Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

ИТАР-ТАСС

Сезон охоты на охотоведов закрыт

Дело против подмосковного охотоведа возвращено на доследование

Полина Никольская

Прокуратура вернула следствию уголовное дело охотоведа Александра Довыденко. Его обвиняют в превышении полномочий при задержании браконьера, без лицензии убившего лося. Охотовед говорит, что, задерживая группу охотников, среди которых были высокопоставленный сотрудник «Газпрома» и подмосковный милиционер, просто выполнял свою работу. Дело о незаконной охоте вип-персон возбуждено так и не было.

В пятницу стало известно, что резонансное уголовное дело против подмосковного охотоведа Александра Довыденко, обвиняемого в жестком задержании подозреваемых, возвращено на доследование. Такое решение приняла прокуратура Московской области (постановление вынес заместитель прокурора области Виктор Наседкин).

Как сказано в сообщении прокуратуры, во время следствия были допущены серьезные нарушения законности». Какие именно — в пресс-службе пояснить отказались.

Дело против Довыденко было возбуждено зимой 2010 года. Его обвинил в превышении должностных полномочий некий гражданин Киселев. «Как установлено следствием, Довыденко произвел из карабина Walther не менее пяти выстрелов в Киселева, когда тот перевозил на снегоходе тушу убитого лося. В результате Киселев получил телесные повреждения средней степени тяжести», — сообщал Следственный комитет.

По версии охотоведа, события развивались совсем иначе.

6 февраля 2010 года он выехал с коллегами и сотрудниками МВД патрулировать лес. Сначала, как рассказал Довыденко «Газете.Ru», они на машинах приехали в Ильинское охотхозяйство. Там патруль обнаружил браконьеров, но задержать их не удалось. В это время поступила информация, что близ населенного пункта Высокое в Дмитровском районе замечена еще одна группа браконьеров. «Мы приехали туда около 15.00, — рассказывает Довыденко. — Нас было четверо, включая двух сотрудников милиции. У кромки леса стоял автомобиль. Мы услышали четыре выстрела — и стали ждать, когда появятся нарушители». Довыденко вспоминает, что стоял двадцатиградусный мороз. Около 17.00—18.00 из-за деревьев показались два снегохода с санями: «Там сидели семь-восемь человек, на санях лежала туша убитого лося». Когда предполагаемые охотники сложили в припаркованный у леса автомобиль оружие, к ним подошли Довыденко и милиционеры. У одного из милиционеров была камера, и он снимал дальнейшие события.

Разрешения на охоту компания предъявить не смогла. Один из нарушителей попытался уехать на снегоходе — Довыденко пришлось броситься на него и отобрать ключ зажигания. Потом охотовед «блокировал второй снегоход». Еще один охотник попытался скрыться на машине, но егеря перекрыли ему дорогу своим автомобилем.

Последнего, как потом выяснил Довыденко, зовут Геннадий Кучеров, и он занимает должность начальника управления геологии ОАО «Газпром» (официально «Газпром» никак не комментировал предположительное участие своего высокопоставленного сотрудника в незаконной охоте).

Из леса в это время выехал еще один снегоход, водитель которого, завидев представителей охотинспекции, тоже попытался скрыться. Довыденко смог остановить и этот снегоход и узнал в водителе егеря из Дмитровского района Виктора Дроздова. «Он должен охранять природу, как и я», — жалуется охотовед. Задержанный, как сообщил Довыденко, начал уговаривать коллегу замять дело. Попутчики Дроздова начали угрожать Довыденко. Из леса выехал четвертый снегоход. На перегородившего ему путь охотоведа водитель не обратил внимания, сбил Довыденко с ног и умчался в сторону трассы. Позже на место происшествия приехали сотрудники ДПС, сообщившие, что ускользнувший от патруля снегоход (как оказалось, им управлял некий Киселев, написавший потом заявление на Довыденко) попал в ДТП и разбился.

Несмотря на поданное Довыденко заявление об обнаружении браконьеров, уголовное дело о незаконной охоте с конкретными фигурантами возбуждено так и не было. Сотрудники правоохранительных органов завели дело против неизвестного лица, убившего лося, причем, по данным следствия, оружия у преступника при себе не было. А находившийся в тот день в патруле вместе с охотоведом милиционер вдруг отказался предоставить видеозапись, заявив, что ничего не снимал.

