Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

«Если астероид Апофис упадет в центр Москвы, то образуется кратер размером с Садовое кольцо»

Физик Валерий Шувалов рассказал, что будет, если астероид Апофис упадет на Москву

На какие группы делятся метеориты по размеру и характеру гипотетических разрушений на земной поверхности и какой бы была катастрофа в случае падения астероида Апофиса, который должен пролететь рядом с Землей в 2029 году, в интервью «Газете.Ru» рассказал доктор физико-математических наук, главный научный сотрудник Института динамики геосфер РАН Валерий Шувалов.

— Валерий Викторович, вы занимаетесь математическим моделированием катастрофических последствий от падения на Землю разных космических тел. Что самое разрушительное при таких катастрофах?

— При ударах космических тел размером от десяти до нескольких десятков метров основным поражающим фактором является ударная волна, — роль остальных эффектов незначительна.

На самом деле, при падении астероидов возникает не одна, а несколько взаимодействующих с поверхностью Земли и между собой ударных волн. Их количество и интенсивность зависят от размера, скорости, угла наклона траектории и плотности падающего тела.

— Лучше, если астероид летит под углом или вертикально?

— Уменьшение угла наклона траектории приводит к заметному увеличению площади пораженной области. Так что лучше вертикально, а не под углом, — как, например, падал Челябинский метеорит.

— Делите ли вы астероиды на группы в зависимости от разрушений, на которые они способны?

— Наши исследования падений космических объектов разных размеров показывают, что обычно реализуется один из трех сценариев таких катастроф.

Самые большие астероиды долетают до поверхности Земли с большой скоростью и образуют кратеры — таким было падение космического тела, которому ставят в вину уничтожение динозавров и почти половины остальной фауны 66 млн лет назад. Его диаметр был около 10 километров.

Второй сценарий – это «метеорные взрывы», в этом случае падающее космическое тело размером порядка 20-100 метров разрушается, тормозится и почти полностью испаряется в атмосфере вблизи поверхности Земли. Ударная волна, образующаяся при таком «взрыве», может вызвать заметные разрушения на поверхности, а излучение — пожары. Важно понимать, что при входе метеороидов в атмосферу ничего не взрывается. Слово «взрыв» в данном случае означает, что энергия выделяется на коротком участке траектории, где происходит разрушение и торможение падающего тела. Источник этой энергии — кинетическая энергия падающего тела, переходящая при торможении в энергию нагреваемого воздуха. Примером «метеорных взрывов» является Тунгусская катастрофа 1908 года.

Ну и последний тип — это обыкновенные метеорные явления, которые могут наблюдаться с Земли и из космоса, но не оставляют заметных следов на поверхности нашей планеты. Это тела размером менее 10 метров.

Конечно, между этими режимами нет резких границ и возможны промежуточные сценарии.

— Согласно результатам вашего исследования, если бы тунгусский метеороид упал на Москву, она бы была стерта с лица Земли. Это действительно так?

— Мы наложили карту вывала леса в районе Тунгусской катастрофы на карту Москвы, и получилось, что площадь области поваленных деревьев практически совпадает с площадью мегаполиса. Но каменные здания все же попрочнее, чем деревья. Они бы разрушились только в центре, но на территории всей Москвы все равно были бы заметные разрушения. Машины были бы перевернуты, деревья во всех парках и лесах были бы повалены. Ветхие дома были бы разрушены, стекла во всех домах и витрины бы вылетели, связи бы не было.

— А какая бы область загорелась?

— Область пожара была бы примерно такой же, как область вывала леса. То есть это вся Москва.

— Падение условного тунгусского метеорита на Москву действительно может произойти?

— Может, но вероятность этого не велика.

— Можно ли при подлете такой астероид заметить в телескоп?

— Нет.

Такие космические тела слишком малы, чтобы их наблюдать на больших расстояниях, а околоземное пространство они пролетают за несколько минут.

Вот в этом проблема. Сейчас астрономы более или менее знают астероиды размером в километр и больше. Более-менее понятны их орбиты. Но вот что касается небольших астероидов вроде того, который вызвал Тунгусскую катастрофу (50-100 метров), — то такие тела неизвестны. Их очень много, их трудно найти в силу небольшого размера, поэтому прилет такого тела будет неожиданностью.

