Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

История

Максим Тишин/ИТАР-ТАСС

«Россия в буквальном смысле дважды спасала Осетию»

Об этнической истории осетин рассказывает первый президент Республики Южная Осетия д. и. н. Людвиг Чибиров

Александра Алборова (Цхинвали)

Пять лет назад, 26 августа 2008 года, Российская Федерация признала Республику Южная Осетия в качестве независимого и суверенного государства. Каковы истоки осетинской нации, как развивались отношения Грузии с Осетией, велика ли роль России в них — в годовщину этого события «Газете.Ru» рассказал первый президент Республики Южная Осетия, заведующий отделом этнологии федерального государственного бюджетного учреждения науки Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева Владикавказского научного центра РАН и РСО-А, ведущий осетиновед, доктор исторических наук Людвиг Чибиров.

— Расскажите, с чего начинается этническая история осетин?
— Осетины как этнос сформировались на Центральном Кавказе. Они отличаются многими особенностями от окружающих их горских народов, важнейшая среди которых та, что их этногенез преемственно связан как с ираноязычными народами (скифами, сарматами, аланами), так и с аборигенами Северного Кавказа. Многие ученые и путешественники, побывавшие на Кавказе в XVIII–XIX веках, не зная истории Кавказа, часто приходили к ошибочным выводам о происхождении осетин. Остатками древних половцев назвал осетин академик Иоганн Гюльденштедт. Немецкими учеными Августом Гагстгаузеном, Карлом Кохом и Карлом Ганом была выдвинута теория германского происхождения осетинского народа. По мнению доктора права Вольдемара Пфафа, осетины семитского происхождения, а француз Дюбуа де Монпере считал их потомками финно-угорских племен.

Наряду с этими гипотезами в начале XIX века Генрихом Юлиусом Клапротом была предложена оказавшаяся верной теория аланского происхождения осетин, нашедшая блестящее подтверждение в трудах выдающегося слависта и кавказоведа академика Всеволода Миллера.

Он увязал языковые данные с археологическими, эпиграфическими, фольклорными, этнографическими и нарисовал яркую картину происхождения осетинского народа на основе скифо-сармато-аланских племен юга России. Миллеру удалось доказать, что осетины лишь в недавнее время замкнулись в узких географических рамках гор Центрального Кавказа, куда их оттеснили татаро-монголы, и что они еще совсем недавно заселяли равнинную полосу Северного Кавказа.

Однако Миллер в соответствии с уровнем науки того времени рассматривал осетин изолированно от местной кавказской среды и видел в них потомков одних лишь иранских племен.

Этот пробел был восполнен Василием Абаевым, который доказал наличие в современном осетинском языке, в духовной культуре и религиозных верованиях этноса очень сильный местный кавказский субстрат, особенно тесно связанный с носителями Кобанской культуры.

В начале III тысячелетия до н. э. распалась индоевропейская общность, в которую входили арии, германцы, славяне, греки. Из нее выделялись индоиранцы — арии, которые проживали в Юго-Восточной Европе. Они называли себя ариями, что означало «полноправные люди», в отличие от соседей или покоренных народов.

Впоследствии индоиранцы разделились на две ветви: индоарийскую (они покинули Европу и поселились в Индии) и иранскую (юго-восток Европы). Среди племен иранской группы были киммерийцы, скифы, сарматы.

В конце II — начале I тысячелетия до н. э. о себе громко заявили ираноязычные киммерийцы, проживавшие в Северном Причерноморье.

В VIII–VII веках до н. э. они потерпели поражение от этнически родственных им скифов и, преследуемые скифами, перешли в Переднюю Азию. Название горы Джимара и фольклорные гуымиритǽ свидетельствуют об иранских корнях киммерийцев. Скифы же обосновались в отвоеванном у киммерийцев Северном Причерноморье.

— Откуда появились на этой территории скифы?
— До вторжения на территорию современного юга России они жили в Средней Азии. Ученые предполагали два пути продвижения скифов на Кавказ — южный и северный. Абаев убедительно доказал, что скифы шли на Кавказ, обойдя Каспийское море с северной стороны.

Скифы — первые распространители иранской речи на Кавказе. Они родственны сакам и массагетам Средней Азии: их языки близки. Ученые раскопали скифо-сакские могильники в Горном Алтае.

