Следователи оплатят свои ошибки

Следователи будут платить за незаконное уголовное преследование

Юрий Чайка решил обязать следователей платить из своего кармана и прилюдно извиняться за незаконное уголовное преследование граждан. Эксперты считают, что это очередной выпад Генпрокуратуры в сторону Следственного комитета: извинения в случае ошибки и так прописаны в должностных инструкциях. С денежными исками пострадавшие россияне до сих пор идут в Европейский суд.

Генпрокуратура решила наказывать своих сотрудников за инициативу. Во вторник глава ведомства Юрий Чайка заявил, что следователи будут платить гражданам за незаконное возбуждение уголовных дел из своего кармана. «За подобные нарушения мы будем привлекать к ответственности должностных лиц. Кроме того, я дал поручение рассмотреть возможность предъявления иска в порядке регресса к должностным лицам, виновным в незаконном привлечении к уголовной ответственности граждан», — сказал Чайка во вторник на заседании Генпрокуратуры РФ.

Дело в том, что недавняя проверка в 32-х регионах страны показала: следствие часто совершает «целенаправленные» ошибки, что приводит к нарушению прав граждан. Причина ошибок сотрудников органов предварительного следствия — «непрофессионализм, значительное омоложение органов следствия и дознания, недостаточный опыт следственных органов», цитирует РИА «Новости» слова генпрокурора.

По данным ведомства, если в начале 2000 годов в российские суды поступало 150–200 исков от граждан, чьи права были нарушены на стадии предварительного следствия, то по итогам прошлого года компенсации от государства получили более тысячи человек на общую сумму свыше 100 миллионов рублей.


Изучив цифры, Чайка пришел к выводу, что отвечать перед незаконно преследуемыми россиянами в суде должен не Минфин, а сотрудники правоохранительных органов. «Мы считаем, что прокуроры должны участвовать в судебных заседаниях, на которых рассматриваются иски о возмещении ущерба, причиненного в результате незаконных действий правоохранительных органов, поскольку за качество следствия отвечают и следователи, и прокуроры. А в суде за это отвечает Минфин», — отметил генпрокурор.

Несправедливость Чайка усмотрел и в том, что сейчас свои извинения реабилитированным гражданами приносит только прокуратура. «С учетом последних изменений в законодательстве, на мой взгляд, извиняться перед гражданами, которые незаконно привлекались к уголовной ответственности, должны не только прокуроры, но и руководители следственных подразделений, на которых по новому закону возложена значительная ответственность», — сказал он.

Чайка объявил также, что прокуратура намерена ужесточить надзор за соблюдением законодательства в ходе дознания и предварительного следствия. Он уже дал поручение «тщательно изучить все материалы в наиболее неблагополучных с точки зрения нарушения прав граждан регионах». Отчет о ситуации генпрокурору должны предоставить через полгода.

Бывшие сотрудники правоохранительных органов идею о наказании экс-коллег Чайки приветствуют.

«Я, как бывший следователь МВД и как действующий адвокат, считаю инициативу Генпрокуратуры правильной и своевременной», — оценил выступление Чайки адвокат Евгений Черноусов. По его мнению, при введении таких санкций следователи будут не только тщательнее проверять обстоятельства перед возбуждением дела, но и осмотрительнее относиться к выбору меры пресечения. «А благодаря необходимости извиняться публично у сторон — следователя и подозреваемого — появится возможность примирения, — считает юрист. — Сейчас следователь и обвиняемый, даже если последнего оправдали, почти всегда расстаются врагами. Если же следователя обяжут извиниться, это может разрядить обстановку».


Правда, по мнению председателя общественного совета при министре юстиции России, члена Московской Хельсинкской группы Валерия Борщева, извинения, которые приносят невинно осужденным, зачастую абсолютно формальные: «Они не соизмеримы с тем моральным вредом, который порой наносится этим людям». По его мнению, помимо следователей и прокуроров перед пострадавшими гражданами должны извиняться суды. «Вообще необходим мониторинг работы судов и судей, по которому Высшая квалификационная коллегия судей будет выносить свои решения», — заметил он.

«Россия занимает одно из первых мест по числу обращений в Европейский суд. Государство выплачивает истцам деньги из кармана налогоплательщиков. Поэтому в тех случаях, когда очевидна тенденциозность следствия, пусть платят следователи, не говоря уже о том, что в некоторых ситуациях они должны быть наказаны не только материально», — считает Борщев.

Другие юристы и политологи считают высказывания Чайки «популистскими», а саму правозащитную инициативу — очередным шагом в дипломатической борьбе Генпрокуратуры и Следственного комитета.

«Теоретически то, о чем сказал генпрокурор, вполне возможно, но вряд ли дело дойдет до воплощения этих обещаний в жизнь», — сказал «Газете.Ru» генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. «Если прокуратура подойдет к этому делу серьезно, то можно будет взыскивать денежные средства со следователей — по той же схеме, как, например, страховые компании взимают деньги с тех, кто признан по суду виновником автомобильной аварии, — уверен Мухин. — Но вряд ли кто-то этим действительно займется. Высказывание Чайки, в первую очередь, популистское». Политолог добавил, что Юрий Чайка «выступил в воспитательных целях, чтобы оказать психологическое воздействие на следователей, которые возбуждают уголовные дела по заказу».

Противостояние спецслужб, в том числе Генпрокуратуры РФ и подведомственного, но не подчиняющегося ей Следственного комитета, «запятнало честь прокурорского мундира», говорит политолог. «И теперь Чайка начал мероприятия по чистке этого мундира», — добавил эксперт.

В том, что касается публичных извинений, которые, по словам Чайки, будут приносить следователи, политолог Мухин не видит ничего нового: «Они и так обязаны извиняться. В случае допущения каких-то злоупотреблений извинения должен приносить тот сотрудник, который нарушил права гражданина: прокурор, следователь или милиционер». Только регулируются эти отношения не законом, а должностными инструкциями.

По мнению адвоката Игоря Трунова, высказывания генпрокурора останутся профанацией до тех пор, пока не будет принят отдельный закон, регламентирующий механизмы и порядок реабилитации тех, кто был незаконно привлечен к уголовной ответственности.

«Дело в том, что сейчас в подобных ситуациях руководствуются указом РСФСР от 1981 года. Это устаревший подзаконный акт. Пока же слова Чайки — просто популистское заявление. Кстати, механизм, по которому следователи платят гражданам за незаконное возбуждение дел, есть и сейчас, только он практически не применяется. Хотя в порядке регресса государство может взыскать со следователя деньги, которые Минфин выплатил невинно осужденному. Но для этого нужно расследовать дело в отношении нерадивого следователя», — считает Трунов.


Правда, по словам адвоката, «в текущих условиях, когда процент реабилитированных граждан невероятно мал (1%), проблема представляется надуманной».

Множество дел разваливаются, не доходя до суда.

Бывших подозреваемых отпускают из СИЗО, прекращают вызывать на допросы, с них снимают подписку о невыезде, но дело этим обычно и ограничивается. «Официально оправданных очень мало. Платить и извиняться, по сути, не перед кем», — добавил адвокат.

Первое в истории современной России извинение Генпрокуратуры перед экс-подозреваемым прозвучало в декабре 2006 года.

Тогда представители ведомства официально признали свою вину перед бывшим обвиняемым в убийстве журналиста Дмитрия Холодова военным Константином Мирзоянцем. Произошло это в ходе процесса по иску потерпевшего, в котором он настаивал на возмещении вреда, причиненного ему незаконным уголовным преследованием. В итоге Мирзоянц получил от Генпрокуратуры только официальные извинения и ни копейки компенсации.