Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Резня в Хаме была табу»: как Асад-старший бомбил оппозицию

40 лет назад в Сирии после бомбардировки был штурмом взят город Хама

2 февраля 1982 года сирийские правительственные войска при поддержке военизированных формирований «оборонных бригад» подвергли бомбардировке, а затем взяли штурмом четвертый по величине город страны — Хаму. Эти события, случившиеся во времена правления отца нынешнего президента Сирии Башара Асада, получили среди оппозиции наименование «резни в Хаме».

40 лет назад, 2 февраля 1982 года, по приказу президента Сирии Хафеза Асада — отца нынешнего президента Башара Асада — началась осада, бомбардировка, а затем и штурм города Хамы. Все это происходило в ходе подавления исламистского восстания, поднятого «Братьями-мусульманами» (организация запрещена в России), однако взятие города привело к столь большим потерям среди мирного населения, что эти события до сих пор считают «одним из самых смертоносных действий какого-либо арабского правительства против собственного народа на современном Ближнем Востоке», по выражению колумнистки газеты The New Yorker и эксперта по Сирии Робин Райт.

На Западе все тогда случившееся принято именовать «восстанием в Хаме» или даже «резней в Хаме».

Жесткие и решительные действия Хафеза Асада и его младшего брата Рифаата Асада, дяди действующего президента Башара Асада, возглавившего проправительственные «оборонные бригады», многие эксперты по Ближнему Востоку долгое время ставили в пример в качестве пусть и кровавого, но действенного решения сложных арабских проблем — ведь на многие годы какая-либо организованная оппозиция в стране практически перестала существовать, а суннитское большинство было в достаточной степени запугано, подавлено и лояльно действующей власти, состоящей в основном из алавитов.

Однако с началом нового подъема борьбы в Сирии в 2000-х стало ясно, что причины противостояния разных групп в обществе не устранены, и прежние сценарии восстаний и их подавления воспроизводятся вновь и вновь, память о репрессиях не позволяла потомкам убитых вернуться к мирной жизни, а «просвещенный», интеллигентный, учившийся, живший и работавший на Западе врачом-офтальмологом Башар Асад во главе государства оказался в том же положении, что и его отец и дядя.

По разным оценкам, жертвами «резни в Хаме» стали от 2 до 40 тысяч человек, наиболее вероятной считается оценка в 15-20 тысяч, и в основном это гражданское население. Было также убито около одной тысячи солдат правительственных войск, были захвачены и замучены многие активисты асадовской партии «Баас» в Хаме.

Кроме того, сильно пострадало историко-культурное наследие этого региона, а многие старые кварталы города были полностью разрушены. Организация «Братья-мусульмане» также лишилась сотен своих самых активных членов. Рифаат Асад, живя в изгнании во Франции, неоднократно отрицал свою причастность к резне в Хаме, однако в отчете ЦРУ его прямо связывали с этими событиями, а также с другими эпизодами репрессий, контрабанды и коррупции (в октябре 2021 года Башар Асад позволил дяде вернуться в Сирию).

Осада Хамы — четвертого по величине города Сирии с населением около 350 тысяч человек — велась на протяжении 27 дней. Город был взят в плотное кольцо правительственными войсками. По городу открыли артиллерийский огонь, работали в том числе и реактивные системы залпового огня, активно действовала авиация, использовались танки.

Войска пошли на штурм лишь после длительных бомбежек и артобстрела, на улицах города они действовали также чрезвычайно жестко, открывая огонь без предупреждения, используя тяжелое вооружение и технику против повстанцев, вооруженных в лучшем случае автоматами и иногда ручными гранатометами и с самого начала контролировавших лишь отдельные городские анклавы. По свидетельствам очевидцев, в некоторых кварталах всех мужчин старше 14 лет сразу же расстреливали на месте, упоминается также эпизод, когда из здания техникума, куда сгоняли людей, никто больше не вышел живым.

После четырех дней боев, обративших мятежный город в руины, на протяжении нескольких недель еще продолжались систематические зачистки, тысячи граждан были брошены в тюрьмы, и у многих жителей города позже возникли проблемы с собственностью, поскольку им не выдавали справки об убитых. Были полностью разрушены 63 мечети и 4 церкви.

«На четвертый день бойни наш район был осажден, и солдаты режима начали облавы в домах, — рассказывал 62-летний свидетель Ибейси турецкому агентству Anadolu. — Солдаты начали стрелять в мужчин, стариков и детей перед их домами. Выйдя из дома на следующий день, мы увидели, что повсюду в городе валяются трупы. Были и раненые, но подойти к ним, чтобы оказать помощь, никто не решался, так как наш район был окружен солдатами. Трупы оставались на улицах не меньше недели. Позже эти тела массово хоронили».

«Я шел по главной улице, и она была завалена щебнем. Я проходил мимо знаменитых часов Хамы — от них не осталось и следа. Не осталось и следа и от большой мечети. Я видел районы, которые превратились в руины», — так описывает первые дни после подавления восстания еще один местный житель.

