Wikimedia Commons

Бросать под поезд легче по-английски

Исследование: иностранный язык помогает справиться с моралью

На решение знаменитой «дилеммы вагонетки» влияет язык. Использование иностранного языка при решении нравственных дилемм позволяет легче переступать через свои моральные убеждения, выяснили психологи.

«Тяжелая неуправляемая вагонетка несется по рельсам. На пути ее следования находятся пять человек, привязанные к рельсам сумасшедшим философом. К счастью, вы можете переключить стрелку — и тогда вагонетка поедет по другому, запасному пути. К несчастью, на запасном пути находится один человек, также привязанный к рельсам. Каковы ваши действия?» — так звучит классическая формулировка мысленного эксперимента о вагонетке, придуманного философом Филиппой Рут еще в 1967 году.

Уже существует множество вариаций этой дилеммы, одна из них, предложенная другим философом, Джудит Томпсон, — не переключить стрелку, а столкнуть под вагонетку толстяка, чье тело ее остановит. Как показывали более ранние исследования,

многие из тех, кто в первом случае был готов переключить стрелку, не решились бы собственноручно толкнуть кого-то под колеса вагонетки.

В 2001 году психолог и нейробиолог Джошуа Грин с помощью фМРТ исследовал мозг девяти добровольцев в то время, как они размышляли над проблемой вагонетки.

Результаты показали, что во время принятия решения при классической формулировке наибольшая активность наблюдалась в областях мозга, связанных с высшими когнитивными функциями.

А вот если речь шла о том, чтобы толкнуть кого-то под вагонетку, активировались области, связанные с разрешением конфликта.

Это соответствовало предположению исследователей о том, что ситуация, вызывающая более яркий эмоциональный отклик, приведет к «соперничеству» эмоциональной и когнитивной реакции.

Ряд более современных экспериментов выявил, что одним из факторов, влияющих на принятие решения, является язык, на котором исследователь общается с респондентами.

Если при этом использовался иностранный язык, то участники исследования с гораздо большей вероятностью были готовы столкнуть прохожего под вагонетку.

Психологи из Чикагского университета, которые были авторами части работ о влиянии языка на принятие решений, провели еще один эксперимент. Его результаты были опубликованы в журнале Psychological Science.

«Ранее и мы, и другие исследователи описывали, как использование иностранного языка влияет на наше мышление, — говорит профессор психологии Боаз Кейсар. – Мы предполагали, чем это объясняется, но не проводили экспериментов. Эта работа — первая, в которой приводятся доказательства».

У ученых было несколько возможных объяснений этого феномена. Во-первых, при использовании иностранного языка людям могло быть проще преодолеть табу на убийство. Во-вторых, им приходилось тратить больше времени на обдумывание и формулировку ответа, что позволяло прийти к более утилитарному решению. В-третьих, оба фактора могли влиять одновременно.

Ученые провели шесть экспериментов для носителей разных языков. Участниками каждого из них стали 200 человек. Каждый должен был решить «проблему вагонетки» на родном языке и на известном ему иностранном (английском, немецком и испанском). Также им предстояло ответить на 20 вопросов, половина которых была посвящена принятию определенного решения («Смогли бы вы сбросить с моста одного человека, чтобы спасти пятерых?»), а другая — моральным аспектам этого решения («Правильно ли будет сбросить с моста человека ради спасения пятерых с точки зрения морали?»).

Кроме того, участникам предлагались и иные формулировки проблемы — например, в одном из вариантов смерть одного человека могла спасти остальных не от гибели, а лишь от незначительных травм.

Результаты эксперимента свидетельствовали о том, что использование иностранного языка снижает эмоциональную нагрузку, но при этом не увеличивает умственную.

В среднем нравственная сторона проблемы при выполнении задания на родном языке волновала участников на 7% больше, а утилитарная — на 10% меньше.

«Используя иностранный язык, люди не обращали внимания на количество спасенных жизней. Но им было проще нарушать правила», — говорит психолог Саюри Хаякава, ведущий автор исследования.

«Результаты меня удивили, — признается Кейсар. — Я предполагал, что мы обнаружим разницу в том, насколько участников будет волновать приносимая польза. Но все оказалось наоборот».

Дело в том, что иностранный язык, в отличие от родного, эмоционально не связан с окружением испытуемых, считает Кейсар. «Родной язык мы слышим от родных, друзей, из телевизора. Эмоции пронизывают его», — поясняет Хаякава.

Иностранный же язык обычно изучается уже в сознательном возрасте на занятиях с преподавателем и гораздо менее тесно связан с внутренними переживаниями.

Ранее в этом году другая группа ученых выяснила, что при решении «проблемы вагонетки» на выбор участника эксперимента влияет и то, с экрана компьютера или смартфона тот читает условие.

Участники, изучавшие условия эксперимента и дававшие ответы с помощью смартфона, оказались готовы столкнуть толстяка в 33,5% случаев, в то время как те, кто сидел за компьютером, сделали бы это лишь в 22,3% случаев. Пожертвовать одним человеком на путях ради пяти смогли бы 80,9% пользователей смартфонов и 76,9% пользователей ПК. Как считают авторы исследования,

все дело во временном отрезке, отведенном на принятие решения. В условиях дефицита времени, с которым сталкивались пользователи смартфонов, они психологически отдалялись от происходящего.

«Так как социальная жизнь, работа и даже шопинг осуществляются при помощи интернета, важно думать о том, как изменились контексты типичных этических ситуаций, с которыми нам приходится сталкиваться, и как на сотни миллионов людей влияет ежедневное использование мобильных устройств», – отмечают авторы исследования.