«Де-факто их уже признали»: почему миру придется смириться с талибами*

Евросоюз задумался об условиях признания новых властей Афганистана

Лидеры Великобритании и Франции Борис Джонсон и Эммануэль Макрон заговорили об условиях признания власти «Талибана» (запрещен в России) в Афганистане. Эксперты говорят, что большинство стран понимают необходимость вести с ним дела, но при этом не хотят первыми брать ответственность. «Газета.Ru» — о трудном примирении с новой реальностью.

Представитель внешнеполитической службы Евросоюза Петер Стано рассказал, что главы МИД обсудят возможные условия для размораживания европейской экономической помощи Афганистану на неофициальной встрече 2-3 сентября. Среди конкретных требований он указал на необходимость соблюдения прав человека.

До этого премьер-министр Великобритании Борис Джонсон также допустил дипломатическое признание «Талибана» (организация запрещена в России) и размораживание помощи Афганистану при выполнении ряда условий.

По словам главы правительства, новая власть должна гарантировать безопасность желающим покинуть страну, уважать права женщин и не допустить превращения Афганистана снова в «инкубатор глобального терроризма». Это практически полностью совпало с позицией французского президента Эммануэля Макрона.

Высказался за сотрудничество с талибами и министр иностранных дел КНР Ван И в разговоре с госсекретарем США Энтони Блинкеном. Так, первый посоветовал США помочь Кабулу по вопросу получения необходимой ему экономической и гуманитарной помощи.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты отметили, что фактически талибы уже имеют политическое признание, но еще столкнутся с рядом препятствий для получения дипломатического.

Первый заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Игорь Ковалев отметил, что большинство стран понимают, что с «Талибаном» в любом случае придется иметь дело, поскольку это движение сейчас контролирует большую часть Афганистана.

«Официальное признание зависит от того, насколько серьезной будет угроза терроризма, исходящая от талибов. Но заметьте, даже Россия их не признает, но ведет переговоры — то есть, это признание фактическое. Лондон тоже будет вести переговоры, но будет ли это официальное признание — сказать пока сложно: главным фактором будет именно террористическая угроза. При этом сомнительно, что разговоры об уважении прав женщин будут иметь большое значение. Ведь тогда Великобритания не должна признавать и монархии Персидского залива», — указывает на двойные стандарты эксперт.

Руководитель Центра изучения афганской политики Андрей Серенко в комментарии «Газете.Ru» отметил, что, если вынести за скобки разнообразные условия, то многие страны демонстрируют готовность признать «Талибан». Если это случится, то следующим шагом может стать разблокировка международной помощи Афганистану.

«Де-факто «Талибан» уже признан. Теперь речь идет уже о дипломатическом признании, в этом есть элемент неожиданности. И талибам уже как будто дают подсказки, что для этого нужно. Но пока никто не готов сделать первый шаг в этом направлении», — говорит эксперт.

Афганские террористы в сложившейся ситуации находятся в противоречивом положении — с одной стороны, им необходимо продемонстрировать смягчившиеся нравы ради международного признания и помощи. С другой, по словам Серенко, они не могут отступить от собственных принципов, вроде распространения прямого действия шариата.

«В итоге талибы, безусловно, будут имитировать то, чего от их хотят услышать. Просто потому, что без международной помощи режим может обвалиться быстрее, чем это кажется сейчас. В Афганистане люди денег не видели с начала лета, они просто кончились. Так что времени у талибов не так много, им нужно признание как можно быстрее», — заключает Серенко.

Специалист по Афганистану называет точкой отсчета в процессе признания исламистского движения 2017 год, когда талибы открыли политический офис в Катаре. Сделка же о мире с американцами в 2020 году стала рубежной, потому что «такие соглашения заключают только с равноправными партнерами».

При этом эксперт указывает на разные требования стран Запада и России с Китаем, для которых вопрос соблюдения прав женщин и нацменьшинста вторичен. С точки зрения Серенко, российское общественное мнение не готово к признанию талибов в качестве респектабельной законной силы, несмотря на резонансные заявления МИД.

США же, по мнению аналитика, могут занять гораздо более жесткую позицию, чем власти союзной Великобритании — например, Вашингтон в отместку за доставленные проблемы вполне может блокировать любые резолюции в пользу талибов в ООН.

Ранее замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин выразил мнение «Газете.Ru», что Китай сделает все для установления дипломатических отношений с талибами, включая возможное признание их режима. При этом он подчеркнул, что никакой радости в Пекине от новых афганских властей не испытывают, а просто хотят не допустить дестабилизации региона. О возможном скором признании талибов говорили также эксперты по Пакистану и Ирану.