Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Здоровье

ИТАР-ТАСС

Здравоохранению прописали симптоматическое лечение

Минздрав подготовил законопроект «Об основах охраны здоровья граждан в России»

Игнат Беловский, Глеб Климентьев

Минздрав предоставил общественности отредактированную версию законопроекта «Об основах охраны здоровья граждан в России». Он должен заменить действующий с 1993 года основополгающий документ отрасли. Эксперты говорят, что существенно ничего не изменится.

В пятницу Минздравсоцразвития выложило на своем сайте исправленный вариант законопроекта «Об основах охраны здоровья граждан в России». Документ должен заменить действующий закон от 22 июля 1993 года. Он, как сказано в пояснительной записке, «направлен в первую очередь на конкретизацию конституционных прав граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь». «В действующем законодательстве, регулирующем сферу здравоохранения, возник ряд правовых пробелов, а в некоторых случаях и явные нормативные противоречия, и коллизии, требующие выработки новых подходов и принципов по их регулированию», — поясняют в министерстве необходимость принятия нового основополагающего для системы здравоохранения документа.

Первый вариант законопроекта был выложен «для публичного обсуждения» на сайте ведомства еще в июле. По словам представителя ведомства, несколько месяцев велось активное обсуждение — отзывы приходили и от граждан, и от общественных организаций, и от медсообщества. Учтя замечания, Минздрав внес в закон изменения, уточнив концепцию и некоторые положения.

Законопроект определяет понятие «доступная медицинская помощь». Это, как сказано в документе, «свободный доступ граждан к медицинским услугам вне зависимости от географических, экономических, социальных, организационных или языковых барьеров, а также своевременное оказание медицинской помощи».

Определение этого термина в Минздраве считают одним из главных в проекте. В нынешнем законе доступность медико-социальной помощи определялась только как один из основных принципов охраны здоровья граждан.

Кроме того, законопроект разграничивает платные и бесплатные услуги, которые должны оказывать медучреждения.

Как отмечает президент общества специалистов доказательной медицины, консультант Открытого института здоровья населения Кирилл Данишевский, «полномочия различных учреждений здравоохранения по оказанию платных услуг расширяются».

Оплате не подлежит, как указывается в законопроекте, назначение лекарственных средств, размещение в маломестных палатах пациентов по медицинским и эпидемиологическим показаниям, размещение родителей в палате вместе с ребенком (если тот не заразен), медико-транспортные услуги, хранение в морге трупов.

Законопроект также подразумевает передачу «скорой медицинской помощи» из-под ответственности органов местного самоуправления в ответственность органов субъектов, то есть передачу ответственности за «скорую помощь» на более высокий уровень.

По словам Данишевского, последняя идея активно обсуждалась еще с 90-х. «Это может привести к закрытию некоторых больниц. В ряде случаев это вызовет серьезные проблемы, потому что есть весьма отдаленные сельские местности, где ближайший населенный пункт, откуда может выехать «скорая помощь», находится в 60–70 км», — говорит эксперт.

Законопроект определяет также права пациентов и медработников. Последние, согласно закону, не смогут получать от фармкомпаний подарки, деньги; компаниям запрещается оплачивать врачам отдых, приглашать на праздники. Данишевский отмечает, что фармкомпании являются фактически единственными источниками информации для врачей и пациентов о лекарствах, методах диагностики и профилактики. Но альтернативного источника в законе не предлагается. «Во всем мире это научные публикации, данные независимых НИИ. Получать же информацию о состоянии медицины от независимых источников у нас сейчас негде», — жалуется эксперт.

В проект также впервые на законодательном уровне определяется такое понятие, как «орфанные заболевания», то есть редкие болезни.

Заболевания считаются редкими, если «имеют распространенность не более 10 случаев на 100 тысяч населения». Лечение таких болезней осуществляется за счет государственного бюджета. Перечень редких болезней определяется правительством.

Также законопроект регламентирует создание регистра граждан с соответствующими диагнозами. «В целом хорошо, что орфанные заболевания появились в законопроекте. Но 10 человек на 100 тысяч – это слишком мало, формулировку надо расширить. А то в результате сюда попадут не все заболевания, которые должны быть в подобном перечне. Для коммерческого сектора при таком раскладе никогда не будет стимула производить лекарства, разрабатывать методы лечения таких заболеваний», — считает Данишевский.

В целом, отметил он, законопроект «на 99% состоит из норм, которые уже были приятны различными актами с 1993 года». По мнению собеседника, он не отвечает на главный вопрос – в каком направлении будет развиваться система здравоохранения в России. «Здесь нет целого ряда пунктов, которые в подобном документе быть должны. Например, перераспределение полномочий в пользу первичной медицинской помощи. Из проекта не видно, как будут развиваться профилактические программы», — говорит Данишевский.

О том, что законопроект «не меняет существенным образом сложившуюся систему здравоохранения» «Газете.Ru» сказал и президент общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов», юрист, правозащитник Александр Саверский.

«Ожидалось, что он концептуально изменит какие-то вещи, но этого не произошло. И поэтому говорить о том, что он серьезно на что-то повлияет, пока нельзя», — отметил он.

Исправленный законопроект, в котором, по словам представителя министерства, «были отшлифованы и конкретизированы ряд положений», сейчас будет проходить «стадию согласования во всех заинтересованных ведомствах».