богданов отмечает вместе с тем, что как «дисциплинированный член ООН» Москва признает женевский формат, но добавляет, что «эффективности от Женевы мы не видели».

Эксперты полагают, что переговоры о будущем политическом устройстве Сирии будут продолжаться достаточно долго. Стремясь к миру в Сирии на своих условиях, Москва готова к компромиссам, но не будет забывать о собственных интересах.

«Наверняка подспудно подразумеваются и вполне насущные интересы, направленные на использование сирийской инфраструктуры для выстраивания дальнейшего сотрудничества с Дамаском. Думать надо наперед — стороны так и поступают. Полагаю, что сирийское правительство было бы не против возобновить довоенный уровень контактов со своими соседями, а, может быть и увеличить его. Сирия в геостратегическом смысле располагается весьма выгодно», — считает эксперт-востоковед Юрий Мавашев.