Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

Санкции довели: что скажет президент Ирана Трампу

Зачем глава МИД Ирана летал в Японию

Глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф после успешной встречи с президентом Франции Эмманюэлем Макроном на G7 продолжает поездки по миру, встречаясь с коллегами из Японии и Китая. 27 августа он провел переговоры с японским коллегой Таро Коно. Возможно, все эти встречи — подготовка к более глобальным переговорам — президентов Ирана и США Хасана Роухани и Дональда Трампа, хотя раньше Иран отвергал такую возможность. Есть ли шанс, что враждующие стороны пойдут на диалог, разбиралась «Газета.Ru».

Иран конструирует новую дипломатическую линию. После достаточно успешных переговоров с президентом Франции Эмманюэлем Макроном на полях саммита «большой семерки», который завершил свою работу в Биаррице, глава МИД Исламской Республики Мохаммад Джавад Зариф отправился в Йокогаму, где встретился с главой внешнеполитического ведомства Японии Таро Коно.

Главная цель визита — заручиться поддержкой ключевых стран перед грядущим в сентябре заседании Генассамблеи ООН, на полях которой вполне возможна встреча президентов Ирана и США Хасана Роухани и Дональда Трампа.

Тегеран тем самым дает понять, что готов к переговорам с Вашингтоном, и к диалогу его понуждает тяжелая экономическая ситуация в Иране.

Глава японской дипломатии Коно призвал иранского коллегу воздержаться от мер, которые могли бы нанести еще больший вред ядерным договоренностям. Давний партнер Ирана — Япония — давно проявляет активность на этом направлении, а японский премьер Синдзо Абэ недавно даже побывал в Тегеране, где был принят Верховным правителем государства Али Хаменеи.

Французы помогли

До Японии Зариф побывал в Китае, а до этого была встреча с Макроном на полях G7. Приезд иранского дипломата фактически застал врасплох американскую делегацию, однако президент США Дональд Трамп впоследствии заявил, что Макрон согласовал с ним этот вопрос.

Как отметил в беседе с «Газетой.Ru» ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик, в Тегеране понимают важность французского посредничества для диалога с США: «Иранская дипломатия рассчитывает, что отношения Тегерана с Европой фактически помогают влиять на Трампа. При этом связь Ирана с Францией наиболее важна, потому что Париж имеет стратегический интерес во всем регионе, включая бизнес».

У Франции и Ирана давние отношения — Тегеран благодарен Парижу за то, что именно эта страна в свое время приняла высланного за революционную деятельность аятоллу Рухоллу Хомейни.

Макрон, к слову, действительно, сыграл ключевую роль в попытке наладить диалог между Вашингтоном и Тегераном и несколько снизить напряженность на Ближнем Востоке. Именно французский лидер, по сообщениям CNN, пытался убедить Трампа смягчить позицию по отношению к Ирану. Правда, успех этого мероприятия был сомнителен: глава Белого дома заявил, что никто не будет «говорить за Соединенные Штаты», кроме них самих.

США в одностороннем порядке вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (или проще «ядерной сделки»), после чего Трамп последовательно усиливал давление на страну.

Иран отвечал — задерживал танкеры в Ормузском проливе, превратив тем самым важный водный транспортный путь в очаг напряженности. Такие действия Тегерана даже заставили экспертов вполне серьезно обсуждать угрозу военного конфликта, который мог разрастись из минимальной провокации.

Французское посредничество принесло свои плоды. На совместной пресс-конференции с Макроном Трамп не исключил, что мог бы провести встречу с президентом Ирана Хасаном Роухани.

При этом американский лидер подчеркнул, что это может произойти только при «правильных обстоятельствах». Он также заявил, что считает возможным осуществление дипломатической встречи в ближайшее время. «Если обстоятельства будут верными, правильными, я бы согласился на это», — отметил Трамп, не расширив, правда, свою мысль.

Президент США добавил, что, несмотря на то что он лично не знаком с Роухани, он считает его «отличным переговорщиком», а иранцев — «отличным людьми». При этом высказал предположение, что иранские власти хотят «исправить ситуацию», поскольку санкции наносят им «ужасный вред». Вместе с тем ключевой рефрен тот же — США не могут позволить Ирану обладать ядерным оружием, заявил он.

Трамп неоднократно говорил, что хочет заключить с Ираном новую ядерную сделку взамен той, что была при его предшественнике Бараке Обаме. СВПД, как, впрочем, и многие другие решения Обамы, действующий президент США объявил невыгодным.

Главной идеей Трампа стало стремление включить в новое соглашение запрет на баллистическую программу Тегерана, а также принуждение Ирана прекратить поддерживать радикальные организации, которые Вашингтон считает террористическими.

Иран отвергал возможность включения ракетной программы в сделку, а в последнее время начал допускать сознательные нарушения договора, принуждая Вашингтон к переговорам. При этом Зариф 26 августа заявил, что Иран готов вернуться к полному соблюдению сделки за «несколько часов».

Глоток воздуха на встрече с Трампом

Важно помнить, что буквально недавно иранская сторона отвергала саму возможность прямого диалога с США, настаивая, что сначала Вашингтон должен отменить санкции. Однако после встречи Зарифа с Макроном иранский президент Хасан Роухани дал понять, что готов к беседе с президентом США. По его словам, если встреча поможет иранскому народу, он пойдет на нее.

Ситуация складывается таким образом, что Трамп фактически принудил Иран к переговорам на своих условиях, используя собственную профессиональную тактику, когда выдвигаются заранее неприемлемые условия, после чего противник втягивается в переговорный процесс для поиска компромиссов,

отмечает в беседе с «Газетой.Ru» профессор МГИМО, специалист в области международной безопасности Виктор Мизин. Подобная тактика была опробована Трампом в диалоге с КНДР.

При этом США заинтересованы в переговорах, считает эксперт, так как Трампу «не нужна военная конфронтация». К тому же, в Тегеране понимают, что ни Россия, ни Китай не будут ввязываться в военный конфликт США и Ирана, если таковой случится.

Что же касается Тегерана, то к переговорному процессу его подталкивает тяжелая экономическая ситуация. Возврат американских санкций лишил его львиной доли от нефтяных доходов. Из-за угроз санкций из Исламской Республики ушли крупные европейские компании, а механизм, созданный странами ЕС для торговли с Ираном, так и не заработал в полную силу.

«Иран теряет много под действием жесточайших американских санкций — особенно в экспорте нефти, и руководство Ирана делает все возможное, чтобы хотя бы немного ослабить санкционное давление», — говорит «Газете.Ru» старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт клуба «Валдай» Владимир Сажин. Как отмечает Сажин, Иран фактически соглашается на компромисс, и его руководство готово обсуждать экспорт 750 тыс. баррелей в сутки.

«Для иранской экономики это глоток воздуха», — говорит Сажин. Для сравнения 10-15 лет назад Иран экспортировал около 2 млн баррелей нефти.

Теоретически встреча Трампа и Роухани может произойти на полях Генеральной Ассамблеи ООН, где будут присутствовать оба лидера. Если этот разговор состоится, он будет по-настоящему историческим — ни один президент США после разрыва отношений в 1979 году не встречался с руководителями Ирана. Президент Барак Обама говорил с Роухани только по телефону. По мнению Сажина, подобная встреча могла бы сыграть на руку Трампу в преддверии выборов 2020 года, однако эксперт сомневается, что она состоится.

По мнению наблюдателей, одна из проблем с иранской стороны — получение согласия на встречу со стороны верховного руководителя Ирана аятоллы Хаменеи, который скептически относится к диалогу к США после выхода администрации из ядерного соглашения 2016 года.