По Геродоту, скифы делились на царских, скифов-кочевников и скифов-пахарей. Царские скифы жили в Крыму, скифы-кочевники занимали восточные районы страны. Что касается скифов-пахарей, то они занимали северо-западную часть Скифии и занимались земледелием.

То, что скифы — этногенетические предки осетинского народа, доказано академической наукой. Остальные теории, как отмечено Абаевым, представляют хрупкие сооружения из более или менее произвольных догадок и натянутых сопоставлений и не имеют ни одного сколько-нибудь авторитетного сторонника.

Осетины сохранили от своего далекого прошлого два бесценных сокровища — язык и эпос, что позволило провести скифо-осетинские этнокультурные параллели.

В доказательство близости скифского языка и осетинского наибольшую лепту внесли Миллер и Абаев. Последний провел более 200 параллелей между скифским и осетинским языками, распознав скифские корни в таких осетинских словах, как фарн, фынг, фыд, хсар, зǽронд, ǽндон, саг, фырт, сǽр, бадǽг, лымǽн, стыр, ǽлдар, дон, в названиях рек Дон, Днестр, Днепр, Дунай, а также в личных именах Зарина, Роксана. Осетинский язык дает ключ к разъяснению названий местностей, населенных пунктов и других топонимов Северного Причерноморья и Приазовья.

Не менее яркие реликты скифского мира содержатся в осетинском героическом эпосе. Как доказано Жоржем Дюмезилем, многие нартовские сюжеты находят полную аналогию в быте и обычаях скифов, как они описаны у Геродота и других античных авторов (волшебная чаша; поклонение мечу как богу войны; образ Сатаны — души нартовского общества, связанный с культовой функцией хранительницы очага, и др.)

Весьма убедительны скифо-осетинские этнографические параллели: похоронные обряды, культ домашнего очага, семибожный культ, культура почетного бокала.

— Которое из скифских племен — царских скифов, кочевников или пахарей — можно считать непосредственным этногенетическим предком осетин?
— Сравнительное этнографическое изучение и данные лингвистики дают основание для утверждения о том, что из всех скифских племен этногенетические нити уводят осетин к скифам-пахарям — и вот почему.

Скифы-пахари жили в междуречье Южного Буга и Днепра, занимая западные рубежи скифского мира. Здесь они застали оседлое земледельческое население, под влиянием которого сменили кочевой быт на оседлый. Племена, проживавшие на этой территории, имели свою самобытную культуру, связанную с северной частью Балканского полуострова и Средней Европой.

Обосновавшись на этой территории с земледельческими традициями, скифы-пахари оказались в непосредственном соседстве с народами древней Европы: протославянами, протобалтийцами, проточерноморцами, протоиталиками. Скифы учились земледелию у европейских народов.

Эти слова выдающегося скифолога Михаила Ростовцева следует понимать буквально. При этом скифы освоили не только технологию земледельческого труда, но и восприняли названия земледельческих орудий труда и зерновых злаков.

Исследуя скифский язык, Абаев пришел к заключению: в отличие от скотоводческой терминологии, которая сплошь и рядом восходит к древнеиранскому миру, земледельческая терминология осетин в большинстве своем восходит к европейскому миру. Согласно его исследованиям, в осетинском языке нет ни одного земледельческого термина (кроме названия просо jaew), который можно было бы возвести общеиранскому корню. В то же время в нем немало земледельческих терминов, имеющих соответствия в языках европейских: xsyrf — «серп» в славянских и балтийских; fsir — «колос», tillag — «урожай», stivdz — «штифт» в германских, fsondz — «ярмо» в балтийских и германских; fǽxt — «ступа» в славянском и балтийском; «dzyvyr» — «соха» в новогреческом. К ним ученый добавляет адǽг — «борона», хуым — «пашня», ǽлутон — «пиво». Эти языковые свидетельства подтверждаются значимыми осетино-европейскими совпадениями многих обычаев и обрядов земледельческого календаря осетин (новогодние поздравления и гадания, предсказания урожая, новогоднее полено).

Не подлежит сомнению не только заимствование скифами земледельческой культуры от западных соседей, но и достаточно прочные нити связей от древних скифов-пахарей к современным осетинам.

