ксенофобия

ИТАР-ТАСС

Ксенофобов подружат с мигрантами

В Мосгордуме обсудили молодежный экстремизм

Ирина Резник

Вслед за президентом и патриархом, обсудившими на днях в Туле борьбу с распространением экстремизма в молодежной среде, этой темой озаботилась Молодежная палата столичного парламента. В Мосгордуме собрались представители разных молодежных объединений и национальных диаспор. Услышали друг друга немногие.

В четверг в Мосгордуме состоялся «круглый стол», собравший представителей разных молодежных объединений и национальных диаспор. Председатель секции Молодежной палаты по общественной безопасности Дмитрий Бирюков призвал участников «круглого стола» предлагать конкретные способы противостояния экстремизму и зачитал свои. Так, по его мнению, в России необходимо восстановить министерство по делам национальностей и создать структуру по выявлению в интернете информации экстремистского содержания. Для лучшего взаимопонимания между людьми с различным «культурным базисом» следует ввести в государственные образовательные стандарты обязательные предметы «Культура народов России» и «Культура народов мира».

Национальным диаспорам будущие чиновники предлагают лучше адаптировать приезжих в московский социум и «учить их выстраивать межкультурный диалог». СМИ порекомендовали «проявлять сдержанность в освещении национальной проблематики и нетерпимость к публичным проявлениям экстремизма и ксенофобии».

Затем последовали более оригинальные предложения — от высылки из Москвы чересчур дерзких приезжих студентов до поиска общего внешнего врага.

Так, по мнению представителя Евразийского союза молодежи Валерия Коровина, «скинхеды» не являются продуктом русской национальной культуры и были занесены в Россию опасающимся «восстановления ее державной функции в мире» Западом. «Экстремизм в России носит инструментальный характер и управляется с Запада для ее десуверенизации и распада», — заявил Коровин. Противостоять этому, по его мнению, можно лишь восстановлением русской идентичности, изучением в школьных стенах православной культуры и «населяющих Россию этносов».

Тему «идентичности» продолжил представитель Российского конгресса народов Кавказа Кантемир Хуртаев. По его словам, студенты с Кавказа идентифицируют себя больше не как граждане РФ, а как жители своей национальной республики. Он предложил создать в Москве Союз студенческих землячеств — для интеграции всех иностранных и иногородних студентов. Причем создаваться землячества должны не по национальной, а по территориальной принадлежности, считает Хуртаев, так как проблему адаптации в столице испытывают и этнические русские, приехавшие из регионов.

Сейчас во всех московских вузах созданы землячества студентов из Чечни. «Председатели наших землячеств несут за них ответственность, — рассказал представитель Ассоциации студентов Чеченской республики Рустам Сумов. — Например, в РУДН мы добились того, что за последние 2 года на дисциплинарную комиссию не вызывался ни один студент из Чечни». Диаспора отправляла обратно в республику зачинщиков драк в студенческих общежитиях, а в газете «Грозненский рабочий» родители студентов могли прочитать об их поведении.

Впрочем, по мнению ряда участников «круглого стола», студенческая среда еще далеко не самая агрессивная.

Куда хуже обстоят дела с подростковым экстремизмом, выросшим из бытовой ксенофобии.

«На стройках и рынках Москвы работают приезжие, и это уже не жившие в Советском Союзе люди, а совершенно не адаптированная молодежь, — говорит представитель отдела диаспор «Боевого братства МГУ» Абдурахман Курайшу. — А законы жизни звериные, отсюда и появляются этнические группы. И когда я выхожу с Черкизовского рынка и подхожу к подъезду ближайшего дома, то вижу в глазах женщин страх. А обратная сторона страха — ненависть». По его словам, декларации ни к чему не приведут. «Прежде всего, должно выполнять свои функции — следить за соблюдением закона — государство, иначе в обществе начинают действовать совсем другие законы», — заявил он.

«Каждый хочет чувствовать себя защищенным или начинает защищаться сам, — согласился представитель Конгресса русских общин Александр Босых. — Именно это приводит в лагерь крайне правых и удерживает там молодежь. Если в 90-х годах на экстремистские акции собиралось максимум 200 человек, то сегодня я могу собрать тысячу. Когда недавно чеченские милиционеры обстреляли автобус, их сначала задержали, а потом отпустили. Власть плюет на нас и защищает своих. И свои у них не по национальному, а по более глубокому признаку. Но, если меня не защищает власть, я покупаю себе оружие. И экстремист я после этого или просто жить хочу?»

Связанные со строительными городками драки, изнасилования и наркотики, по мнению Босых, лежат на совести позволяющих застройщикам завозить нелегальную рабсилу чиновников и милиции, которая даже не берет заявления у пострадавших.

«Попустительство со стороны властей заставляет граждан решать проблему силой. Под горячую руку попадают и мирные люди, что вызывает возмущение у диаспор. А ситуация нарастает как снежный ком. Возьмите проблему под контроль — и ее не будет», — заявил Босых.

Тему ответственности власти продолжили молодые представители «Яблока» и КПРФ. «Основная причина экстремизма в молодежной среде — отсутствие «социальных лифтов» в обществе, люди не видят перспектив и путей самореализации, — заявил яблочник Дмитрий Илюшин. — А примитивизм информационного пространства СМИ приучает к поиску врагов. При этом ни один чиновник еще не ушел в отставку за публичные ксенофобские высказывания. Зато под закон об экстремизме сегодня попадает любая оппозиционная деятельность». «Война на улицах» не интересует правоохранительные органы, занятые оппозиционными организациями, считает коммунист Сергей Давыдов:

«Проблема не в мигрантах, они могут и уехать, но останутся иной внешности граждане РФ и жители Москвы, студенты — основные жертвы мнимых и истинных обид».

Между тем «обиженных» в Москве немало. Как показали итоги вчерашнего телефонного голосования в передаче «К барьеру!» на НТВ, за отмену статьи Уголовного кодекса за разжигание межнациональной и социальной розни высказались более 70 тысяч зрителей Московского региона. Не поддержали это предложение около 50 тысяч. Кстати, на Дальнем Востоке и на Урале интернационалисты обошли националистов. А в Сибири их число сравнялось.