Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Анастасия Берсенева

Подмосковная деревня хлебнула формальдегида

В Орехово-Зуевском районе почти месяц ликвидуют последствия разлива формальдегида

Анастасия Берсенева (Москва — Давыдово)

В Орехово-Зуевском районе Подмосковья произошла экологическая авария: из перевернувшегося грузовика вылилась почти тонна технического формальдегида. Ядовитое вещество попало в грунтовые воды и отравило колодцы. Тревогу объявили лишь спустя неделю; местные жители уже не пьют отравленную воду, но продолжают ею мыться и поливать огороды, пока власти решают, что делать.

Несколько мужчин стоят на окраине села Давыдово Орехово-Зуевского района и стараются не дышать ртом. Но резкий кисло-сладкий запах все равно забивает нос, вызывая сильное жжение. «Я заварил зеленый чай, а он стал фиолетовый. Я вылил воду, заварил снова — опять то же самое! Тут мы поняли: что-то неладное», — рассказывает Рим Усманов из соседней деревни Ляхово. У него слезятся глаза: едкие испарения влияют на слизистую. Запах идет из ямы перед домом на улице Школьная. Почти месяц назад, утром 1 июня, на этом месте опрокинулся грузовик с цистерной, наполненной техническим формальдегидом.

Жидкость хлестала из открывшегося люка почти семь часов – с 10.30.

Справка:

Что такое формальдегид и чем он опасен

«Формальдегид — это бесцветный газ с острым запахом, устаревшее его название «муравьиный альдегид». Он очень токсичен...

Прибывшие на место аварии сотрудники МЧС не смогли быстро поднять цистерну: она прочно сцепилась с кузовом. Специалисты МЧС, поставив грузовик на колеса, сняли верхний слой почвы, пролили грунт водой и дезактиватором (аммиаком), засыпали новой землей и уехали.

Сначала сообщалось, что из цистерны вылилось меньше 200 килограммов вещества. Лишь спустя три недели после ЧП власти Давыдово получили ответ от владельца груза — саратовской компании «Химинвест»: те заявили, что по прибытии машины в цистерне осталось на 960 килограммов меньше, чем должно быть.

Спасатели не указали в акте, составленном после устранения аварии, и не сообщили местным жителям (в Давыдово живут 12 тысяч человек), что формальдегид — это вещество второго класса опасности по воздействию на окружающую среду. «После него ничего живого расти не будет на этой земле, — заявил на специально созванном в минувшую пятницу заседании районного Совета депутатов его председатель Юрий Дойников. — Формальдегид убивает все, даже микробов». Вещество очень токсично для человека. «При длительном воздействии формалин (водный раствор формальдегида) оказывает аллергенное, мутогенное и канцерогенное воздействие, — сообщила «Газете.Ru» руководитель отдела экологической экспертизы EcoStandart Group Екатерина Веселова. — Оно влияет на почки и печень, а также на центральную нервную систему, вызывая головные боли, усталость и депрессию».

Почти тонна жидкости просочилась в землю и разошлась по округе, попав в колодцы. Тем не менее ничего не подозревающие жители пили эту воду больше недели. У всех возникли симптомы отравления — жжение во рту, спазмы гортани, сильная головная боль. Но люди списали все на высокое давление и к врачу не пошли.

Местный Роспотребнадзор узнал об аварии спустя три дня от владельца ближайшего к месту ДТП дома Сергея Терехова. Анализы почвы и воды из колодцев были готовы лишь к 7 июня.

По данным районного отделения Роспотребнадзора, в колодце на соседнем участке предельно допустимая концентрация (ПДК) вещества была превышена в 12 раз.

После сообщения Роспотребнадзора воду из колодцев запретили использовать в любых целях владельцам домов 5 и 7 по улице Школьная. Спустя два дня запрет был распространен на все Давыдово, а 16 июня в отравленную зону были включены деревни Ляхово и Барское. Сейчас в эти населенные пункты завозится питьевая вода, однако ее мало и иногда она бывает цвета ржавчины, говорят местные жители. Так что они предпочитают ездить за 20 километров на родник.

В санитарных службах не исключают, что под угрозой могут находиться и другие населенные пункты Орехово-Зуевского района.

«Мы не знаем, куда ушла жидкость, — признается сотрудник районного Роспотребнадзора Наталья Куркова. — Нужно делать анализ почвы — выяснять, куда идут грунтовые воды».

По ее словам, санэпидврачи не в силах проверить все колодцы в районе, а их лаборатория выдает недостаточно точный анализ, поэтому приходится обращаться в вышестоящие органы с просьбой сделать исследование. «У этой службы даже своего автомобиля нет, – подтверждает Терехов. — Я на своей машине привозил специалистов к себе, чтобы они взяли пробу воды».

