Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Наука и власть

«Это балаган»: в РУДН присвоили ученую степень гомеопату

Ученые резко раскритиковали присуждение РУДН степени гомеопату

Диссовет РУДН присвоил ученую степень сотруднице «Материа Медика» — российского производителя гомеопатии — за диссертацию, посвященную, в том числе, исследованию гомеопатических препаратов. Это возмутило членов Комиссии по борьбе с лженаукой и посеяло сомнения в ценности дипломов РУДН в целом.

24 сентября в РУДН прошла защита кандидатской диссертации по фармацевтике, которая привлекла внимание членов Комиссии по борьбе с лженаукой и Комиссии по противодействию фальсификации научных исследований РАН. Интерес вызвало упоминание в работе релиз-активных (гомеопатических) препаратов, а также связь автора диссертации с компанией «Материа Медика» — российским производителем гомеопатии. Корреспондент «Газеты.Ru» посетила это мероприятие.

В 2017 году 23 высших учебных заведения, в том числе РУДН, получили возможность самостоятельно присуждать ученые степени кандидата и доктора наук. Так что защита этой диссертации проходила уже без участия ВАК.

Работа на тему «Разработка системы контроля качества лекарственных средств, произведенных с использованием автоматизированной микрофлюидной системы» была представлена к защите на соискание ученой степени кандидата фармацевтических наук.

Автор диссертации — сотрудница компании «Материа Медика» Марина Никифорова, ее научным консультантом стал директор департамента научных исследований и разработок этой же компании Сергей Тарасов.

На защите пожелали присутствовать корреспонденты сразу нескольких изданий, поэтому для них пришлось выделить отдельный зал — иначе в условиях пандемии COVID-19 не удалось бы соблюсти требования к социальной дистанции. Для них из зала, где проходила защита, велась прямая трансляция на большом экране.

Микрофлюидные системы, позволяющие оперировать небольшим количеством жидкости, действительно представляют интерес для медицины и науки — они нашли применение в охлаждающих системах, микрореакторах, био-чипах для экспресс-тестирования нескольких веществ одновременно и т. п. Но в данном случае большая часть проделанной работы оказалась связана с производством гомеопатии — работа с релиз-активными препаратами указана в задачах исследования. Еще в самом начале защиты Никифорова упомянула о гомеопатических препаратах, а чуть позже подробнее рассказала об их производстве.

Этот момент не привлек внимание членов диссовета. Они интересовались физическими аспектами работы микрофлюидной системы, чем обусловлен выбор модельного вещества (система тестировалась на красителе азорубине), внедрены ли уже описанные разработки. На все вопросы Никифорова отвечала обстоятельно и уверенно.

Когда вопросов больше не осталось, слово взял научный руководитель Никифоровой профессор Антон Сыроешкин, заведующий кафедрой фармацевтической и токсикологической химии РУДН. Он похвалил трудолюбие и талантливость своей подопечной и отметил, что в процессе работы над диссертацией ей пришлось выйти за рамки фармакологии и разобраться во множестве смежных областей.

«Пришлось изучать физическую химию, теорию турбулентности, аэрозольные науки», — отметил он, добавив, что у многих аспирантов возникали проблемы из-за нехватки практических или теоретических навыков, но в случае с Никифоровой все прошло довольно гармонично.

Тепло отозвался о Никифоровой и ее научный консультант Тарасов.

После вопросов оппонентов, на которые Никифорова тоже успешно ответила, ученый секретарь диссовета Мария Морозова зачитала замечания, представленные в отзывах на автореферат. Основная их масса была сосредоточена в трех отрицательных отзывах — доктора биологических наук, члена Комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований Михаила Гельфанда, кандидата биологических наук, члена
Комиссии РАН по борьбе с лженаукой Александра  Панчина  и академика РАН, главы Комиссии по борьбе с лженаукой Евгения Александрова.

Все трое обратили внимание на примерно одни и те же недостатки работы. Так, методологические разработки Никифоровой призваны обеспечить производство препаратов сверхвысокого разведения, когда в конечном продукте уже не определяется действующее вещество — гомеопатических средств. У сторонников гомеопатии есть разные варианты объяснений предполагаемой ими эффективности таких препаратов, от квантовых полей до «памяти воды».

«Концепция релиз-активных препаратов находится в вопиющем противоречии с фундаментальной идеей атомно-молекулярной структуры вещества, лежащей в основе современной физико-химической картины мира и восходящей к Демокриту», — отметил Александров.

Кроме того, пять статей из тех, на которые Никифорова ссылается в качестве подтверждения эффективности гомеопатических препаратов, уже отозваны из научных журналов, однако этот факт в работе не указан. Возможно, Никифорова не знала о том, что статьи отозвали, допускает Панчин, но Тарасов, как их соавтор, должен был быть в курсе.

Внимание Панчина также привлекли абзацы, посвященные воздействию феромонов на человека (этот эффект не доказан), малоизученности воды как субстанции и большому количеству ее быстро меняющихся характеристик и состояний (этим Никифорова объясняет, почему в гомеопатических препаратах не удается обнаружить действующие вещества) и высказывания в духе «спектры сверхвысоких разведений в чем-то имитируют спектральную картину самих исходных веществ, из которых они были приготовлены».

Вызвали вопросы статистические методы обработки полученных данных и вообще методология исследования.

