Город

ИТАР-ТАСС

Губит людей Москва

Мэр Москвы утвердил концепцию безопасности столицы

Ирина Резник

Столичные власти написали очередную «Концепцию комплексной безопасности Москвы». В ней сказано, что город рухнет, когда количество преступлений на 100 тыс. горожан перевалит за 5-6 тыс., а выпитого одним москвичом чистого алкоголя — за 8 л в год.

Правительство Москвы «намерено решительно и твердо осуществлять систему мер для обеспечения комплексной безопасности города и его жителей». Об этом говорится в утвержденной мэром Юрием Лужковым «Концепции комплексной безопасности Москвы». «Стратегическая цель», поставленная в новом документе, – «превращение Москвы в безопасный город». Как признают авторы концепции, на сегодняшний день в городе насчитываются сотни разновидностей угроз и, кроме того, «сохраняется тенденция к снижению уровня безопасности Москвы в ряде сфер общественной жизни, расширению спектра угроз жизненно важным интересам города и его жителей».

Прежде всего, речь идет об угрозе терактов и возможности возникновения техногенных катастроф.

В мэрии опасаются терактов в отношении «объектов органов государственной власти, государственных и общественных деятелей, объектов политических партий и общественных движений, крупных объектов экономики». Среди основных техногенных угроз называется возможность пожаров на промышленных объектах и транспорте, обрушения элементов зданий и транспортных коммуникаций; прорывов гидротехнических сооружений; аварий с выбросом химически опасных или радиоактивных веществ. От природы авторы концепции ожидают подтопления территории города, возникновения провалов и оползней, ураганов, штормового ветра, обильных снегопадов и затяжных дождей, обледенения дорог и проводов, задымлений из-за торфяных и лесных пожаров в области.

Кроме того, как сказано в документе, в Москве идет усиление криминализации, увеличение количества преступлений, связанных с наркотиками, усиление миграционных потоков, способных вызывать острые конфликты на межнациональной и межконфессиональной почве, размежевание людей по уровню доходов и качеству жизни, а также возрастание негативного воздействия СМИ, в том числе интернета.

Отдельное место в концепции отведено угрозам «психологического характера». К ним, в частности, относится рост психологической напряженности населения из-за роста стрессовых ситуаций в городе, в коллективах, на производстве и в семьях, а также «утрата веры в профессионализм, честность и порядочность политических лидеров».

Для оценки существующих уровней угроз предлагается использовать систему предельных показателей «нарастания опасных процессов, за которыми наступает разрушение и деградация».

Исходя из национального и зарубежного опыта в концепции признаются предельными: уровень преступности — это 5-6 тыс. преступлений на 100 тыс. человек, уровень потребления наркотиков — 5 тыс. наркоманов на 100 тыс. человек и уровень потребления алкоголя — 8 л абсолютного алкоголя на 1 человека в год.

Экономические угрозы представляет уровень падения промышленного производства — 30-40%, доля импортных продуктов питания — 30%, доля экспорта высокотехнологичной продукции – 10–15%, доля от валового продукта ассигнований на науку — 2%, соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных групп населения — 10:1, доля населения, живущего за порогом бедности, — 10%, соотношение минимальной и средней зарплаты — 1:3, уровень зарегистрированной и скрытой безработицы – 8–10%, ожидаемая продолжительность жизни населения — 65–70 лет.

Кроме того, по мнению столичных властей, предел безопасности наступает в тех случаях, когда недоверие к органам власти испытывает 20–25% населения, а доля граждан, выступающих за кардинальное изменение политической системы, достигает 40%.

Для выявления опасных тенденций в жизни города планируется провести оценку уязвимости объектов инфраструктуры. Кроме того, мэрия собирается наладить «непрерывный мониторинг политических, социальных, экономических и иных процессов». После чего будут вноситься «коррективы в деятельность органов госвласти с тем, чтобы не допустить развития негативных тенденций до критического уровня». А на период возникновения угрозы террористического акта, его совершения и ликвидации последствий, в соответствии с концепцией, в Москве запланировано создание системы кризисного управления.

До сих пор в Москве действовала концепция безопасности, принятая в 2002 году.

Но, по словам заместителя председателя комиссии по безопасности Мосгордумы Сергея Гончарова, за прошедшее время многие принципы и положения, заложенные в концепцию, изменились, и назрела необходимость ее переработки. «После терактов в московском метро мы должны изменить подход к терроризму, пересмотреть защиту транспорта в мегаполисе, принять меры, в первую очередь технические», — заявил Гончаров «Газете.Ru».

По мнению директора международного департамента Комитета по борьбе с коррупцией, д.э.н. Ирины Рукиной, концептуально угрозы безопасности не изменились, хотя и усилились. Например, высотное строительство требует особого подхода к мерам безопасности, инженерии, спасательному оборудованию. Впрочем, ни в старой, ни в новой концепции об этом не сказано ни слова. И даже то, что было заложено в предыдущем документе, осталось нереализованным. В качестве примера Рукина привела провалившуюся, несмотря на колоссальные затраты, программу видеонаблюдения в Москве.

К тому же, по мнению эксперта, система безопасности должна быть выстроена таким образом, чтобы она работала на предупреждение и профилактику угроз. «Это трудно, но достижимо, особенно если посчитать, сколько людей этим занимается и сколько тратится бюджетных средств, — сказала Рукина «Газете.Ru». – Но когда принимается документ, который не направлен на профилактику, он обречен на провал».

Кроме того, считает эксперт, за последние годы не только не возникло необходимой для предупреждения угроз связки между населением и правоохранительными органами, а наоборот — горожане стали больше бояться людей в погонах.

«Нет связки и между гражданами и властью, и людям, чувствующим ответственность за свой двор, подъезд, просто не на кого опереться, какая уж тут профилактика, — считает Рукина. – Никто не учит людей, как жить в подверженном пожарам, взрывам, техногенным угрозам городе, как вести себя тогда, когда произошла катастрофа. По многочисленным городским телеканалам показывают что угодно, но только не это. А саму эту концепцию ни один нормальный человек не прочитает. И пока такие документы пишутся не для жителей города, а для чиновников, мы будем жить в вечном страхе».

По словам главы милицейского профсоюза Михаила Пашкина, в милиции также ничего не знают ни о старой, ни о новой концепции безопасности. «Сотрудники знают про Лужкова одно: что он им платит «мэрские» (компенсацию за отмененные льготы в размере половины денежного довольствия), задуманные как соцгарантия, — рассказал Пашкин «Газете.Ru». – Правда, потом начальство снимает их за плохие показатели работы – невыполнение плана по отлову москвичей».

Самая же главная проблема, по мнению экспертов, заключается в том, что очередная концепция безопасности – набор лозунгов, а не реальная программа конкретных действий.

«Должен существовать детальный план (пусть прилагающийся к концепции), где все будет четко прописано, — считает адвокат московской коллегии адвокатов, полковник милиции в отставке Евгений Черноусов. – Начиная от замены неэффективного оборудования в метро и кончая пересмотром непродуманных маршрутов патрулирования улиц. А общие декларации сегодня никого не устраивают».