Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

ИТАР-ТАСС

Присяжные под грифом «секретно»

Дело Игоря Изместьева рассмотрят присяжные в закрытом режиме

Елена Шмараева

Уголовное дело против бывшего сенатора от Башкирии Игоря Изместьева рассмотрят в закрытом режиме присяжные заседатели. Экс-сенатор настаивает на своей невиновности и просил отпустить его под подписку, но суд отказал. Изместьева будут судить за убийства, покушения и теракты.

В среду в Московском городском суде завершилось предварительное слушание по делу бывшего сенатора от Башкирии Игоря Изместьева и так называемой кенигсеппской группировки (по названию города Кенигсепп в Ленинградской области). Изместьева и 12 членов ОПГ обвиняют в нескольких убийствах, покушениях и терактах. Экс-сенатора от Башкирии и остальных подсудимых в суде охраняли сотрудники спецподразделения ФСИН, вооруженные автоматами, а прессу на оглашение решения суда по заявленным накануне ходатайствам не пустили: по закону предварительное заседание проходит в закрытом режиме.

Накануне адвокаты Изместьева требовали освободить его из-под ареста, сменив меру пресечения на подписку о невыезде: бывший член Совета федерации говорит, что не намерен скрываться от суда, хоть и считает заведенное против него дело сфабрикованным.

О возвращении уголовного дела в прокуратуру ходатайствовал даже потерпевший Юрий Бушев. Предприниматель, на которого, по версии следствия, трижды покушались по заказу Изместьева, считает, что бывший сенатор к этим преступлениям (так же как и к убийству его жены Галины Перепелкиной) не причастен.

Судья Елена Гученкова решила, что на свободе Изместьеву делать нечего, а дело против него готово для рассмотрения в суде.

Как рассказали «Газете.Ru» участники процесса, судья отклонила все ходатайства, заявленные защитой, кроме одного. Дело, как и требовали адвокаты, будет рассмотрено с участием коллегии присяжных заседателей, формирование которой начнется 9 июля. «Мы требовали этого, и судья не нашла возможным воспрепятствовать отправлению правосудия присяжными, так как это нарушало бы права большинства подсудимых», — прокомментировал решение Гученковой адвокат Изместьева Сергей Антонов. Он пояснил «Газете.Ru» по окончании заседания, что в материалах дела против Изместьева несколько эпизодов квалифицированы как теракт, и, согласно УПК, измененному весной 2009 года, такие преступления не могут рассматривать присяжные заседатели. «Но если бы судья вынесла сейчас такое решение, то это было бы стопроцентным основанием для отмены приговора: ведь в терроризме обвиняется только Изместьев и еще несколько фигурантов дела. Получается, что остальные подсудимые лишились бы своего законного права на суд присяжных», — объяснил защитник.

Получив право на суд присяжных, гласного разбирательства бывший сенатор лишился: по мнению судьи, дело в отношении него должно быть рассмотрено в закрытом режиме.

Судья Гученкова мотивировала это решение тем, что «в материалах уголовного дела имеются сведения, содержащие государственную тайну». По данным источника «Газеты.Ru», близкого к процессу, на стадии следствия в материалах дела имелся лишь один засекреченный том. «Однако перед передачей дела в суд всему делу присвоили гриф «секретно», — рассказал источник.

Вместе с Изместьевым на скамье подсудимых по делу о покушениях, убийствах и терактах еще 12 подозреваемых. По версии следствия, они причастны к совершенным в 1994–2004 годах убийствам московского нотариуса Галины Перепелкиной, директора по производству Ново-Уфимского нефтеперерабатывающего завода Салавата Гайнанова, главного бухгалтера «Башнефтехимторга» Валерия Сперанского, сотрудника фирмы «Ронекс» Олега Булатова и председателя правления фирмы «ВМС-Октан» Василия Хитаришвили. Кроме того, обвиняемым инкриминируется организация нескольких покушений на владельца компании «Башнефть-МПК» Юрия Бушева, а также покушения в сентябре 2003 года на сына президента Башкирии, тогда гендиректора ОАО «АНК «Башнефть» Урала Рахимова. Подрыв джипа с охранниками Рахимова-старшего в Уфе, в результате которого погибли два человека, и минирование другой машины у его офиса в разгар выборов президента Башкирии следствие квалифицировало как теракт.