Рисковали кораблем: почему Британия была не права в инциденте с эсминцем

В МГИМО пояснили, почему действия эсминца Британии не соответствовали морскому праву

Слушать
Остановить
В чем вина Великобритании в инциденте с эсминцем, как поступать государствам в случае морских территориальных споров, «Газете.Ru» рассказал эксперт в области морского права, профессор кафедры международного права МГИМО Александр Вылегжанин.

Британский эсминец Defender имел бы право мирного прохода через район территориального моря России, примыкающий к берегам Крыма, если бы заход в этот район не был заранее запрещен Россией из-за проведения учений. Это «Газете.Ru» пояснил профессор кафедры международного права МГИМО Александр Вылегжанин.

Инцидент в Черном море произошел 23 июня. Как заявили в российском Минобороны, эсминец ВМС Великобритании Defender нарушил госграницу и углубился в территориальные воды РФ на 3 километра в районе мыса Фиолент в Крыму. Пограничники на корабле береговой охраны открыли предупредительную стрельбу, а самолет Су-24М, по данным российской стороны, «выполнил предупредительное бомбометание» по курсу британского эсминца. После этого HMS Defender покинул российские воды.

Мирный проход

По словам эксперта, согласно международному праву, прибрежное государство не вправе без причин препятствовать мирному проходу иностранного корабля через свое территориальное море. Великобритания, кстати, в свое время не препятствовала проходу авианосца «Адмирал Кузнецов», когда российский военный корабль шел к берегам Сирии, напомнил он.

«Но в данном случае – фактическая ситуация другая. Задолго до подхода английского военного корабля к внешней границе территориального моря России у побережья Крыма Россией был опубликован нормативный акт о временно закрытых районах для мореплавания. В том числе и в этом районе. Такое закрытие – для проведения учений или по иным причинам – право территориального прибрежного суверена. Великобритания, кстати, его не оспорила. То есть не Россия нарушила положения международного права о мирном проходе иностранных судов, а Великобритания, как государство флага военного корабля, игнорировала этот правовой акт территориального суверена – России. Но Великобритания обязана, согласно п.4 ст. 21 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., соблюдать «законы и правила прибрежного государства», в данном случае – России – касающиеся права мирного прохода», — пояснил эксперт.

Британия сама признавала получение такого предупреждения. «Мы считаем, что русские проводили артиллерийские учения в Черном море и заранее предупредили морское сообщество о своей деятельности», — говорилось заявлении британского Минобороны после инцидента.

Профессор МГИМО также объяснил, что мирным проходом не являлся и прошлогодний инцидент с эсминцем «Джон Маккейн» на подходе к заливу Петра Великого на Дальнем Востоке. «Там была совершенно другая ситуация – американский военный корабль не проходил через территориальное море России, а держал курс во внутренние воды РФ – в залив Петра Великого. А во внутренних водах нет права мирного прохода, — отметил эксперт. — Вторым нарушением было то, что военный корабль США осуществлял в территориальном море России маневрирование, что специально запрещено нормами международного права о мирном проходе. Поэтому со стороны России была адекватная жесткая реакция, но она соответствует международному праву».

Вина Британии

В случае с эсминцем Defender наличие территориального спора между Россией и Украиной относительно того, какое из этих двух государств является сувереном Крыма, не освобождает Великобританию от обязанности исполнять положения международного права о мирном проходе.

«Даже если Великобритания исходит из того, что такой спор существует, и ей более симпатична позиция только одного из спорящих государств, тем не менее положения международного права обязывают исполнять законодательные акты любого из спорящих государств об опасном для мореплавания районе. В ином случае государство флага подвергает риску военный корабль под своим флагом»,

— подчеркнул профессор МГИМО.

При этом само наличие территориального спора между государствами не исключает возможности избегать подобных инцидентов в будущем, и практика международных отношений это доказывает. «Приведу пример – два члена НАТО, Дания и Канада – сегодня имеют территориальный спор относительно суверенитета над островом Ханс. Но они же не устраивают вооруженные провокации из-за этого. Они юридическими средствами доказывают, какое из государств имеет больше прав на эту территорию. Споров таких – множество, но это не означает, что нужно провоцировать вооруженные конфликты», — отметил эксперт.

По мнению специалиста, случай с эсминцем Defender стал самым серьезным инцидентом в Черном море между российскими кораблями и кораблями стран НАТО со времен распада Советского Союза.

«После прекращения действия договора об образовании СССР, конечно, это самый серьезный случай, когда по сути кораблем провоцировался военный конфликт. На память приходит та провокация, устроенная США, когда их военный корабль шел прямым курсом к побережью Крыма, и когда военное руководство СССР вынуждено было применить физическое отталкивание, навал на американский корабль», — добавил профессор МГИМО.

12 февраля 1988 года группа, состоявшая из советских сторожевых кораблей «Беззаветный» и СКР-6 совершили навал на ракетный крейсер «Йорктаун», которого сопровождал эсминец «Кэрон». Корабли из состава американского шестого флота ранее уже заходили за морскую границу СССР у южного побережья Крыма, что интерпретировалось советской стороной как провокация. После нескольких столкновений и подключения к делу авиации американские корабли ушли в нейтральные воды, где легли в дрейф. Вернувшись на базу, «Йорктаун» подвергся длительному ремонту, а его командир был снят с должности за пассивные действия.

Поделиться: