«Ресурсы разграбят и будут контролировать наркопоток»

Как будет выживать Афганистан под властью талибов* и без международных спонсоров

Слушать
Остановить
Афганистан после прихода к власти движения «Талибан»* рискует столкнуться с небывалым социально-экономическим кризисом, говорят эксперты. Даже если представители боевиков смогут выстроить управленческую систему в стране, проблемы международной изоляции и прекращения иностранной помощи неизбежно отразятся на уровне жизни. «Газета.Ru» — о том, как будет выживать население Афганистана в новых условиях.

Что теряет Кабул

Афганистан после прихода к власти «Талибана» (организация запрещена в России) рискует столкнуться с масштабным кризисом из-за резкого уменьшения объема международной помощи. По данным Всемирного банка, около 43% ВВП Афганистана приходились на дотации других стран и международных организаций.

Накануне стало известно, что МВФ приостановил помощь Афганистану из-за неясности статуса «Талибана». При этом до конца августа организация должна была перечислить Кабулу около $400 млн. Германия, которая объявила о приостановке своей помощи Афганистану еще 16 августа, собиралась предоставить в этом году помощь в размере $293 млн на цели развития.

К числу доноров Афганистана относится и Россия. 19 августа МИД РФ раскрыл, что объем российской помощи Кабулу, которая оказывается в том числе через Всемирную продовольственную программу ООН, с 2020 года составил $3 млн. Представитель ведомства Мария Захарова также добавила, что во второй половине 2020 года Москва выделила Афганистану гуманитарный груз для борьбы с COVID-19 общим весом более тонны.

Говоря о продолжении возможной помощи, Захарова указала на необходимость дождаться, чтобы институты государственного управления Афганистана снова заработали.

Прекращение иностранных дотаций грозит Афганистану в первую очередь коллапсом бюджетной сферы.

Руководитель Центра изучения афганской политики Андрей Серенко в разговоре с «Газетой.Ru» отметил, что в Афганистане на одну семью приходилась хотя бы одна зарплата, выплачиваемая за счет иностранного финансирования.

«Вкупе с другими проблемами в экономике, отказ от дотаций грозит привести к еще большему обнищанию населения и даже локальной угрозе голода», — считает эксперт.

У афганской экономики есть и другие проблемы

Андрей Серенко считает, что приостановление программ иностранной помощи — лишь одна из проблем местной экономики. В частности, эксперт отмечает, что в результате всех потрясений границы Афганистана оказались закрытыми, что практически парализовало торговые пути со странами-соседями, куда крестьяне и фермеры вывозили свою продукцию.

«Хотя сейчас как раз сбор хорошего урожая: бахчевые, фрукты и овощи и другое. Но все это можно реализовать только за пределами Афганистана, где были основные рынки сбыта, доступа к ним сейчас нет.

Афганистан стоит на пороге крупнейшего кризиса за последние годы. Все это ударит по бюджету семей сельских провинций, которые и без того — небогатые люди. Они будут нищать», — уверен Серенко.

Другой проблемой, доставшейся талибам от еще предыдущих правительств, эксперт называет отсутствие условий для сохранения урожая, вроде овощехранилищ и морозильных систем, из-за чего часть урожая погибала до поставок к теоретическому покупателю.

Но самое главное, по словам эксперта, это то, что при власти боевиков развитие экономики Афганистана представляется почти невозможным: специалист сомневается в банальной способности талибов управлять страной.

«Они не справятся — перспективы безрадостные. Дело не столько в экономике, сколько в социальной сфере. Надо понимать, что это абсолютно аграрная страна, промышленности там практически нет. Так что люди зарабатывали либо в сельском хозяйстве, либо в малом бизнесе, либо в бюджетной сфере. Несколько миллионов афганцев содержали свои семьи благодаря различным иностранным грантам или другому подобному финансирования», — объясняет эксперт.

С тем, что Афганистан ждет социально-экономический кризис, согласился в разговоре с «Газетой.Ru» и директор российского Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар.

«Талибы не готовы к управлению государством, у них банально нет кадров и понимания. Сегодня, например, госслужащие призвали их выплатить зарплаты за несколько месяцев. Это реалии, с которыми столкнется новая власть», — говорит он.

На угрозу продолжения гражданской войны и неспособность талибов к управлению указывает и научный сотрудник Российского экономического университета им. Плеханова и ИНИОН РАН Георгий Асатрян. По его словам, внешняя помощь необходима Афганистану для развития, в том числе и из-за географических условий.

Как устроена экономика Афганистана и что может ее спасти

Афганистан считается довольно богатой на природные ресурсы страной — по данным немецкого телеканала ARD, суммарную стоимость природных богатств можно оценить в сумму от $1 до $3 трлн. На территории страны находятся крупнейшие в Евразии запасы лития, которые не разрабатывались последние десятилетия из-за продолжающихся военных конфликтов.

«Также там есть богатые месторождения железа, меди, достаточно нефти и газа, драгоценные камни. Злые языки говорят, что Пакистан даже создавал ядерное оружие на основе урана, который контрабандой вывозили из Афганистана. Но при талибах ресурсы, за исключение лития, будут разграблены, так как это теневой бизнес. Они же тоже хотят разбогатеть», — заключает Серенко.

Официальный общий оборот экономики Афганистана на 2020 год составлял $19,8 млрд. С учетом 40-миллионного населения, уровень ВВП на душу населения составляет $509, что позволяет отнести страну к числу самых бедных государств.

По официальным данным, 56% от ВВП страны приходится на сферу услуг, 12,5% — на промышленность и 27% — на сельское хозяйство. При этом, по данным агенства Reuters, 7% от ВВП страны приносит выращивание одной только культуры — мака.

По данным Всемирного банка, экономика Афганистана постепенно росла с 2002 по 2020 гг. Если в период с 2003 по 2012 гг рост экономики страны в среднем составлял 9,4% под влиянием международной помощи и активного развития сектора услуг, то в 2015–2020 гг среднегодовой рост замедлился до 2,5%, следует из данных Всемирного банка. В прошлом году ВВП Афганистана упал на 5% главным образом в связи с пандемией COVID-19, оценивал в апреле Азиатский банк развития (официальный показатель от Национального управления статистики Афганистана — минус 1,9%).

Омар Нессар видит определенную возможность в высвобождении ресурсов, если талибам удастся стабилизировать ситуацию на улицах. В таком случае можно будет сократить расходы на безопасность, которые составляют больше половины расходной части всего бюджета.

«Но этого можно добиться лишь в случае, если будет создано коалиционное правительство. Все упирается в вопрос стабильности и безопасности, и, например, те же китайцы заинтересованы в этом. Тогда в теории можно будет говорить об их инвестициях, например, в телекоммуникации», — говорит собеседник «Газеты.Ru».

При этом инвестиции из КНР почти всегда сопровождаются жесткими условиями, из-за которых ряд африканских стран попали в долговую ловушку.

Георгий Асатрян же не видит каких-то сфер, за исключением наркобизнеса, на что талибы могут сделать ставку в экономике. «Я думаю, что при талибах будет развиваться только наркосфера. Вряд ли кто-то будет снижать участие в этом бизнесе», — считает Асатрян.

Серенко согласен с этим утверждением, добавляя, что теперь талибы будут контролировать почти весь наркопоток. При этом аналитик не исключает, что в целях пропаганды боевики могут первое время после прихода к власти проводить показательные казни дилеров.