Снять платки: Париж нанес удар по исламистам

Национальное собрание Франции одобрило законопроект против исламского сепаратизма

Слушать
Остановить
Французский парламент одобрил в первом чтении резонансный законопроект о борьбе с исламским экстремизмом и сепаратизмом, который в случае принятия нарушит привычный уклад жизни мусульман. Например, в стране запретят многоженство, а у нарушителей будут отбирать вид на жительство. Также вне закона будет практика справок о девственности. Левые считают закон слишком жестким, правые — слишком мягким. Будет ли результат у политики Эммануэля Макрона по борьбе с исламизмом, разбиралась «Газета.Ru».

Законопроект о борьбе с исламским экстремизмом и сепаратизмом, одобренный Национальным собранием Франции, — результат объявленной президентом Эммануэлем Макроном кампании против радикального исламизма.

Инициатива включает десятки пунктов. Она предполагает распространение принципа нейтралитета на всех госслужащих, а также значительно расширяет полномочия правительства по закрытию религиозных организаций в случае, они распространяют «теории или идеи», которые «провоцируют ненависть или насилие».

Вместе с тем в документе прописана защита умеренных лидеров религиозных общин, которые находятся под угрозой свержения экстремистами. Все общины должны подписать письменное обязательство отстаивать «республиканские ценности» — либеральные и просветительские — для получения государственных субсидий. Также религиозные организации обязаны декларировать все пожертвования от иностранных спонсоров на сумму более €10 тыс.

Часть мер затронет жизнь мусульман во Франции. Так, запрещена практика выдачи справок о девственности, врачи, нарушающие запрет, могут быть оштрафованы или даже приговорены к тюремному заключению. Разработаны меры по пресечению многоженства — у таких семей будут отбирать вид на жительство.

Если до властей дойдет информация о готовящемся браке по договоренности, то с девушками будут проводить беседу, чтобы понять, насильно ли ее выдают замуж. Домашнее обучение будет разрешено для детей только по медицинским показаниям.

Госслужащим будет запрещено носить платки.

В законопроект были внесены 144 поправки, а его обсуждение в Национальном собрании длилось ровно 24 часа. Инициативу поддержала президентская партия «Вперед, Республика!». Оппозиция либо голосовала против, либо воздержалась, причем по разным причинам. Социалисты, к примеру, считают, что законопроект направлен на дискриминацию мусульман, при этом предложенные меры не решают проблему радикального исламизма. Республиканцы проголосовали против, считая линию правительства слишком мягкой. Ультраправая партия «Национальное объединение» Марин Ле Пен воздержалась — она требовала, чтобы в инициативе был четко прописан запрет на «исламистские идеологии».

Закон, закрепляющий принципы Республики, теперь перейдет в Сенат, а затем, в случае принятия, будет окончательно доработан в совместном парламентском комитете.

Франция переживает серию террористических атак, которые участились после 2015 года. За это время в результате терактов в стране погибли более 250 человек. Президент Эммануэль Макрон объявил борьбу с радикальным исламом после нападения выходца из Пакистана на людей около редакции сатирического журнала Charlie Hebdo, публиковавшего карикатуры на пророка Мухаммеда. А через несколько недель после речи президента, в которой он призывал начать борьбу с исламским сепаратизмом, был убит школьный учитель, который на уроках по свободе слова показал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда.

«Он был убит, потому что исламисты хотят забрать наше будущее. Его у них никогда не будет», — сказал Макрон.

После этого инцидента правительству Франции был представлен «законопроект о борьбе с сепаратизмом», который президент попросил поддержать. Позже инициатива была переименована в «законопроект об укреплении республиканских ценностей».

Однако, как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» научный сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Павел Тимофеев, рассчитывать на то, что этот законопроект решит обозначенные проблемы, не стоит.

«Искоренит ли это в целом экстремизм — я думаю, что, скорее, нет, потому что все-таки это явление более сложное, комплексное и вряд ли его искоренение возможно с помощью одного законопроекта.