— Каким образом скифские термины и обряды через тысячелетия перешли в осетинский быт?
— Осетины в своей истории никогда не соседствовали с европейским миром. Единственным ираноязычным народом, который долгое время проживал по соседству с земледельческой Европой, были скифы-пахари. Но и от них не протягиваются прямые нити к современным осетинам. Какие племена сыграли роль эстафетного передатчика земледельческих терминов и обрядов, кто эти племена, проложившие мосты от древних скифов к современным осетинам?

В III веке до н. э. с востока на запад двинулись родственные скифам многочисленные сарматские племена, которые, победив скифов, заняли их земли. Сарматы заняли также область расселения скифов-пахарей и под их влиянием приспособились к оседлому образу жизни, к земледельческому труду.

С утверждением политического господства сарматов начался процесс сарматизации всего Причерноморья, включая Северный Кавказ и даже Крым.

В бассейне рек Дон, Днепр и Буг расселилось сарматское племя — аорсы, оно смешалось с оседлыми скифами и училось у них земледелию, что подтверждается погребальными комплексами из Запорожья, Ростова, Астраханской области, Северной Осетии. Другое сарматское племя — сираки — расселилось южнее аорсов, по течению реки Кубань. Судя по античным источникам и археологическим памятникам, на новой территории аорсы и сираки интенсивно занимались земледелием.

Аланы вызрели в недрах аланских конфедераций сарматских племен, в первую очередь аорсов и сираков — они и приняли непосредственное участие в этногенезе осетин.

— Откуда появились племена алан?
— После окончания войны между аорсами и сираками (49 год н. э.) оба племени сошли с исторической арены, а вместо них повсюду появляется имя «алан». Иными словами, сираки и аорсы внезапно не исчезли, а оказались покрыты новым этнонимом «аланы». Через посредничество этих сарматских племен, покрытых именем «аланы», земледельческая терминология и обряды сохранились в быту и языке осетин.

Достаточно много лингвистических данных говорят о родстве алан и осетин (Дари-алан — ворота аланов, Зеленчукская надпись, аланские фразы Иоанна Цеца, женские имена Альда, Сатана, мужские — Анбал, Матарша и многое другое).

Понятия «аланы» и «осетины» не тождественны: первые являются чисто иранским племенем, но этого нельзя сказать об осетинах как об этносе.

— Как же происходило формирование современных осетин?
— Сформировавшись как объединение племен, аланы преумножили военную славу своих предшественников. Успешные военные операции стали возможны при прочных тылах: сармато-аланы массово расселились по всему Северному Кавказу, от Прикубанья до Дагестана. При этом при смешении с местными племенами сармато-аланы ассимилировались в меото-синдской (предки адыгов) среде на западе Кавказа и среди предков вайнахов на востоке Кавказа.

Что касается центральной части Кавказа, то процесс языкового скрещения здесь дал иной результат. Как писал Евгений Крупнов, только в средней части Кавказа в результате более массового и последовательного проникновения скифо-сармато-аланских ираноязычных племен в местную кавказскую этноязыковую среду этот контакт завершился ассимиляцией местной этнической среды и победой пришлых ираноязычных племен.

Следовательно, на протяжении более трех тысячелетий (с конца III тысячелетия до н. э.) шло последовательное проникновение в кавказскую языковую среду языка ираноязычных племен. Оно приобретает более массовый характер на рубеже нашей эры у сармато-аланских племен, что и определило появление иранской речи на Центральном Кавказе. Постепенное растянувшееся на тысячелетия смешение иранского элемента с местным кавказским имел следствием формирование качественно новой народности на Центральном Кавказе — осетин, в состав которой наряду с ведущим ираноязычным элементом вошли ассимилированные местные кавказские племена. Сохранив в основе языка иранскую речь, аланы — теперь уже осетины — пополнили ее за счет языков ассимилированных местных кавказских народов, переняли многое из их культуры, восприняли психический склад, черты, физический облик, быт и фольклор местных племен.

В любой области материальной и духовной культуры осетин встречаются как кавказские, так и иранские черты. Так сформировалась алано-осетинская народность, иранская по языку и кавказская по происхождению и частично по культуре.

