«К теще на блины»: как летчик на Ан-2 протаранил жилой дом

45 лет назад пилот преднамеренно врезался в многоквартирный дом в Новосибирске

Слушать
Остановить
45 лет назад советский летчик решил отомстить жене, и протаранил на «Кукурузнике» дом, где она жила. В жену он не попал, зато убил шестерых других людей, включая нескольких детей. Информация об этом была засекречена в течение 20 лет, а жилой дом восстановили и он стоит до сих пор.

Утром 26 сентября 1976 года семейная пара, жившая в Новосибирске по адресу улица Степная 43/1, возвращалась домой с дачи. Подходя к дому, они заметили толпу людей и подумали, что собрался какой-то митинг, но затем поняли, что это не так. Дом оцепила милиция, подъезд охвачен огнем, в стене — дыра, а на земле валяются догорающие остатки самолета.

Так 23-летний пилот Западно-Сибирского Управления гражданской авиации Владимир Серков попытался отомстить жене, убив при этом шестерых людей и себя.

Он прибыл в аэропорт в три часа ночи, сделав предварительную заявку на полет на 6 утра. Владимир Серков был кадровым пилотом и командиром Ан-2, и потому буднично прошел все положенные предполетные процедуры, несмотря на ряд нарушений. За 2 часа 45 минут до запланированного вылета он прошел медосмотр, что уже было по правилам слишком рано. Но, вдобавок к этому, он предъявил фельдшеру недействительное оперативное задание, в котором не было указано время вылета.

Далее он получил судовые документы и ключ от дежурного по стоянке, миновав при этом подготовку в штурманской комнате. Дежурный знал Серкова, и потому выдал ключи без лишних вопросов. Летчик сел в самолет, около 4 часов утра запросил разрешение вырулить на стоянку другого летного отряда, и получил «добро». Но на стоянку Серков не поехал, вместо этого он развернулся в сторону полосы и совершил самовольный взлет.

Диспетчеры от незапланированного взлета пришли в замешательство, и потому лишь спустя две минуты стали вызывать Серкова на связь. Он ответил далеко не сразу: на очередной вопрос о местонахождении он проговорил «над затоном нахожусь», и вновь замолчал. Следующие несколько минут диспетчеры пытались добиться ответа, куда летчик направляется, на что он в конце концов передал странную фразу:

«Ищите меня по улице Степная дом сорок три дробь один, прощайте, моя фамилия Серков».

Его еще несколько раз безуспешно пытались вызвать по радиосвязи, но, в целом, неразрешенный полет не вызвал бурной реакции: борту даже не приказывали немедленно вернуться на аэродром.

Некоторые жители панельного дома по указанному адресу проснулись от звука кружащегося над ними самолета. «Соседка рассказывала, что поняла сразу, что этот дурак врезаться собирается, и давала ему отмашку — вспоминает местная жительница Наталья. — Этот летчик хотел к теще «на блины заехать» в девятую квартиру, но промахнулся. Не из-за соседки, тополь ему помешал. Он все прицелиться не мог, поэтому и нарезал круги».

Дело в том, что для знающих Владимира Серкова мотивы его поведения были понятны с первой секунды: ревность и страх остаться без работы. Летчик хотел отправиться в командировку на север, куда, по правилам тех лет, брали только семейных. У Серкова были жена и ребенок, но отношения с женой не заладились. Супруги подали на развод, но муж был против: «подожди, пока я уеду, потом хоть 20 разводов тебе дам». Также в последнее время перед тараном пилот подозревал жену в изменах, и местные жители в интервью вспоминают, что основания для этого были.

Неизвестно, были ли они на самом деле, и в контексте трагедии это не играет роли. Тем не менее, незадолго до своего последнего полета, как рассказала следствию сама жена Татьяна, Серков увидел, как возле дома родителей она разговаривает со знакомым. Летчик подождал, пока они разойдутся, после чего подошел к жене и стал ее избивать. Конфликт продолжился и в квартире родителей Татьяны, где прекратить побои смогла лишь мать жены. Тогда Серков пошел ночевать к своим родителям, жившим на той же улице. Позже в той квартире найдут записку, в которой летчик обещает уйти из жизни, забрав жену и сына, добавляя, что «с настоящими нервами я не смог бы уже начать сначала», и что последний конфликт с женой переполнил чашу.

В 8:16 утра самолет протаранил дом, пробив двухметровую дыру в стене. Хвостовая часть оторвалась и упала вниз, загоревшись около подъезда, а из топливных баков вытекло около 800 литров горючего. «Паника была страшная, — вспоминает одна из местных жительниц.

— Люди из окон детей выкидывали, сами прыгали и разбивались, ноги себе ломали».

Двигатель залетел в спальню одной из квартир, прямо на кровать, где спали двое детей. «Саша и Олежка, их не задавило, их там расплющило, — рассказывает Андрей Тяпкин, сводный брат погибших мальчиков. — Бабушка из окна прыгала, у нее поломаны были ноги и правая рука». Бабушка оказалась единственной выжившей в этой квартире — 25-летняя соседка, которая зашла в гости, оказалась в самом эпицентре взрыва.

В соседней квартире жила молодая семья Пушенко — четырехлетний сын Егор, годовалая дочь Аня и родители, Маргарита и Владимир. Отец семьи уже проснулся, когда раздался взрыв, и потому сразу схватил дочь и выскочил из дома.

«А Егор с Риткой... Весь этот бензин на них жахнул, — рассказывает приятель и бывший сосед семьи. — Их в больницу увезли. Там ожогов 70-80 процентов было. Ритка вся забинтованная в кресле сидела, не говорила. Егорка через неделю умер. Так вот, когда Егорка умер, Ритка заговорила. Сказала, что скоро уйдет за ним. Так и произошло». Маргарита действительно умерла спустя некоторое время, но в официальный список погибших не вошла.

Сама жена пилота и ее семья не пострадали.

Пожарные приехали через пять минут после катастрофы. У них не было воды, так как с утра они успели потушить уже несколько пожаров, но бригада подключилась к гидранту и ликвидировала возгорание меньше чем за час. А вот скорая приехала не сразу, так как первоначально диспетчерская служба приняла рассказ о ревнивом летчике-самоубийце за неудачную шутку.

«Не могли поверить, что советский летчик может угнать самолет и убить людей» — рассказывают местные жители.

Пожар стал не единственной проблемой жильцов дома. «Пока дом тушили, пока одно, другое, мародеры всех обнесли. Кто-то в буквальном смысле без штанов остался, тащили вообще все, — рассказывает один из жителей. — Никто же не следил за ними. У Володьки, у которого сын и жена в больнице умерли, мародеры вообще все сперли. Помню, на улице стою, вижу как несут Володькин телевизор. Тогда это редкость была, во всем доме один такой телевизор был, это я точно знаю. Я еще удивился, что с грудной дочкой на руках, вся семья в больнице, а он вещами занимается. Глядь — а его в другую сторону тянут. Я пока сообразил, там уже у этих молодцев только пятки сверкали».

После катастрофы ни одна газета не написала о случившемся, и историю засекретили почти на 20 лет. В официальном отчете указано, что основная причина ЧП — психологические проблемы Владимира Серкова, усугубившиеся заболеваниями нервной системы и семейными конфликтами. Дом спустя некоторое время восстановили: его частично разобрали, сняли разрушенные панели и заново отстроили три верхних этажа. Но следы от попадания самолета видны до сих пор, поскольку нижние панели имеют рисунок в виде волн, а верхние, новые, остались без рисунка.