«Обещать — не значит жениться»: почему мир не признает новую власть в Афганистане

Талибы* попросили Россию помочь восстановить Афганистан

Представители «Талибана»* рассказали, что ведут с Москвой переговоры о признании их правительства в Афганистане, а также о работе диппредставительств. «Газета.Ru» узнала у экспертов, почему до сих пор так и не последовало признания талибов даже со стороны их традиционных союзников.

Никто в мире официально не признал «Талибан (организация запрещена в России)» в качестве властей Афганистана, хотя уже прошло два месяца после занятия президентского дворца в Кабуле представителями этой организации. Но исламисты надежды не теряют.

11 октября представитель талибов Забихулла Муджахид отметил, что они по-прежнему стараются установить дипломатические отношения со всеми государствами.

Отдельно он выделил переговоры с Россией, отметив, что наша страна важна для Афганистана в экономическом плане. «Афганистан был разрушен за годы войны, Россия и другие страны могли бы помочь восстановить его. Мы приветствуем такую помощь и надеемся на финансовую поддержку»,

— сказал Муджахид. Среди предмета переговоров с Москвой он выделил вопрос «признания правительства и открытия посольств».

Под последним пунктом имеется в виду возможное появление представительства именно «Исламского эмирата Афганистана» с последующей кадровой сменой состава.

Как пояснил «Газете.Ru» глава Центра изучения афганской политики Андрей Серенко,

сейчас во всех посольствах по всему миру и в ООН работают представители еще проамериканского афганского правительства.

«И эти дипломаты не подчиняются талибам. Формально Исламская республика Афганистан еще не упразднена. В правовом смысле сложилась любопытная коллизия, когда существуют два параллельных правительства», — сказал эксперт.

При этом он не исключил вариант, что до официального признания «Талибана» в качестве законной афганской власти в Москве может появится представительство этой организации.

В целом же, Серенко считает, что талибы выдают желаемый прогресс в отношениях с Россией за действительный. Он отметил, что афганские исламисты так и не прислушались ни к одной из рекомендаций Москвы, будь то по вопросу создания инклюзивного правительства или реальной, а не имитационной борьбы с представителями «Исламского государства» (запрещена в России) или наркотиками.

«Контакты между талибами и Москвой ведутся по двум каналам — через посольство России в Афганистане и спецпредставителя президента Замира Кабулова, он же возглавляет департамент в МИДе. Хотя он, если мне не изменяет память, был в Кабуле, после прихода талибов к власти, только раз. Наше же посольство представляет интересы России все-таки довольно формально.

Я бы не сказал, что шансы на признание талибов в последнее время выросли. Обещать — не значит жениться, тем более русские еще ничего не обещали вообще. Да, идет игра с талибами, но к их признанию Москва еще не готова», — говорит Серенко.

«На талибов у американцев есть рычаг»

10 октября стало известно, что по результатам первых прямых переговоров с момента прихода к власти талибов в Катаре США решили отправить гуманитарную помощь в Афганистан. Пресс-секретарь Государственного департамента Нед Прайс в комментарии отметил, что помощь будет направлена «непосредственно афганскому народу». О «Талибане» американцы сделали лишь дежурные заявления о том, что они «будут судить по действиям, а не по словам».

Axios также передает, что делегация США на упомянутых переговорах обратила особое внимание «на возможности безопасного прохода для их граждан, других иностранных граждан и партнеров, а также на правах человека, включая активное участие женщин во всех сферах афганского общества.

«Гуманитарная помощь американцев тоже ничего не означает для талибов. Это просто демонстрация возможностей в этой сфере, что США готовы помочь именно афганцам.

На талибов же у американцев есть другой рычаг, это замороженные активы в $10 млрд», — напоминает Серенко.

Эксперт также подчеркивает, что одной из главных насущных задач американцев, связанных с Афганистаном, состоит в том, чтобы безопасно вывести из этой страны всех сотрудничавших с ними местных жителей. В этом контексте гуманитарную помощь можно рассматривать как своеобразную плату за услугу. Дипломатическое же признание со стороны американцев это нисколько не приближает, уверен Серенко.

При этом эксперт считает, что именно на позицию Вашингтона ориентируются большинство государств в мире, включая даже Россию.

Директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар в комментарии «Газете.Ru» выразил мнение, что «крупные державы решили координировать свои действия в отношении талибов, вероятнее всего, через площадку ООН».

«И при этом хотя все крупные страны говорят об инклюзивном правительстве, но каждый понимает это по-своему. Но интересный момент — широкая общественность нигде не знает, о чем идут переговоры с талибами», — говорит Нессар.

При этом эксперт говорит, что сама по себе возможность дипломатического признания — эффективный инструмент давления на режим талибов, и если кто-то пойдет на это, этот рычаг просто исчезнет.

Крупные державы уже не раз говорили о необходимых условиях для признания талибов. В частности, госсекретарь США Энтони Блинкен отмечал, что мир ждет соблюдения талибами взятых обязательств. Среди них — создание инклюзивного (с участием представителей разных народов) правительства, борьба с терроризмом и защита прав человека. В Великобритании делали акцент на том, что талибы должны гарантировать безопасность желающим покинуть страну, уважать права женщин и не допустить превращения Афганистана в «инкубатор глобального терроризма».

Китай же, кажется, настроен более реалистично, попросив талибов отказаться от сотрудничества с «Исламским движением Восточного Туркестана» (ИДВТ, запрещено в России), где большинство составляют борющиеся за независимость от КНР уйгурские боевики. И, по крайней мере, на словах талибы уже пошли на это — спикер Сохаил Шахин отметил, что никому, включая членов ИДВТ, не будет позволено использовать территорию Афганистана для подготовки атак на соседние государства.

Интересно, что ни одна мусульманская страна так до сих пор не признала талибов. К примеру, движение «Талибан» создавалось при участии Межведомственной разведки Пакистана. По мнению экспертов, именно эта страна продолжает оказывать наибольшее влияние на талибов и оказывать помощь взявшему власть в Афганистане радикальному движению.

Но причина отказа пакистанцев от дипломатического признания, по мнению Серенко, кроется во внутренних проблемах.

«В Пакистане мощнейший экономический кризис. И рисковать ради юридического жеста в виде признания талибов там не будут. Ведь потенциальный международный ответ на этом может добавить Пакистану серьезных проблем, которые приведут к серьезной нестабильности», — заключает эксперт.