Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

Свои цели: как Трамп продал Мадуро за голоса

Гуайдо назвал смену власти в Венесуэле выгодной для России и Китая

Вице-президент США Майк Пенс и сенаторы-республиканцы от Флориды примут участие во встрече с венесуэльскими беженцами, проживающими в Майами. Это мероприятие преследует не только внешнеполитические, но и внутренние целей: голоса латиноамериканцев из Флориды могут повлиять на исход президентских выборов в 2020 году. При этом главная цель США — исключить влияние России и Китая в регионе, хотя венесуэльская оппозиция уверяет, что смена режима выгодна Москве.

Вице-президент США Майк Пенс в пятницу посетит Флориду, чтобы пообщаться с беженцами из Венесуэлы, сообщает телеканал CBS News со ссылкой на заявление неназванного представителя Белого дома.

«Пенс выступит в поддержку народа Венесуэлы и подтвердит непоколебимое содействие его борьбе за свою свободу со стороны США», — говорит представитель администрации. Встреча пройдет в одном из религиозных центров Майами на юго-востоке штата, где за последние 20 лет сформировалась прочная диаспора выходцев из Венесуэлы, бежавших из страны после прихода к власти Уго Чавеса.

Встреча пройдет в формате круглого стола с участием «венесуэльских изгнанников и лидеров общины, среди которых — политзаключенные и бывшие должностные лица, вынужденные покинуть свою страну из-за политических преследований». Среди них наверняка будет и бывший мэр одного из пригородов Каракаса Рамон Мучачо, бежавший из страны в Майами после того, как был приговорен к 15 месяцам заключения за то, что не мог остановить антиправительственные акции протеста, а также другие венесуэльские политики-диссиденты.

Согласно заявлению Белого дома, Пенс выслушает их личные истории и узнает «об их усилиях, прикладываемых для восстановления свободы и демократии в Венесуэле».

Майк Пенс на данный момент является ключевой фигурой по Венесуэле в Белом доме.

Разделение по регионам — стандартная практика для администрации Трампа. Так, например, советник по нацбезопасности Джон Болтон условно «отвечает» за связи с Россией, госсекретарь Майк Помпео — за КНДР.

То, что ответственность за венесуэльский вопрос на себя взял второй человек в США, может говорить о важности этой проблемы для Белого дома. У Пенса к настоящему моменту уже сформировался «опыт» критики властей этой латиноамериканской страны. Начиная с 2017 года он начал активно высказываться по ситуации в Венесуэле и даже обвинял правительство Мадуро в финансировании «каравана мигрантов», за что венесуэльский лидер назвал его «сумасшедшим экстремистом».

Подобные резкие заявления Пенс делал также и в адрес России или Китая, однако именно в конфликте с Венесуэлой вице-президент играет свою первую полноценную международную роль.

Примечательно, что Пенс не имеет каких-либо крепких связей в Латинской Америке и не владеет испанским языком.

Хотя последнее в каком-то смысле можно воспринимать как преимущество. В недавнем обращении к венесуэльскому народу Пенс сказал несколько слов по-испански, что могло вызвать дополнительные симпатии к политику, не владеющему этим языком.

Признанию США лидера венесуэльской оппозиции Хуана Гуайдо исполняющим обязанности президента страны предшествовала активная дипломатическая работа под руководством Пенса. Это он работал с послом США в Организации американских государств Карлосом Трухильо, чтобы подготовить почву для исключения Венесуэлы из этой организации. В итоге руководство ОАГ было в числе первых, кто официально признал власть венесуэльской оппозиции. Более того, по данным The Wall Street Journal,

Гуайдо объявил себя и.о. президента именно после звонка Пенса, который пообещал ему поддержку Вашингтона, если он «перехватит бразды правления» у Мадуро.

После того, как политический кризис в Венесуэле перешел в горячую стадию, Пенс только активизировал свою деятельность. Не проходит практически ни дня, чтобы вице-президент не сделал громкого заявления или не принял участия в важной встрече по Венесуэле.

30 января, например, он провел встречу с представителями венесуэльской оппозиции, а именно с с временным поверенным в делах Венесуэлы в США Карлосом Веккьо и послом латиноамериканской республики в Группе Лимы Хулио Борхесом, которых на эти посты назначил Гуайдо.

