Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Reuters

Президент в запасе

Чем грозит американскому президенту ошибка с напарником

Александр Артемьев

Одна из главных интриг президентской кампании в США — кого выберут кандидаты себе в пару вице-президентами. Ошибка с кандидатурой может оказаться фатальной для политической карьеры. «Газета.Ru» разбиралась, какую роль играют вице-президенты США в американской политике.

Назначение кандидата в вице-президенты США всегда обещает сюрпризы. Несмотря на то, что формально роль вице-президента сводится только к замещению должности главы государства в случае смерти или отставки президента, его значение в американской политике может быть куда большим.

По Конституции, вице-президент председательствует в сенате и в случае, когда верхняя палата конгресса разделяется при голосовании поровну, то вице-президент вправе решить спор, встав на одну из сторон.

Между прочим, этим правом активно пользовался нынешний вице-президент Дик Чейни в начале 2000-х, когда демократы и республиканцы имели в сенате равное число голосов — по 50 от каждой партии.

Назвать кандидатуру в вице-президенты США от каждой из двух крупнейших партий – может только один человек: тот, кто станет официальным ее выдвиженцем на президентских выборах. В силах кандидата выбрать того, кто ему по вкусу, даже если соратники по партии упорно настаивают на каком-то другом политике. Однако такой порядок существовал отнюдь не всю американскую историю.

Первоначально вице-президентом становился тот, кто получал второе место по числу голосов в коллегии выборщиков, определявших имя президента. Но после богатого на скандалы «сожительства» президента-федералиста Джона Адамса (1797-1801) и вице-президента Томаса Джефферсона, представлявшего тогда единую Демократическо-республиканскую партию, от такой практики решено было отказаться.

В 1804 году была принята 12-ая поправка к Конституции, позволившая выборщикам голосовать дважды и по отдельности, по кандидатуре в президенты и вице-президенты. Впрочем, отбор кандидатов в вице-президенты от этого не стал менее простым. До второй половины ХХ века вице-президент, по сути дела, предлагался претенденту на Белый дом Национальным партийным комитетом, так что напарники на выборах могли едва знать друг друга.

Неудивительно, что в 1944 году переизбранному на третий срок Франклину Делано Рузвельту, которому по партийному настоянию пришлось расстаться с популярным и близким ему по взглядам вице-президентом Генри Уоллесом, и в голову не пришло поделиться со своим новым «вице» Гарри Трумэном деталями «Манхэттенского проекта» по созданию атомной бомбы.

Заняв президентское кресло в 1945 году после смерти Рузвельта, Трумэн испытал шок, узнав, что у его страны есть ядерное оружие.

С тех пор было взято за практику, что кандидат в президенты определяет имя своего соратника у руля единолично, проконсультировавшись со своими ближайшими советниками. Последним претендентом на Белый дом, кто положился в этом вопросе на мнение однопартийцев, стал в 1956 году демократ Адлай Стивенсон. Вместо подающего надежды Джона Кеннеди Национальный партсъезд утвердил в роли кандидата в вице-президенты Эстеса Кефауэера. Впрочем, совместная атака Стивенсона и Кефауэра на генерала Дуайта Эйзенхауэра, шедшего на второй срок, провалилась.

Урок пошел впрок, и таких стратегических ошибок ни демократы, ни республиканцы более не совершали. Но это не значит, что оглашение окончательной кандидатуры в вице-президенты не вызывало удивления у американских избирателей. Так, республиканец Ричард Никсон в 1968 году пошел на выборы в паре со Спиро Агню, чем совершил непростительную ошибку. Победа на выборах в дальнейшем обернулась позором. Его вице-президент был в 1973 году обвинен в мошенничестве, уклонении от налогов и «преступном заговоре» и ушел со скандалом в отставку.

Год спустя по итогам «Уотргейтского скандала» туда же отправился и сам «Мошенник Дик», как прозвали Никсона. Он оставил президентский пост безвестному Джеральду Форду, единственному главе американского государства, которого никто никогда не избирал. Форду, оказавшемуся в Белом доме почти случайно (в помощники слабеющему Никсону на место Агню его рекомендовал конгресс), пришлось поначалу несладко. Целых пять месяцев он раздумывал, кого выбрать себе в вице-президенты и, наконец, остановился на либеральном консерваторе Нельсоне Рокфеллере. Но и он не смог подправить подорванный имидж Республиканской партии. В 1976 году Форд проиграл демократу Джимми Картеру.

В 1988 году Джордж Буш-старший представил публике своего напарника Дениса Куэйла. Как полагали аналитики, сделал он это, чтобы показать родной Республиканской партии, кто в доме хозяин. Ведь за глаза Куэйла называли «Картофельной головой» за весьма скромные способности. Но демократы сделали ему игру: нью-йоркский губернатор Майкл Дукакис, который был выдвинут противниками республиканцев, так отпугнул консервативную часть Демпартии, что во время президентских выборов один выборщик даже заменил его имя на Ллойда Бентсена, которого Дукакис взял в вице-президенты.

Кампания 2000 года отметилась по-своему. Как подсчитала исследовательская группа Nexis, до июня того года ни одна американская газета, ни один аналитик или политолог не представлял себе возможным, чтобы в паре с вице-президентом в администрации Билла Клинтона Альбертом Гором шел сенатор Джозеф Либерман. Он представлял ультраконсервативное крыло Демократической партии и к тому же был первым иудеем, который претендовал бы на пост вице-президента от одной из ведущей политической силы США.

Что касается тогдашнего соратника Джорджа Буша – нынешнего вице-президента Ричарда (Дика) Чейни, то этого политика, по оценкам журналистов, «полностью лишенного собственного «я» всерьез не рассматривал в ту пору никто. К тому же Чейни сам возглавлял республиканский комитет, занимавшийся отбором вице-президентских кандидатур.

Так что отбор вице-президентов, уверен колумнист USA Today Вальтер Шапиро, является «самым важным недемократическим выбором в мире».

«Весь процесс принятия решений происходит за закрытыми дверьми и наверняка очень знаком членам Центрального комитета Коммунистической партии Китая», - так определяет он мозговой штурм, который сейчас происходит в штабах Барака Обамы и Джона Маккейна.

И все же, спорит с ним колумнист The Washington Post Андрес Мартинес, не лучше ли предоставить самому кандидату в президенты назвать имя того человека, «который бы соответствовал всем необходимым, на его взгляд, критериям» и к которому претендент на Белый дом испытывал бы уважение, доверие и просто симпатию, чем женить, даже из лучших соображений, совсем разных людей. Готов ли к «свадьбе» с Хиллари Клинтон Барак Обама, а именно его имеет в виду Мартинес, мы узнаем в самое ближайшее время.