В мире

Министр финансов США Стивен Мнучин выступает в Белом доме, 23 февраля 2018 года
Министр финансов США Стивен Мнучин выступает в Белом доме, 23 февраля 2018 года
Jonathan Ernst/Reuters

Почему США активизировали борьбу с офшорами

Что стоит за отказом прибалтийских банков от работы с нерезидентами

США медленно, но верно стараются переводить международные финансовые потоки на свою территорию. Посредников в других странах «выключают» с помощью борьбы с офшорами, понижения рейтингов и административного давления, как это недавно произошло в Латвии, где был закрыт третий по величине банк. Наблюдатели полагают, что американские власти действуют в интересах своего банковского лобби.

Банки Эстонии, Латвии и Литвы перестанут вести дела с нерезидентами, потому что не могут себе позволить связанные с этим риски, заявил недавно Эркки Раазуке, управляющий Luminor Group, объединением Nordea Bank AB and DNB Bank.

По его словам, речь в большинстве случаев идет о «механизме саморегуляции». «Этот бизнес не выглядит стабильным и уже некоторое время таковым не является, — цитирует Раазуке Bloomberg. — Вопрос будет закрыт, когда доля нерезидентов сократится до 5% или меньше».

В начале года третий по величине банк Латвии — ABLV Bank — был закрыт после обвинений США в незаконных операциях, а глава Банка Латвии был ненадолго задержан по обвинению в коррупции (но потом отпущен). Под давлением с Запада власти Латвии потребовали от всех банков страны прекратить обслуживание «потенциально неблагонадежных нерезидентов» - то есть, клиентов из стран бывшего СССР.

«Финансовые сделки с резидентами третьих стран всегда заставляют задаваться вопросами: нужны ли мы как безопасный банк или как способ ухода от налогов?— говорит Раазуке. — Это не делает клиентов плохими по определению, но возможно, что среди них есть те, кто прячет свои активы или прямо нарушает закон».

Латвии, правда, приходится расплачиваться стремительным оттоком капитала из страны.

В результате общий объем вкладов в местных банках только в марте уменьшился на 1,209 млрд евро или 6,2% - до 18,176 млрд евро. Об этом свидетельствуют данные Комиссии рынка финансов и капитала (КРФК), которые приводит BaltNews.lv.

Кстати, есть над чем задуматься и Казахстану — особенно после того, как в США в конце прошлого года были арестованы активы Национального фонда республики на сумму $22,6 млрд по иску бизнесмена из Молдавии.

Действия против прибалтийских банков хорошо укладываются в общую стратегию США по борьбе с оффшорами. Сюда же можно отнести недавние решения Великобритании о тщательном анализе происхождения денег всех иностранных инвесторов. Правда, это не мешает числиться в списке оффшоров британскому острову Гернси, заморским территориям королевства Кайману и Виргинским островам, Американским Виргинским островам и нескольким штатам США. Эти территории широко открывают двери для бизнеса со всего мира.

И, конечно, в первую очередь, для капиталов, вытесненных самими США из некогда «тихих гаваней» в других странах, например, государствах Прибалтики.

Вместе с этим эксперты отмечают, что часть финансовых потоков из Прибалтики ушла вовсе не в США, в белорусские кредитные учреждения. В частности, об этом сообщает крупнейший белорусский портал tut.by. Его источники сообщают, что в местные банки поступает все больше подобных запросов.

Очевидно, Белоруссию изгнанные из Прибалтики бизнесмены не рассматривают как страну, готовую по первому зову США налагать санкции на свои банки. Но против таких государств есть другой механизм - «большая тройка» мировых рейтинговых агентств, все родом из США. Они «обожглись» на кризисе 2008 года, выставляя наивысшие рейтинги как впоследствии оказалось не вполне благонадежным финансовым институтам, в результате чего вынуждены были выплачивать американским регуляторам многомиллиардные штрафы. Теперь они часто действуют по принципу «как бы чего не вышло», снижая рейтинги банкам по малейшему негативному поводу. Правда, в основном это касается некрупных организаций за пределами Штатов или стран, придерживающихся независимой политической линии.

В результате действия инвесторов все чаще расходятся с рекомендациями агентств. В минувшем марте два агентства «большой тройки» S&P и Fitch поставили России низший инвестиционный рейтинг ВВВ-, что не помешало российскому Минфину успешно разместить еврооблигации на 4 млрд долларов. Около трети бумаг купили американские инвесторы. Крупные казахстанские банки, которым несколько лет назад снижали рейтинги, тоже чувствуют себя в целом неплохо.

Наблюдатели в связи с этим констатируют, что американцы фактически переводят международные финансовые потоки на свою территорию.

Более того – некоторые страны, прежде всего, Россия, Китай и Казахстан – создали и развивают собственные рейтинговые агентства. Китай в свете запущенной Дональдом Трампом торговой войны вообще, похоже, не знает, каких еще неожиданных действий и шагов стоит ждать от своих американских партнеров. И в этом смысле мотивация Пекина наращивать эту финансовую автономию от США только возрастает. КНР уже троллит США, то, как в январе 2018 года, снижая рейтинг Америки до уровня Туркмении, то, как три года назад, ставя российский рейтинг выше американского. Шутки шутками, но российские рейтинги уже учитываются инвесторами, а казахстанское «Рейтинговое агентство регионального финансового центра города Алматы» еще год назад подписало соглашение с Thomson Reuters.

Характерно, что именно Россия и Китай выступили учредителями собственных рейтинговых агентств, а банки этих стран взяли курс на постепенный отказ от доллара.

Немаловажное значение для Пекина, Москвы, Астаны и Минска имеет и та степень политического суверенитета, которая может быть достигнута благодаря некоторой финансовой автономии от США. Кажется, никто не хочет ссориться с Америкой по-настоящему, но возможность торговаться никому еще не мешала.

В конечном итоге может случиться так, что США, одерживая тактические успехи, в стратегическом плане могут оказаться в итоге проигравшей стороной, подталкивая «несогласных» к созданию собственной финансовой экосистемы, где нет диктата тройки международных агентств и безусловного главенства доллара.