Через несколько дней после происшествия Довыденко узнал, что уголовное дело возбуждено против него самого: его обвинили в превышении должностных полномочий при задержании возможных нарушителей.

Причем, говорит Довыденко, ни одного имени предполагаемых нарушителей, которые называл он, в деле не было. Сам охотовед говорил, что кроме Кучерова и Дроздова опознал сотрудника ГУВД Московской области Виктора Крыскина: «Успел посмотреть его документы. Когда я уже после «пробивал» это имя, оказалось, что он работает заместителем главы областного ГУВД — начальником милиции общественной безопасности ГУВД Московской области».

Дело Довыденко получило общественный резонанс и было передано на расследование в областное управление Следственного комитета. Защитника природы оставили на свободе под подпиской о невыезде.

В пятницу следователи позвонили инспектору и сообщили, что его дело не отправлено в суд, а будет расследовано повторно.

«Я надеюсь, что прокуратура все-таки надзирает и сфабрикованное дело развалится. Тем более, у них сейчас новый начальник», — говорит Довыденко.

Напомним, что бывший прокурор Подмосковья Александр Мохов был переведен на другую должность после скандала с «крышеванием» подпольных казино. Сейчас подмосковной прокуратурой руководит Александр Аникин. Раньше он был начальником управления Генпрокуратуры по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции.

Не так давно в Подмосковье было вынесено решение по похожему делу.

За превышение должностных полномочий к трем годам условного срока был приговорен охотовед Андрей Григорьев.

Как утверждало следствие, 43-летний сотрудник Мособлохотуправления решил задержать нескольких граждан, проезжавших на снегоходах близ деревни Потлово, несмотря на то что те не охотились. Как решил суд, Григорьев начал стрелять по ни в чем не повинным людям, а одну из пассажирок даже ударил прикладом. Сам Григорьев утверждает, что все было совсем не так, как представило следствие. «6 февраля 2010 года в 16.30 нам позвонил и сообщили, что в заказнике Заральского района, где запрещена охота, едут четыре снегохода с оружием. Мы на снегоходах выехали на место», — рассказал Григорьев «Газете.Ru». Вместе с коллегами он подъехал к заказнику и стал ждать охотников. Из леса выехали два снегохода. Увидев Григорьева в форме, водители не затормозили.

Одна из машин на полном ходу сбила его с ног. Затем мимо проехал третий снегоход. Когда выехал четвертый, Григорьев выстрелил из карабина «Тайга» в воздух. Последняя машина остановилась.

Пьяный водитель слез со снегохода и стал угрожать охотоведу, утверждая, что он депутат и у Григорьева будут проблемы. В это время его товарищи закапывали в снег убитого лиса (тушку потом обнаружили), рассказывает Григорьев. Охотовед вызвал милицию. Впоследствии он смотрел отчеты: больше в этот день в ОВД никто не обращался. Из заказника Григорьева сначала повезли в больницу — от удара снегохода у него осталась большая гематома. Из больницы инспектора забрала милиция. В участке Григорьеву сказали, что он может стать фигурантом уголовного дела. Пойманные им охотники написали заявление на инспектора. Они утверждали, что Григорьев напал на них в поле, когда они подъехали к нему на снегоходах, и им пришлось вызывать милицию. Заявители отрицали, что охотились и что у них были при себе ружья: «Один из них говорил, что я начал прицельно стрелять, а затем догнал бегом снегоходы по снегу, то есть по огромным снежным сугробам, и ударил пассажира прикладом по голове». Против Григорьева было возбуждено уголовное дело, по его заявлению о незаконной охоте — нет.

Впоследствии обвиняемый узнал, что один из охотников — депутат из Луховиц Андрей Королев. Женщина, которую, согласно материалам дела, ударил Григорьев, — однофамилица депутата Ольга Королева. У заказника она якобы показывала корочку ФСО, в документах о возбуждении уголовного дела представилась телохранительницей.

Решение Зарайского суда Григорьев опротестовал в Мособлсуде. Высшая инстанция оставила его в силе. Охотовед собирается подавать кассацию и в Верховный суд. «Это система, так она работает. Но мы будем бороться и обязательно дойдем до Страсбурга», — обещает он.