Но сами по себе эти шаги, которые должны быть обеспечены законодательством, могут стать достаточно важной вехой на пути борьбы с этим религиозным экстремизмом. Но здесь опять же надо понимать, что все равно не уйти от того, что существует определенный ценностный конфликт между республиканскими принципами и традициями отдельных мусульманских общин, которые выше этого ставят тот же шариат и т. д.» — добавляет эксперт.

Во Франции живут более 5,7 млн мусульман, и это самый высокий показатель среди всех европейских стран. Дискуссия о республиканских ценностях и «приручении» ислама ведется в обществе уже давно. Еще десять лет назад с подачи на тот момент президента Николя Саркози Франция стала первой европейской страной, запретившей ношение в общественных местах мусульманской одежды, полностью скрывающей лицо.

Тогдашний глава государства объяснил эту меру «стремлением интегрировать мусульман в секулярное общество» и пообещал реформировать исламскую религию, сделав ее «более близкой к европейским ценностям». Террористическую угрозу эти действия не устранили, и уже преемник Саркози Франсуа Олланд спустя шесть лет вынужден был распрощаться с надеждами на второй президентский срок после крупнейшего теракта в Ницце, в результате которого 86 человек погибли и 308 получили ранения.

«Французские власти могут сколько угодно раз выступать с такими заявлениями, предлагать законопроекты, но история показывает, что такие вопросы, как правило, решаются, во-первых, длительно, во-вторых, не только давлением, не только кнутом, но и пряником. Запретить и обязать — это полумера,

если только запрещать и сдерживать, то явление может исчезнуть на поверхности, но оно останется внутри, уйдет в какие-то глубины. Поэтому власть со своей стороны должна предлагать какие-то конструктивные варианты, например, подчеркнуть важность включения культуры ислама в культурную жизнь Франции», — считает Павел Тимофеев.

Эммануэль Макрон тоже посвятил немало времени в попытках провести грань между обеспечением безопасности и секуляризмом.

«Меня 20 раз просили произнести речь о секуляризме. Но я делал это 40 раз! Они запутались. Светскость понятие ясное — это о разделении государства и религий и в то же время о свободе совести. В основном меня просят говорить о республиканской цивилизованности и исламе. Это совсем другое, это не имеет никакого отношения к секуляризму. Это субъект цивилизованности, субъект гендерного равенства, общественного порядка. Речь идет о том, как монотеизм, который сегодня распространяется в мире, который сильно развился в нашей стране с миграционным феноменом и пришел после закона 1905 года [о разделении церкви и государства], может занять свое место в Республике», — говорил президент в начале прошлого года.

Отношение к законопроекту во французском обществе неоднозначно.

«Учитывая, что происходило во Франции в течение последних нескольких лет и в последнее время, правительство просто не может сидеть сложа руки и позволить этому вновь случиться; оно должно принять некоторые радикальные меры, чтобы остановить ухудшение ситуации», — пишет FRANCE 24.

«Инструмент секуляризма, сведенный к своему единственному принципу нейтралитета, представляется в этих условиях мощным юридическим средством, с помощью которого можно сделать невидимым растущее многообразие французского населения, в том числе и религиозное. Может ли Республика и дальше думать о себе как о производителе только «тех же самых», только идентичных друг другу граждан?» — отмечает Le Monde.

Эммануэль Макрон своими действиями открывает предвыборную кампанию. Президентские выборы во Франции пройдут в следующем году, и, как указывает Павел Тимофеев, главе государства, которое столкнулось с террористической угрозой, особенно важно перехватить повестку борьбы с ней у своей главной оппонентки — националистки Марин Ле Пен.

«Законопроект явно укладывается в логику, согласно которой действующая власть пытается показать электорату, в частности, правому, что в вопросе борьбы с религиозным экстремизмом она не будет сдерживать себя. Она будет стремиться привлекать максимально правовой арсенал, чтобы утверждать светскость республики, и, наверное, это будет определенный сигнал тому электорату, который будет выбирать между умеренными правыми и Марин Ле Пен», — резюмирует эксперт.