«Мирного договора с Японией не будет»

Эксперты оценили переговоры по мирному договору с Японией после слов Путина на ВЭФ

Слушать
Остановить
Президент России, выступая на ВЭФ, снова затронул тему отношений с Японией. По его мнению, отсутствие спустя 76 лет после войны мирного договора — нонсенс, ответственность за эту ситуацию несет Токио. Эти заявления прозвучали на фоне появления ряда архивных публикаций ФСБ о ранее неизвестных преступлениях милитаристов Японии. По экспертной оценке, отношения между Россией и Японией могут ухудшиться.

Переговоры о Фоме и Ереме

Отсутствие мирного договора между Россией и Японией спустя 76 лет после окончания Второй мировой — нонсенс. Именно так считает президент России Владимир Путин, который выразил свое мнение на Восточном экономическом форуме (ВЭФ).

По словам главы российского государства, Москва никогда не отказывалась от диалога по этой проблеме, но именно в Токио постоянно меняют условия.

Путин также отметил, что внесенная в 2020 году поправка в 67 статью Конституции России о неотчуждаемости территорий подтвердила, что Южные Курилы — навсегда будут оставаться частью российского государства. Было также объявлено, что на Курильских островах будет создан «беспрецедентный налоговый режим» как для российского, так и для иностранного бизнеса, который будет освобожден от налогов на 10 лет.

По мнению опрошенных «Газетой.Ru» экспертов, перспектив заключения мирного договора между Россией и Японией в обозримом будущем нет, так как позиции сторон противоположные.

Базовая позиция Японии состоит, в том, что мирный договор может быть подписан только на основе решения «проблемы принадлежности северных островов», говорит руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. Он напоминает, что даже предыдущий японский премьер-министр Синдзо Абэ, который считался сторонником развития отношений с Россией, никогда не говорил о возможном отказе от претензий хотя бы на два острова.

«Без получения Южных Курил в той или иной форме мирный договор Япония подписывать не будет. Россия же не ведет переговоры о территориях, а ведет переговоры о мире. И чтобы его вести, Япония должна полностью признать итоги Второй мировой войны, в том числе законность российского владения Южными Курилами. Получается, что мы им про Фому, а они нам про Ерему», — объясняет патовость ситуации эксперт.

С такой точкой зрения согласен научный сотрудник Центра японских исследований Института востоковедения РАН Владимир Нелидов.

«Слова Путина о нонсенсе — это не шаг навстречу Японии, а, скорее, дипломатический жест, похожий на предложение трехлетней давности заключить договор без предварительных условий. Это можно расценивать и как давление или упрек японцам, что это вы не хотите мирный договор, а мы хотим, так что ваша вина.

Но в целом Россия не готова идти ни на какие уступки Японии, для который вариант мирного договора без ничего взамен неприемлем», — объясняет он.

С точки зрения Кистанова, заключение мирного договора спустя 76 лет после войны едва ли может что-либо принципиально поменять в отношениях двух государств.

«Торговля идет, политический диалог существует, люди ездят. России, по большому счету, мирный договор не нужен», — убежден японовед.

Козырь в архиве

Путин в своем выступлении также указал, что с территории Японии исходят угрозы безопасности для России. Так, Токио отказывается давать какие-либо гарантии, что силы США не будут размещены вблизи российских границ. Президент добавил, что Москва готова защищаться от угрозы размещения американских ракет на территории Японии.

Заявления президента РФ стали продолжением тенденции последнего месяца, когда российские ведомства разоблачают несостоятельность позиции Токио по Второй мировой войне. Так, накануне официальный представитель МИДа Мария Захарова заявила, что «Япония до сих пор не признала сложившуюся историческую реальность вокруг причин и результатов» этого конфликта.

ФСБ же весь август бомбардировала информационное пространство ранее неизвестными архивными документами времен Второй мировой. В них говорится о массовых преступлениях японских милитаристов в отношении советских граждан в Маньчжурии, раскрывались планы использовать бактериологическое оружие против СССР и захвата территорий в Сибири и на Дальнем Востоке.

По мнению японоведа Кистанова, критическая риторика официальных российских лиц по отношению к Японии связана с тем, что отношения России с Западом в целом ухудшаются.

«Публикации ФСБ же связаны не только с проблемой мирного договора. Они имеют отношение к общей кампании по противодействию западной пропаганды, которая относит и Советский Союз, и нацистскую Германию к силам зла, выставляя обе страны агрессорами. И Япония тоже ведь считает, что Советский Союз — агрессор, так как он в конце войны «напал» на нее в нарушение пакта о нейтралитете и потом отобрал острова», — объясняет логику российской службы эксперт.

При этом Россия вовсе не единственная страна, которая в политических спорах с Японией апеллирует к историческим аргументам, говорит Нелидов.

«Этим пользуются многие ее соседи, например, Южная Корея по больным темам «женщин для утешения» (сексуальные рабыни, которые обслуживали солдат и офицеров Императорской армии Японии в оккупированных странах — «Газета.Ru») и каторжного труда корейских рабочих. Мотивация понятна — раз Япония не желает заключать мир на российских условиях, то можно продемонстрировать свое моральное превосходство», — говорит эксперт.

По мнению Нелидова, рассуждения Москвы об итогах Второй мировой войны больше обращены на российскую аудиторию, чем на японскую. Он аргументирует это тем, что у Токио в целом абсолютно иная трактовка тех событий.

«Японцы просто не совсем понимают, о чем идет речь под термином «пересмотр результатов Второй мировой». Это для нас Курилы по ее итогам вошли в состав России. А Токио вообще считает, что Вторая мировая закончилась не 2 сентября 1945 года, а 15 августа, когда было сделано объявление о капитуляции. По этой логике, Курилы были захвачены уже после окончания войны. Можно долго спорить, обоснована ли такая позиция, но у них своя правда. И в любом случае напряжение между странами растет», — заключает Нелидов.