После своего появления на исторической арене аланы приняли активное участие во многих значимых событиях эпохи. Столкнувшись с гуннами в V веке, они частично ушли на запад, частично проникли в горы Центрального Кавказа. После гуннского нашествия на нынешнем Юге России и на Северном Кавказе аланы-осетины контактировали с Древней Русью, с булгарами, хазарами, монголами, венграми. Здесь перекрещивались исторические пути предков осетин, которые были известны под именем алан, а также осов (осетин), асов, ясов, языгов.

На Северном Кавказе аланы к IX–XII векам создали мощное раннефеодальное государство, которое поддерживало тесные политические отношения и династические связи с Византией, Русью, Грузией. В X веке они приняли христианство. Государство делилось на Западную Аланию со столицей Архыз (современная территория Республики Карачаево-Черкесия) и Восточную (в основном нынешняя территория Республики Северная Осетия — Алания). Ко времени нашествия монголо-татар (начало ХIII века) Алания находилась в состоянии феодальной раздробленности, что было одной из важных причин ее неудачных войн с врагом.

Потерпев катастрофическое поражение от полчищ Тимура в конце XIV века, Алания перестала существовать, а ее население частью было истреблено, частью подалась на восток и запад, остальные спаслись массовым переселением в горы Центрального Кавказа, где аланский этнос уже пребывал с раннего средневековья. Здесь сформировались четыре ныне известные горные общества: Алагирское, Куртатинское, Тагаурское и Дигорское.

Под давлением возросшего количества беженцев одновременно шел массовый переход избыточного населения в высокогорные районы Южной Осетии (верховья рек Большой и Малой Лиахвы, Джоджора). На данной территории к этому времени тоже уже присутствовали аланы.

Современные осетины себя называют «ирон», а страну — «Ирыстон». Происхождение слов «алан», «ирон», «Ирыстон» восходит к древнеиранскому миру.

Однако в русском языке названия нашего народа и страны звучат по-другому — «осетины» и «Осетия», и произошло это при следующих обстоятельствах. В XVII--XVIII веках стали активно развиваться русско-осетинские взаимоотношения. В сближении Осетии с Россией активное участие принимали грузины, особенно духовные лица. Под их влиянием термины «ас», «осы» путем включения грузинского суффикса «ет» превратились в «осетин». От русских заимствовали его и другие народы, и таким образом появился термин «осетин». Подобная смена племенных названий в то время была в порядке вещей.

— В настоящее время в российских и зарубежных СМИ не сложилось единого стандарта названия столицы Южной Осетии — Цхинвал или Цхинвали. Не могли бы вы рассказать об этимологии этого слова и его правильной форме?
— Цхинвал как населенный пункт был основан в III веке царем Асфагуром. Первыми его жителями были армяне и евреи, затем город стал заселяться крестьянами из окрестных грузинских и осетинских сел. Название его идет от грузинского рцхила (граб), оттуда Цхинвали — «место, обильное грабом». После советизации края город был переименован в Сталинир (сталинская Осетия).

В начале 60-х годов прошлого столетия городу было возвращено прежнее название, однако сами осетины конечную «и» в название города не добавляют.

— В связи с пятой годовщиной последнего вооруженного конфликта с Грузией не могли бы вы рассказать, каковы истоки грузино-осетинских отношений? Какой характер носили эти отношения? Какие связи существовали в досоветский период, во время существования СССР и после его распада?
— Истоки грузино-осетинских отношений уходят в глубь веков и исчисляются тысячелетиями. Историческим взаимоотношениям с древнейших времен до начала ХХ века посвящены три монографии крупного историка Георгия Тогошвили, изданные на русском языке во Владикавказе.

Отношения складывались по-разному, но в целом было больше позитивных моментов, то есть дружественных взаимоотношений, часто подкрепляемых династическими браками — вспомним хотя бы брак царицы Тамары и осетинского царевича Сослана-Давида. В результате поражения от татаро-монгол часть выживших алан-осетин, потеряв свою государственность, оказалась запертой на века в горах Центрального Кавказа. После присоединения Грузии к России в 1801 году южные осетины боролись за свое освобождение от грузинских феодалов, которые стремились к их порабощению.

В годы становления советской власти юго-осетинское крестьянство вело упорную борьбу с меньшевистской Грузией, что обернулось для него первым геноцидом — сожжением сел и изгнанием с насиженной территории.