«С одной стороны, автор в своих формулировках говорит о веществах, т.е. молекулах (в данном случае, антител). С другой, поскольку в силу закона Авогадро при исследуемых разведениях в образцах молекул нет, автор упоминает так называемые «релиз-активные (РА)» формы антител, описывая их как особые структуры воды (колмогоровские вихри, диссипативные структуры, наноструктуры, гигантские гетерофазные кластеры), — удивлялся Гельфанд.

Как и предыдущие специалисты, он подчеркнул проблемы с неочевидностью методологии работы со статистическими данными и неаргументированностью выводов.

Также у авторов отрицательных отзывов возник вопрос — если описанный в исследовании гомеопатический препарат наносился на лактозные шарики (сахарная крупка — одна из популярных форм гомеопатических средств), то зачем интерпретировать возможные эффекты релиз-активности в терминах структур воды?

И члены диссовета, и сама Никифорова к критике отнеслись насмешливо.

«Сложно на такие вопросы отвечать, потому что шарики — это не лекарственная форма», — сказала Никифорова.

Отвечая на вопрос о гипотезе колебательно-волновых процессов, она сослалась на опубликованную в зарубежном рецензируемом журнале статью, которой «нет оснований не доверять». Существование феромонов Никифорова тоже объяснила «одной из публикаций» в журнале.

Никифорова призналась, что не знала об отзыве статей, на которые ссылалась — список литературы подбирался еще до того, как их отозвали. Кроме того, подчеркнула она, в тексте есть ссылки и на неотозванные статьи. Причиной отзыва статей она назвала субъективное мнение редакторов.

Также она обратила внимание, что не заявляла в диссертации о терапевтической активности полученного в ходе исследований гомеопатического препарата — изучалась лишь возможность его создания с помощью разработанной системы.

На комментарий Панчина о том, что в диссертации не упомянут конфликт интересов (Никифорова и Тарасов работает в компании, производящей гомеопатические средства), Никифорова отметила, что информация об их месте работы указана во всех документах, а в диссертациях о конфликте интересов сообщать не требуется.

«Господин Панчин может внести свои предложения в ГОСТы», — сказала она.

«Вы ответили настолько четко и обосновано, что, если бы эти три человека присутствовали на заседании, они бы вопросы сняли и разошлись бы, а, может, даже отозвали бы свои отзывы», — похвалили Никифорову члены комиссии.

Однако Гельфанд с таким мнением не согласен.

«Адекватных ответов дано не было, — сказал он «Газете.Ru». — Человеку говорят — у вас ссылки на работы, которые научным сообществом признаны некачественными и отозваны из журналов, а она говорит — ничего, у меня ссылки на другие работы тоже есть. Отзыв статьи — это вообще достаточно редкое явление. Если в статье просто содержится какая-то ошибка, то пишется поправка. А если статья отзывается, значит, она неправильная настолько, что ее поправить нельзя. Это не решение одного человека. Это значит, что редколлегия сидела, изучала статью, критику. И это уже произошло в нескольких журналах. Списать на то, что это чьи-то капризы и прихоти, не получится.

Если человек написал в углу, ему говорят — ты написал в углу. А он отвечает — ничего страшного, в трех остальных углах зато все чисто. Логика ровно такая же».

Также он отметил, что на вопрос о том, куда деваются водные вихри, диссипативные структуры и прочие упомянутые явления, когда раствор наносится на лактозные гранулы, ответа так и не было.

«Ответы не удовлетворительные, а по большей части демагогические, — считает Гельфанд. — Там были, помимо всего прочего, содержательные претензии по постановке экспериментов и статистической обработке. На них было скромно сказано — ну да, я в диссертации забыла про это написать. Технические замечания свели к мелким оплошностям, а принципиальные, что диссертация изучает то, чего нет — это было превращено в балаган».

Оставили его в недоумении и слова про неизученную терапевтическую значимость.

«Если не изучали терапевтическую значимость, то тогда зачем половину введения рассказывать, как это «работает»? Если не изучали, зачем про это писать? За слова надо отвечать. Все введение — про практическую значимость исследования, а «практическая значимость» этого исследования в том, что исследовали гомеопатию», — сказал он.

Интересно, что в тексте диссертации слово «гомеопатия» не встречается. Не звучало оно и во время защиты применительно к самим препаратам — упоминалось лишь само существование гомеопатических средств в целом.

«Есть упрощенная процедура для регистрации гомеопатических средств, — пояснил Гельфанд. — При ней не надо мерить концентрацию, потому что непонятно, что мерить, не надо мерить фармакодинамику, потому что тоже непонятно, как мерить то, чего нет. Поэтому их регистрируют просто по факту. Но тогда на коробке будет написано «гомеопатическое средство». Что честно — пациент должен понимать, что ему прописали. «Материа Медика» от этого ушли, слово «гомеопатия» забыли навсегда, называют теперь это «релиз-активные препараты». Что такое релиз-активный препарат — Минздрав не знает. В моем отзыве я ссылался на официальное письмо Минздрава, что официально такого термина не существует».

«На самом деле, проблема даже не в гомеопатии, а в том, что эти люди компрометируют саму идею самостоятельного присуждения степеней университетом», — заключил Гельфанд.

Панчин у себя на странице в Facebook тоже посетовал, что «эта история ставит под сомнение право такого совета на дальнейшую аккредитацию».

«Ну, а члены совета, одобрившие защиту, едва ли могут с чистой совестью называть себя учеными», — добавил он.

Ранее ко всем советским и российским дипломам относились одинаково, так как они проходили через одинаковую систему аттестации, отметил Панчин. Теперь же, по его мнению, дипломы РУДН «будут котироваться несколько иначе».