Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

ИТАР-ТАСС

Подполковник вооружился по глупости

Экс-милиционер, обвиняемый в нападении на снегоуборщика, дал показания в суде

Елена Шмараева

Бывший подполковник МВД Анатолий Маурин, которого обвиняют в нападении на водителя снегоуборочной машины Владимира Демидова, изложил в суде свою версию событий. Экс-милиционер заявил, что пистолет достал, чтобы сделать предупредительный выстрел, а Демидова, в которого попал случайно, оставил истекать кровью в кабине погрузчика, потому что торопился отвезти в травмопункт свою жену.

Во вторник в Симоновском районном суде Москвы допрашивали бывшего сотрудника службы тыла МВД по Центральному федеральному округу (ЦФО) Анатолия Маурина. Подполковника в отставке обвиняют по ч. 4 ст. 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). 26 декабря 2009 года он выстрелил из травматического пистолета в ногу водителя снегоуборочной машины Владимира Демидова, выясняя с ним отношения после ДТП. С места нападения Маурин скрылся, не вызвав ни «скорую помощь», ни ГИБДД, а раненый водитель, которому пуля попала в бедренную артерию, умер от кровопотери.

Судебное следствие по уголовному делу уже завершилось, и во вторник Маурин (из-за слабого здоровья ему разрешили даже не вставать со скамьи подсудимых) изложил свою версию «несчастного случая» — именно так он называет происшествие, из-за которого оказался за решеткой.

В ночь на 25 декабря, рассказал суду исхудавший в СИЗО подполковник, он вез свою жену домой с работы. Наталья Маурина работала администратором в ресторане на Садово-Кудринской улице, ее смена закончилась далеко за полночь. «У нас Анатолий пил только чай», — подтвердил трезвость экс-милиционера официант ресторана, вызванный в суд в качестве свидетеля защиты. По версии следствия, Маурин сел за руль пьяным. По Севастопольскому проспекту, говорит подсудимый, он ехал со скоростью 50—55 км/ч, потому что шел снег и видимость была плохая.

«Стоящая на обочине темная масса начала выезжать, преграждая путь», — описывал Маурин встречу со снегоуборочной машиной. По словам подполковника, он не сумел затормозить и начал объезжать погрузчик, который не включил никаких спецсигналов, по встречной полосе. Столкновения избежать не удалось: автомобиль протаранил внедорожник Nissan Mistral справа, ударив ковшом в пассажирскую дверь. Сам Маурин ударился об руль и ненадолго потерял сознание, а когда пришел в себя и спросил о самочувствии супругу, она ответила, что «вроде жива».

Тогда милиционер выскочил из машины и побежал к снегоуборщику. «Возможно, я прикрикнул на него, — объяснял судье обвиняемый. — У него тоже был испуганный вид. Я не доставал пистолет, не бил его». От погрузчика Маурин метался к жене, которая жаловалась на головную боль и боль в руке, и обратно. Пистолет он достал, когда «показалось, что водитель хочет уехать».

— Вы раньше попадали в ДТП? — уточнила прокурор Марина Витина.

— Да.

— Всегда доставали пистолет?

— Нет, никогда, — решительно покачал головой Маурин и добавил, что собирался сделать только предупредительный выстрел, если водитель попытается уехать. Демидов именно так и поступил, говорит подсудимый: он забрался в кабину и пытался закрыть за собой дверь.

«Он бормотал что-то, что надо ехать убирать снег. Я крикнул: «Стой!» — пытался удержать одной рукой дверь, но он ее закрывал рывками. И тут раздался выстрел. Так громко, ошеломительно», — вспоминал в суде Маурин. Куда попала пуля — он не видел.

— То есть палец вы держали на курке? — подключился к допросу судья Дмитрий Гордеюк.

— Раз выстрел произошел, значит на курке, — согласился подсудимый.

По словам Маурина, у всего происходившего на Севастопольском проспекте в ту ночь был свидетель — неизвестный мужчина, который видел ДТП и даже дал номер телефона жене подполковника, пообещав подтвердить, что в аварии виноват водитель снегоуборочной машины. Видел ли безымянный свидетель, как Маурин стрелял, подсудимый не знает.

Но, по его словам, свидетель аварии уже после выстрела зачем-то заходил в кабину водителя, разговаривал с Демидовым, а потом вышел и заявил: «Все в порядке, разбирайтесь».