В 1922 году образовалась Юго-Осетинская автономная область в составе Грузинской ССР. Отношение к ней грузинских верхов было неоднозначное, но советское законодательство сдерживало их действия. Горбачевская перестройка и развал СССР развязали руки грузинским экстремистам, которые начали кровопролитную войну с нацменьшинствами под лозунгом «Грузия для грузин».

Эта страшная война продолжалась почти четверть века и завершилась августовскими кровавыми событиями 2008 года в Цхинвали и их последствиями — признанием 26 августа 2008 года независимости Республики Южная Осетия Российской Федерацией. Шовинистическая политика грузинских верхов привела не к созданию унитарного грузинского государства, а к потере четверти государственной территории.

— Какова были взаимоотношения России и Осетии на протяжении веков?
— Истоки русско-осетинских отношений восходят к XVI веку. С этого времени началось сближение России и осетин. При этом в нем были заинтересованы обе стороны. Россию привлекали в Осетии ее природные богатства и геополитическое положение. Осетины же нуждались в сильном покровителе, который бы позволил им спуститься на равнинные северокавказские земли. В 1749–1752 годах осетинское посольство в Петербурге изложило Елизавете Петровне желание народа быть вместе с единоверной Россией. Эта мечта осуществилась после успешного для России окончания Русско-турецкой войны 1768–1774 годов — Осетия вошла в состав России. Этот акт — самое выдающееся событие в истории осетинского народа. Не вдаваясь в подробности, отметим:

после разгрома монголо-татарами вплоть до XVIII века осетины переживали такой тяжелый период свой истории, что, запоздай Россия с присоединением хотя бы на несколько десятилетий, они стали бы достоянием красной книги исчезнувших народов.

Два с половиной столетия спустя картина вновь повторилась. Накануне развала СССР 99% граждан Южной Осетии на референдуме заявили о своем желании сохранить Союз, остаться с Россией. И это был поводом для расправы над народом. Продолжительная война уничтожила всю инфраструктуру бывшей автономной области, привела к гибели тысяч людей, народ массово покидал сожженную родину.

Все годы борьбы за независимость Россия была рядом с народом Южной Осетии, поддерживала нас, как могла. И вновь, как и в XVIII веке, не будь российской политической и вооруженной поддержки в августовские дни 2008 года, сегодня Южной Осетии не было бы на политической карте мира.

Таким образом, Россия в буквальном смысле дважды спасала Осетию в самые судьбоносные периоды ее истории. Это незабываемо и никогда не забудется нашим народом.

— Как один из крупнейших осетиноведов, не могли бы вы рассказать, какие существуют проблемы в изучении этнической истории осетин и много ли еще пробелов в этой области?
— Осетины — один из древнейших народов Кавказа. В изучении его истории достигнуто немало успехов. Почти по всем ее периодам накопилась значительная литература. Ею занимались крупнейшие отечественные и зарубежные ученые. По этногенезу и этнической истории осетин состоялись всесоюзная сессия (1966) и Международный конгресс (2013). Вышли обобщающие очерки и книги по истории осетинского народа, десятки монографий, посвященных отдельным проблемам истории, археологии и этнографии. Впервые на постсоветском пространстве увидела свет «Осетинская этнографическая энциклопедия». Однако неисследованных тем, особенно по древней и средневековой истории Осетии, еще немало.

Самое опасное и, осмелюсь сказать, страшное в наши дни — это наступление лженауки, чудовищное искажение горе-историками исторической действительности в угоду сиюминутным интересам.

Подобными самиздатскими книжками заполнены книжные магазины. В масках ультрапатриотов в угоду удревнению истории своих народов они идут на всякие выдумки, лишь бы желаемое выдать за действительное. Академическая наука довольно основательно доказала, что аланы (а через них сарматы и скифы) — непосредственные этногенетические предки осетинского народа, а сегодня выходит немало работ любителей истории и даже людей с учеными званиями, отрицающих это родство, не выдвигая при этом солидной аргументации. Яблоком раздора становится скифо-сарматское ядро эпоса, основательно доказанное корифеями кавказоведения Дюмезилем, Абаевым и другими солидными учеными. Поэтому обстоятельства заставляют ученых-осетиноведов еще глубже заняться разработкой малоисследованных проблем древней и средневековой истории осетинского народа и ими опровергать вольные упражнения шарлатанов от истории.