«Мне тоже никто ничего не сказал!» — возмущается заместитель главы Давыдово Александр Хлыщенко, отвечая на вопрос «Газеты.Ru», почему жители не сразу были предупреждены об опасности.

Что касается районного руководства, оно узнало о произошедшем лишь в конце июня, после чего власти и созвали экстренный совет депутатов, на который были приглашены все причастные к происходящему ведомства и службы — МЧС, Роспотребнадзор, Росприроднадзор. Депутаты спрашивали, чем опасен для людей формальдегид и при каких концентрациях, как от него защититься и на какую территорию он распространился. Им отвечали: «Мы не знаем, мы не в курсе». На вопрос «Газеты.Ru», будет ли районная служба запрашивать более полную информацию у вышестоящего органа, Куркова пояснила, что этому нет необходимости. «У нас написано, что формальдегид — канцерогенное вещество, имеющее ингаляционный путь воздействия. Вы что думаете, что Роспотребнадзор все знает? — сказала Куркова. — Влияет ли он на гены? Не знаю, где вы это вычитали; у нас такого нет».

«Произошла задержка с реагированием, так как после акта МЧС никто не думал том, что формальдегид дойдет до грунтовых вод», — резюмировал государственный инспектор Росприроднадзора по ЦФО Алексей Щедрин.

Его вывод поддержали депутаты, усомнившиеся в профессиональности представителей поисково-спасательного (химического) отряда 26, составлявших акт о ЧП. Однако начальник управления по делам ГО ЧС Орехово-Зуевского района Николай Коршунов продолжал утверждать, что все необходимое было сделано. «По заключению химиков, не было серьезной опасности, а значит, обоснования для введения режима ЧС не было», — заявил он. Коршунов добавил, что его подчиненные консультировались со специалистами местного химического завода «Карболит», которые также подтвердили, что достаточно снять верхний слой грунта.

Прокурор Орехово-Зуево Александр Саломаткин пообещал, что будет дана оценка деятельности всех должностных лиц, в частности планируется выяснить, почему в районе так и не был введен режим ЧС. А глава Давыдово Аркадий Шумилин заявляет, что подаст в суд на владельца груза — «Химинвест».

Комментарии самой компании получить пока не удалось.

Сейчас возле ямы стоит большое дерево, которое засохло в течение недели после аварии. 8 июня поселковые чиновники отправили рабочих снимать еще один слой грунта, но те не смогли копать из-за едкого запаха. 17 июня власти Давыдово получили предписание Роспотребнадзора о срочном вывозе земли: ПДК формальдегида в селе была превышена в 120 раз. После каждого дождя вредное вещество вновь попадало в колодцы, пояснили санитарные врачи. Но сразу выполнить предписание не удалось: местные жители прогнали рабочих, не добившись от них внятного ответа, куда будет вывезена отрава (вещества 2-го класса опасности запрещено выгружать на обычных свалках). Власти Давыдово и представители местного ГО ЧС на вопрос, где был отгружен грунт, который в первый день сняли спасатели, ответить не смогли. Только 23 июня к яме подошли люди с лопатами, на этот раз из специализированной фирмы. Они сняли полметра земли на небольшом участке, упаковали ее в мешки и так оставили.

«Неизвестно, как глубоко копать, — пояснил Хлыщенко. — Где расположен очаг, мы узнаем только 27 июня».

Терехов уверен, что формальдегид затек под его дом. «Я не дам копать, так как дом рухнет!» — говорит он. Участок, хоть и отравленный, все еще его собственность, напоминает давыдовец.

Сейчас местных жителей больше всего волнует вопрос, что делать при отравлении формальдегидом. Но на него нет ответа даже у местного Роспотребнадзора. «Я писал обращение к главе МЧС, но мне так и не пришел ответ. Потом в министерстве по телефону мне сказали, что мое письмо было направлено в МЧС Московской области, которое сообщило: пожароопасной и взрывоопасной ситуации нет, — говорит местный активист и милиционер Александр Захаров. — А о том, что на территории разлито ядовитое вещество, они не указали, таким образом дезинформировав главу министерства».

«Словно заговор какой-то!» — возмущаются жители соседней со Школьной улицы Солнечная Галина и Владимир Модины. Они отнесли воду из своего колодца на независимую экспертизу, которая показала превышение ПДК в 720 раз. В колодце Бориса Фомина, живущего за 1,5 километра от места ЧП, зафиксировано превышение ПДК в 17 раз (это также результат анализов, сделанных в независимой лаборатории). Но пока все они стирают, поливают огороды и моются водой из колодцев.