На фоне подобных переговоров встреча с венесуэльскими беженцами в Майами кажется второстепенной, однако это мероприятие имеет высокую значимость для внутренней повестки США. Об этом говорит и тот факт, что участие в ней, помимо Пенса, примут видные деятели Республиканской партии, а именно — сенаторы-республиканцы от Флориды Рик Скотт и Марк Рубио. Последний, по данным издания Politico, даже изменил свое расписание ради участия в этой встрече.

Это мероприятие, по сути, уже является частью предвыборной программы Трампа к выборам 2020 года во Флориде — постоянно колеблющемся штате, в котором победу той или иной партии могут решить лишь несколько тысяч голосов.

«Администрация Трампа и республиканцы в целом используют венесуэльскую диаспору, которая концентрированно проживает во Флориде, чтобы получить дополнительные голоса на президентских выборах 2020 года»,

— отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

Примерно 17% зарегистрированных во Флориде избирателей — латиноамериканцы, многие из них — венесуэльцы.

На сегодняшний день в Майами существует крупная венесуэльская община, венесуэльцы издают собственные испаноязычные газеты, и у них даже есть три местных телеканала. В штате работают венесуэльские книжные магазины, культурные центры, рестораны, ночные клубы.

Примечательно, что беженцы из Венесуэлы в среднем богаче и образованнее многих других иммигранты, что повышает их шансы на легальный переезд в США.

Только по официальным данным за 2017 год во Флориде проживали более 200 тыс. выходцев из Венесуэлы. При этом их число постоянно растет. Организация The Human Rights Watch осенью 2018 года писала, что большинство запросов о предоставлении американского убежища поступает именно от венесуэльцев — их число приближается к 100 тыс. человек.

Для сравнения: перевес Дональда Трампа перед Хиллари Клинтон в штате на президентских выборах 2016 года составил всего 113 тыс. голосов.

Еще в конце 2017 года WSJ писала, что

венесуэльцы меняют политический климат во Флориде, как в годы революции на Кубе это делали кубинские иммигранты.

Однако пока этого так и не произошло, считает научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор Лукьянов: «Голоса венесуэльских мигрантов — не такой крупный электоральный фактор».

В то же время эксперт отмечает, что та же самая кубинская диаспора, которая также симпатизирует венесуэльской оппозиции, как раз очень важна для выборов во Флориде.

Многие представители этой диаспоры успешно ассимилировались в американское общество, став крупными политиками, которые продвигают интересы своей общины на федеральном уровне. За примерами далеко ходить не надо. Марк Рубио, бывший конкурентом Трампа на республиканских праймериз во время президентской кампании 2016 года, — выходец из семьи кубинских мигрантов. С самого вступления Трампа в должность он призывал американского президента к жестким мерам в отношении Венесуэлы. Сейчас он является одним из самых влиятельных политиков в США по этому вопросу. Посол Карлос Трухильо, например, также входит в круг близких ему кубиноамериканцев.

Подобные встречи с представителями венесуэльских беженцев — не новый прием. Те же Пенс и Рубио проводили аналогичное мероприятие в августе 2017 года, на котором говорили, что «не могут стоять в стороне, когда Венесуэла гибнет», чем вызывали восторженные возгласы венесуэльцев.

«Вообще республиканцы традиционно поддерживают антикоммунистическую испаноязычную диаспору. Трампу и Пенсу нет смысла терять этот электорат», — замечает Лукьянов.

Но голоса латиноамериканских общин во Флориде — не главный драйвер той политики, которую США сейчас проводят в Венесуэле.

«Это не внутренняя политика, которая приводит к соответствующей внешней политике, но это внешняя политика, которую администрация Трампа стремится конвертировать для получения внутриполитических очков», — говорит Дмитрий Суслов.

«США хотят сменить режим в Венесуэле по другим причинам. Это необходимо для установления гегемонии в Латинской Америке, ослабления левых антиамериканских настроений и существенного ослабления позиция Китая и России», — отмечает эксперт. По сути, речь идет о возвращении Вашингтона к активной реализации Доктрины Монро, согласно которой США не допустят какого-либо влияния в Южной Америке, кроме своего.

Впрочем, сам Гуайдо в интервью агентству Reuters утверждает, смена власти в стране пойдет на пользу Москве и Пекину как главным торговым партнерам Каракаса. «Россию и Китай должны больше всего устраивать стабильность и смена нынешнего режима», — сказал Гуайдо, выразив мнение, что Мадуро невыгоден в качестве партнера.