Новости

Люблинская уния: как Польша и Литва объединились против Москвы

450 лет назад была принята Люблинская уния – государственный союз Польши и Литвы

450 лет назад была принята Люблинская уния, объединившая Королевство Польское и Великое княжество Литовское в единое государство – Речь Посполитую. В результате заключения союза русское православное население Литвы подверглось насильственной полонизации и обращению в католическую веру, а древние памятники культуры уничтожались. Русское царство приобретало на западных границах сильного противника.

1 июля 1569 года на созванном в Люблине общем сейме польских и литовских депутатов был утвержден подписанный тремя днями ранее акт унии – государственного союза между Королевством Польским и Великим княжеством Литовским. Согласно Люблинской унии, на карте Европы появлялось единое государство – Речь Посполитая, занимавшее части территорий современных Польши, Литвы, Украины, Белоруссии, России, Латвии и Молдавии. Вновь образованная страна сходу превратилась в одну из крупнейших и сильнейших на континенте. Ее население составляло примерно 7,5 млн человек, и за два столетия выросло почти в два раза.

Сближение Литвы и Польши началось с заключения в 1385 году Кревской унии.

Последующие унии подтвердили условия династического союза. В обоих государствах власть монарха была ограничена общегосударственным сеймом и сословно-представительным органом – радой в княжестве, сенатом – в королевстве. Функции этих органов были похожими. В политической жизни двух стран господствовала шляхта. В Литве она, недовольная монопольным влиянием магнатов, надеялась получить в результате унии с Польшей такие же права, какими пользовалась польская шляхта. Это привилегированное сословие стремилось получить новые земли и должности в Литве. В свою очередь, католическая церковь намеревалась распространить влияние на украинские, белорусские и русские земли.

Неудачи Великого княжества Литовского на первом этапе Ливонской войны также подталкивали стороны к объединению. Иван Грозный взял Полоцк, опустошил половину Литовского княжества и угрожал дальнейшими завоеваниями. В прежние времена литовская знать сама охотно шла под московскую власть. Теперь же литовцы боялись и ненавидели Ивана Грозного за его жестокости против бояр и не желали ему подчиняться в страхе перед опричниной. Элита княжества искала защиты от Москвы у Польши, а та использовала ситуацию в своих интересах.

Как отмечал знаменитый русский историк XIX – начала XX вв. Василий Ключевский, «чтобы упрочить династическую связь Литвы и Польши, польское правительство с духовенством во главе предприняло усиленную пропаганду католицизма среди православной Литовской Руси». Благодаря этому уже в конце XV века начался распад Литовского княжества: православные русские и даже литовские князья начали отходить от Литвы на службу к московскому великому князю.

Реформация принесла в Польшу протестантское влияние, что ослабило энергию католической пропаганды и в Литве.

В связи с этим православное население литовских земель перестало боязливо или враждебно относиться к польскому правительству. Поворот в народном настроении сделал возможным политический союз Литвы с Польшей, заключал Ключевский.

«Пока католическая пропаганда, покровительствуемая польским правительством, действовала в Литве очень напряженно, православное литовско-русское население не хотело и думать о продлении союза. Поднимался тревожный вопрос о дальнейших отношениях Литвы к Польше, — писал историк. – Но благодаря веротерпимости или благожелательному индифферентизму Сигизмунда-Августа православные перестали пугаться этой мысли. Противодействия продлению унии можно было ожидать только от литовских вельмож, которые боялись, что их задавит польская шляхта, родовое дворянство, а литовско-русское дворянство именно потому и желало вечного союза с Польшей».

Пользуясь затруднительным положением Литвы, потерявшей Полоцк, и страхом литовского панства перед Иваном Грозным, король и поляки стали настойчиво проводить мысль о вечной унии на общих сеймах литовской и польской знати и шляхты. 10 января 1569 года в Люблине собрался сейм для решения вопроса о продлении унии. Сначала делегация от Великого княжества Литовского заседала отдельно от поляков. Польская сторона стремилась к включению соседей в свое королевство. Литовские магнаты выступали за заключение военного союза двух стран с сохранением суверенитета государств. Поляки потребовали от короля заставить послов Литвы заседать на сейме совместно.