В суде этого свидетеля тоже допросили: на предыдущем заседании он дал показания по аудиосвязи, не присутствуя на слушании лично. Его имя засекретили, в материалах дела он проходит как Алексей. Такие меры следователи объяснили тем, что свидетель опасается за свою жизнь. Как рассказали «Газете.Ru» участники процесса, Алексей не подтвердил, что заходил в кабину к Демидову. Он сказал, что видел столкновение, слышал «какой-то хлопок», а потом поспешил уехать, потому что испугался мужчины с пистолетом — Маурина. Адвокаты подсудимого уверены, что следователи «подменили свидетеля»: на очной ставке подполковник его якобы не опознал, и он не подходит по приметам. Связаться со свидетелем самостоятельно защите не удалось. Он наотрез отказался общаться с подсудимым и его представителями.

«После того как свидетель уехал, я вернулся к жене и повез ее в травмопункт», — продолжал давать показания Маурин.

Почему он не стал «разбираться» с водителем дальше и не вызвал сотрудников ГИБДД, хотя за несколько минут до этого готов был с пистолетом в руках заставить Демидова оставаться на месте происшествия, подполковник толком не объяснил.

— Я боялся за жизнь жены и моего будущего ребенка (Наталья Маурина была беременна, однако через некоторое время после ареста мужа у нее случился выкидыш — «Газета.Ru»), — повторял он в суде.

— Почему не вызвали «скорую»? — не успокаивалась прокурор.

— Мы направлялись в травмопункт.

— Вы туда доехали?

— Нет.

В итоге в больницу ни Маурин, ни его жена так и не обратились. На следующий день покореженный Nissan подполковник отвез на стоянку своего приятеля в Ясенево, а через три дня разобрал травматический пистолет, из которого стрелял в Демидова, и выбросил его по частям. В суде Маурин объяснил, что просто чистил пистолет, но его не удалось снова собрать «из-за заводского дефекта».

«Наверное, глупость совершил», — пожал плечами подсудимый.

После задержания он показал следователям, где бросил запчасти от пистолета. А в суде рассказал, что толком не умел обращаться с оружием, так как по долгу службы имел дело с расследованием экономических преступлений: «Мое оружие — это калькулятор и мозги».

Вплоть до новогодних праздников Маурин ходил на службу, а потом уехал вместе с женой на дачу к другу.

— Вся Москва искала, кто напал на этого водителя, — удивлялся судья Гордеюк. — В МВД по ЦФО не знали об этом?

— Тыл — это не оперативная служба, — усталым голосом пояснял Маурин. — Оперативные сводки мы не получаем.

Телевизор он тоже не смотрел, радио не слушал, а в интернете на новостные сайты не заходил.

— Что, и «Яндекс» не открывали? — подняла брови прокурор Витина.

— Я захожу только на исторические сайты, мне интернет для этого нужен, — подчеркивал свое безразличие к информационным ресурсам Маурин.

В неведении подполковник пробыл до конца новогодних каникул. 9 января до него дозвонились сотрудники управления собственной безопасности (УСБ), а 10 января Маурин с супругой вернулись в Москву. В первую очередь он встретился с начальством и подал рапорт об увольнении. Его официальная причина — «выслуга лет», соответствующий документ адвокаты во вторник приобщили к делу. 12 января Маурин добровольно пришел на допрос. «Я хочу подчеркнуть, что не совершал умышленного преступления, выстрел произошел случайно», — завершил выступление подсудимый.

На уточняющий вопрос судьи он ответил, что не признает иск о возмещении морального вреда, который заявили сын и вдова погибшего.

— Он (Демидов — «Газета.Ru») виноват в ДТП. Если бы не авария, ничего этого бы не было, — Маурин обвел взглядом зал суда, в котором сидели его жена, мать и отец.

— Если бы вы вызвали ГАИ и «скорую помощь», тоже ничего бы не было, — заметил судья.

Он напомнил, что потерпевшие требуют взыскать с отставного полковника по 200 тысяч рублей морального вреда и 73 тысяч рублей за расходы на транспортировку тела погибшего и похороны. Сами родственники во вторник не пришли послушать Маурина. Как ожидается, в среду прокурор объявит, какого наказания, по ее мнению, заслуживает подсудимый. Максимальный срок, грозящий Маурину, — 15 лет лишения свободы.