«Резня в Хаме была табу. Люди не говорили о ней даже между собой. О тех, кто был убит и исчез, не упоминали даже в их семьях»,

— рассказывал Ясер аль-Хамави, живший в то время в этом городе. — О случившемся говорили просто как о «событиях».

О том, как эти «события» выглядели с точки зрения тех, кто подавлял мятеж, в интервью «Правде.Ру» говорил Муайяд Кандакжи: «У меня было очень много родственников, живущих в Хаме. И участие в подавлении этого выступления принимал мой брат, офицер-танкист.

В Хаме действительно произошло вооруженное выступление «Братьев-мусульман». Но вовсе не в таком масштабе, как это рисовали тогдашние власти. Весь город не был захвачен боевиками, а лишь его отдельные районы, поскольку в составе местной радикальной оппозиции было лишь около 500 человек. И часть населения оказывала ей моральную поддержку… Приказ о штурме Хамы был одновременно очень жестоким и очень глупым решением, разделившим власть и значительную часть народа. И за него сейчас в том числе приходится расплачиваться Башару Асаду.

Все эти 30 лет память о совершенном злодеянии в отношении целого города жила и передавалась от матерей к детям. И нельзя не отметить другой негативный момент — иностранное вмешательство, осуществляемое и Западом, и арабскими монархиями Персидского залива, которые пытаются использовать людей, пострадавших от режима».

Всем этим событиям в Хаме предшествовали волнения среди суннитов по всей Сирии, которые именуются также иногда «исламистским восстанием», и ряд провокаций и терактов, то ли совершенных «Братьями-мусульманами», то ли организованных спецслужбами тех или иных стран — с целью спровоцировать новые выступления оппозиции, или, напротив, для мобилизации сторонников Асада-старшего.

В частности, 16 июня 1979 года были убиты от 50 до 83 курсантов-алавитов Алеппского артиллерийского училища, перед этим вызванные дежурным офицером на утреннее собрание в столовой. В расправе над курсантами сирийский министр внутренних дел Аднан Аль-Даббаг обвинил «Братьев-мусульман», однако сама эта организация всегда отрицала свое участие в этой резне и обвиняла сирийское правительство в попытке просто очернить их имидж.

Во время событий, предшествовавших «резне в Хаме», гибли и советские специалисты, отправленные на помощь Асадам.

В ходе двух терактов были убиты десять военных советников, включая советника начальника штаба ВВС САР генерал-майора Глаголева, однако сирийская оппозиция также считала, что их гибель — это дело рук спецслужб.

Противостояние партии «Баас» в Сирии, на которую опирался Хафез Асад, и «Братьев-мусульман» не прекращалось с 1960-х годов. За всем этим стояли не только религиозные распри. «Баас» номинально считалась светской и выступала как сторонник идеологии арабского национализма и социализма, а «Братья-мусульмане», помимо того, что продвигали суннитскую исламистскую идеологию, считали национализм «Баас» неисламским, а религию — неотделимой от политики и власти.

Большинство членов партии «Баас», включая Асадов, были выходцами из небогатых семей и выступали за регулирование экономики сверху, в то время как мусульмане-сунниты рассматривали вмешательство правительства в экономику как угрозу своим интересам. Разумеется, не все оппозиционеры были фундаменталистами, однако даже далекие от религии политики часто видели в «Братьях» действенный инструмент против «Баас» и пришедшего к власти в ходе очередного военного переворота в 1970 году Асада, активно сотрудничавших с СССР и другими соцстранами, в частности, с Румынией времен Чаушеску.

Хама считалась при этом «оплотом консерватизма» и долгое время оставалась грозным противником баасистского государства. Первое полномасштабное столкновение между двумя этими силами в Хаме произошло вскоре после переворота 1963 года, когда партия «Баас» впервые пришла к власти в Сирии. В апреле 1964 года вспыхнули беспорядки в Хаме, повстанцы-мусульмане завладели оружием и выставили блокпосты. Тогда для подавления восстания также были введены танки, погибли 70 членов «Братьев-мусульман», многие были ранены или взяты в плен, еще большее число оппозиционеров просто пропало без вести. После этого восстания в Хаме и ответные репрессии властей происходили еще неоднократно, известна также не столь масштабная «резня» 1981 года в Хаме.

После «резни» 1982 года в Хаме сопротивление исламистов на территории всей страны было подавлено, и с тех пор «Братья» действовали в изгнании, в то время как другие оппозиционные фракции пошли на сотрудничество с властью или самораспустились. Власть Асадов в Сирии на какое-то время окрепла, однако восстание и его подавление привели к тому, что стиль правления Хафеза Асада стал еще более жестким и авторитарным, он до конца своей жизни больше полагался на репрессии, чем на политическое урегулирование.

Загрузка