1 марта делегация Великого княжества в знак протеста покинула сейм. В их отсутствие 5 марта великий князь литовский Сигизмунд II Август принял решение о включении в состав Польши богатых земель Литвы (территории современной Украины).

Отторжение этих частей заставило делегацию Литвы вернуться в Люблин.

1 июля акт унии был подписан. Политический союз обоих государств был признан навсегда неразрывным и по пресечении династии Ягеллонов. В процессе длительных обсуждений государство получило окончательное устройство. Польша и Литва соединялись как две равноправные половины единой державы, называвшиеся первая Короной, вторая Княжеством. Обе вместе они получили название Речи Посполитой. Это была республикански устроенная избирательная монархия. Во главе управления становился король, избираемый общим сеймом, которому принадлежала законодательная власть. Сейм состоял из двух палат – сената, в который входили высшие должностные лица государства и католические епископы, и посольской избы.

Постановление сейма об унии, помимо прочего, запрещало избрание великого князя литовского. Такой титул принадлежал отныне королю Речи Посполитой. Провозглашалась общая внешняя политика. Русское царство приобретало на Западе мощного конкурента.

Монеты в обеих частях государства должны были чеканиться одинакового веса, формы и пробы. Кроме того, постановление Люблинского сейма «дозволяло приобретать имения и владеть ими поляку в Литве, а литвину в Польше».

«Для истории Юго-Западной Руси всего важнее были те постановления Люблинского сейма, по которым некоторые области этой Руси, входившие в состав Литовского княжества, отходили к Короне: это были Подляшье (западная часть Гродненской губернии), Волынь и Украйна (губерния Киевская и Полтавская с частью Подольской и с частью Черниговской). При таких обстоятельствах состоялась Люблинская уния 1569 года. Она сопровождалась чрезвычайно важными следствиями, политическими и национально-религиозными, для Юго-Западной Руси и всей Восточной Европы», — резюмировал Ключевский.

Иными словами, южная половина Литвы была напрямую присоединена к Польше, остальная часть образовала унию с Короной.

В современной Белоруссии принято считать, что полного слияния двух государств в действительности не произошло. Литве удалось сохранить частичную самостоятельность: название, государственный аппарат, вооруженные силы, законодательство и судебную систему, язык и государственную печать. Сейм принимал отдельные законы для Короны и Великого княжества. Многие белорусские историки нашего времени считают Речь Посполитую федерацией.

Вместе с появлением нового государства оканчивалось правление в Литве династии Гедеминовичей и ее ответвления Ягеллонов. Ключевский в целом негативно оценивал пропольскую деятельность, которую они проводили в подвластных им землях и, в частности, разрушение многочисленных памятников старины.

После смерти Сигизмунда II Августа в 1572 году начался период избранных королей, первым из которых стал принц французского королевского дома Генрих Валуа. С его избранием были приняты два документа, ограничивающие власть короля, — пакта конвента, определявшая, на каких условиях каждый следующий монарх будет править страной, и генриховы артикулы, запрещавшие королю назначать себе преемника и лишавшие его законодательной и судебной власти.

«Поляки достигли, чего добивались почти 200 лет, вечного соединения своего государства с Литвой и прямого присоединения к Польше заманчивых по природным богатствам областей Юго-Западной Руси», — констатировал автор «Курса русской истории» Ключевский.

Передача русских земель от Литвы Польше и окончательное торжество польского порядка в Литве привела к тяжелым последствиям для русского населения Речи Посполитой и для всего государства,

отмечал русский и советский историк Сергей Платонов. Во-первых, после государственной унии возник вопрос о введении унии церковной: поляки не надеялись достигнуть народного единства без единства веры. Во-вторых, особенности польского шляхетского строя, распространяясь на все Литовско-Русские области, усилили бесправие и зависимость от шляхты простого народа. Как церковная уния, так и усиление крепостного гнета вызывали глубокое недовольство православно-русского населения и создали острое междоусобие в Речи Посполитой, констатировал член Российской академии наук.

Речь Посполитая просуществовала до третьего раздела в 1795 году, когда части государства отошли к Австрии, Пруссии и России.