— То есть с 1908 года, со времен Тунгусской катастрофы мы в своих технологиях обнаружения таких тел совсем не продвинулись?

— Не продвинулись. Поэтому и прилет Челябинского метеорита был никем не предсказан, он, правда, еще в 2-3 раза меньше Тунгусского тела. Кстати, взрыв от Тунгусского метеорита по своей силе был равен взрыву самой большой атомной бомбы на архипелаге Новая Земля.

— Если Тунгусский метеороид полностью испарился и не найдено ни одного его обломка, не мог ли это быть, например, взрыв бомбы?

— Не мог. Во-первых, никакой радиации от космических тел, падающих на Землю, не бывает, — а от бомбы бы была. Во-вторых, космическое тело падает наклонно, поэтому область вывала леса имеет форму бабочки, а при взрыве бомбы она была бы круглой, симметричной. В-третьих, при вхождении Тунгусского тела в атмосферу наблюдался след, были очевидцы.

— Вы моделировали возможность гипотетической катастрофы после удара о Землю астероида Апофис. Вроде бы сейчас известно, что он уже не столкнется с нашей планетой, — тело пройдет рядом, — но, все же, что было бы при его падении?

— Это тело порядка 300 метров. По нашим расчетам,

если представить, что удар придется в центр Москвы, то будет образован кратер размером с площадь внутри Садового кольца, где окажется вся историческая часть Москвы. Практически все живое внутри МКАД будет убито ударной волной.

Вся территория Московской области будет охвачена массовыми пожарами. Разрушения, подобные тем, которые вызвал Челябинский метеорит, будут наблюдаться во всем Центральном округе России.

— А что будет со связью?

— Она, конечно же, будет отсутствовать. Сильные ионосферные возмущения, способные вызвать серьезные нарушения радиосвязи, будут заметны на всей территории Европы (при падении на Москву). И, наконец, аномальные погодные явления, возможно, будут наблюдаться во всем мире в течение нескольких лет после падения астероида.

— Какие именно аномальные погодные явления?

— Примерно такие же, как при извержениях сильных вулканов: похолодания в отдельных районах, засухи, резкие колебания температуры и т.д.

— А если Апофис упадет в океан рядом с прибрежной линией?

— Будет волна цунами. Но она будет довольно короткая и затухнет довольно быстро, разрушения будут не очень сильные.

— Если наземные системы фиксируют вхождение метеороида в атмосферу, с ним можно успеть что-то сделать?

— Космическое тело пролетает атмосферу за несколько секунд. За это время ничего нельзя сделать.

— Те противоастероидные защитные системы, которые сейчас предлагаются, перспективны?

— Все, что пока предлагается, можно отнести, скорее, к гипотетическим проектам. Ничего проработанного пока нет. Существует две основные идеи: или разрушение, или отклонение. Отклонение – это воздействие на астероид где-то в далеком космосе с мыслью сдвинуть его орбиту. А разрушение — это вопрос сложный, потому что не понятно: что лучше — падение исходного астероида или разрушенного. Что принесет больший вред?

— Как вы относитесь к эксперименту, который недавно предприняло NASA, когда зонд протаранил 160-метровый астероид на скорости 22 тыс. км в час?

— Они пытались изменить его орбиту. Он не разрушился, а просто за счет удара немного изменил скорость и направление полета. И в NASA пока не знают, оказался ли эксперимент успешным. Это чуть позже выяснится, как только специалисты уточнят его орбиту.

— Что вы думаете по поводу таких экспериментов?

— Такие эксперименты, безусловно, нужны, потому что отклонение — это самый перспективный способ защиты. Но все очень сложно, структура и прочность астероида плохо известны, поэтому просчитать абсолютно все невозможно. Этот эксперимент NASA является первым шагом на пути создания системы защиты. Сам астероид опасности для Земли не представляет.

— Россия и другие страны должны ли сейчас что-то предпринимать в отношении таких угроз?

— Безусловно, должны. Разработка реальной системы защиты от астероидной опасности потребует много времени и ресурсов. Одной стране это не осилить, это должен быть международный проект.

Загрузка