Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

vesti.ru

«Очень они кому-то понравились»

Русские летчики попали под суд в Таджикистане из-за двух уникальных самолетов, уверены в авиакомпании

Анастасия Берсенева

Русских летчиков в Таджикистане могли арестовать из-за двух уникальных самолетов Ан-72, уверены в авиакомпании. Во вторник суд огласит решение по этому делу. В авиакомпании почти потеряли надежду на оправдательный приговор, но представители посольства еще верят в справедливое разбирательство.

Во вторник, 8 ноября, судья таджикского города Курган-Тюбе вынесет приговор двум летчикам — россиянину Владимиру Садовничьему и гражданину Эстонии Александру Руденко, которые перегоняли из Афганистана два самолета Ан-72. Позиция обвинения категорична: пилоты, командиры воздушных судов, виновны в незаконном пересечении границы, нарушении правил международных полетов и контрабанде запчасти от самолета — полуразобранного двигателя. За это прокурор попросил суд назначить обвиняемым по 13 лет лишения свободы. При этом никаких доказательств вины летчиков на суде не было, говорят их адвокаты и представитель авиакомпании. «Ни один свидетель не подтвердил вины пилотов! — заявил «Газете.Ru» защитник Гулом Бобоев. — Выступили таможенники, которые подтвердили, что никакой контрабанды на борту не было».

«Но прокурор встает и мямлит себе под нос, опустив глаза: «Их вина по всем трем статьям документально доказана».

А какой документ подтверждает вину? Только обвинительное заключение. Больше ни одного документа против летчиков нет, — кипятится представитель российской авиакомпании Rolkan Investmens Ltd Виктор Пфефер, находящийся в Таджикистане. — Это как? Здесь просто правовой произвол. Страшное дело, что творится!»

В авиакомпании уверены, что знают истинную причину интереса таджикских силовиков к русским летчикам.

По мнению Пфефера, кто-то из чиновников «положил глаз» на два самолета Ан-72.

«Очень они кому-то понравились, — говорит представитель авиакомпании. — Эти самолеты эксклюзивные, они в Арктику летали, на Северный полюс летали. Тут, в Таджикистане, они могут на любое хлопковое поле сесть и взлететь. Аналогов даже у американцев нет». К авиакомпании они попали легально, добавляет Пфефер. По его словам, гендиректор Rolkan Investmens Ltd Сергей Полуянов — известный российский летчик-испытатель, который вместе со знакомыми решил основать авиакомпанию. «Армия продавала излишки техники, и владельцы авиакомпании взяли кредит и купили эти самолеты», — объясняет собеседник.

Справка:

Характеристики Ан-72

Ан-72 (по кодификации НАТО: Coaler — «Угольщик») — военно-транспортный самолет. Разработан в ОКБ им. О. К. Антонова...

По словам Пфефера, в Таджикистане хорошо знали указанные самолеты. «Они работали тут, в республике, больше года назад на министерство обороны, — говорит собеседник. — Хорошо работали, всем понравилось». Потом летчики отправились в Афганистан, так как был заключен соответствующий контракт. «Компания Rolkan Investmens Ltd — только собственник самолетов, не эксплуатант, она сдает самолеты в аренду, — говорит Пфефер. — Был заключен официальный контракт с частной фирмой Aerospace Consortium, которая находится в Арабских Эмиратах. А у этой фирмы есть контракт с крупной американской логистической фирмой Supreme, которая обслуживает ООН и американские войска во всем мире. Летчики перевозили в Афганистане продукты питания, вещи, все, кроме оружия и запрещенных грузов».

В марте контракт закончился, и «начались непонятки». Представитель авиакомпании утверждает, что их пригласили обратно в Таджикистан.

«Пригласили — летите, как к себе домой! — говорит он. — Там три ведомства хотело, чтобы на них эти самолеты работали. Это министерство обороны, президентская гвардия и пограничные войска — Комитет национальной безопасности, местная ФСБ».

Авиакомпания решила перебраться в Курган-Тюбе — «туда много самолетов из Кабула прилетают, отстаиваются, обслуживаются и опять летят на работу в Кабул». «Они в Курган-Тюбе тоже хотят деньги зарабатывать», — добавляет Пфефер. Все разрешения были получены, они были у летчиков, а также были переданы в авиационные службы Кабула, клянутся в авиакомпании. Но при подлете к Курган-Тюбе диспетчеры заявили пилотам, что не могут найти номера разрешений, и посоветовали разворачиваться. «Пилоты посмотрели на расход топлива и запросили экстренную посадку, никто не возражал, — говорит Пфефер. — Это соответствует международным нормам и воздушным нормам Таджикистана. Их тут же встретили пограничники, таможенники, были составлены акты о том, что ничего запрещенного на борту нет. Но потом появились представители комитета национальной безопасности».

Экипажи — на каждом самолете было по 4 человека — были посажены под арест в гостиницу.

«Их охраняли вооруженные люди! — поясняет Пфефер. — Хотя законодательство Таджикистана не предусматривает такой меры пресечения». Спустя месяц часть людей отпустили, а на двух командиров возбудили уголовное дело. «Если это дело читать, то начинаешь со смеху падать — бред сивой кобылы, — невесело говорит Пфефер. — Контрабанда с прорывом таможенной границы. Это как понять? Они что, с боем прорывались? Стреляли из автоматов, гранатометов?» На директора их авиакомпании Сергея Полуянова тоже возбуждено уголовное дело. Однако, в чем его суть, неясно, компания не может добиться от таджикской прокуратуры каких-либо уточняющих документов, говорит представитель Rolkan Investmens Ltd.

Комментируя позицию МИД России, который первое время не спешил на помощь соотечественнику, Пфефер пояснил, что дипломаты, видимо, решили, что это банальный криминал, а потом разобрались. «Владимир Садовничий — заслуженный летчик, 23 года работал в стратегической авиации СССР, служил в Афганистане, рисковал жизнью, — говорит Пфефер. — Потом вышел на пенсию, перешел в нашу авиакомпанию. Александр Руденко — гражданский пилот, заканчивал авиационный институт в Ахтубинске».

Советник посольства России в Таджикистане Дмитрий Кабаев, разговаривавший с Садовничьим в СИЗО, также описывает его как гордого человека, полковника. На содержание в изоляторе тот не жаловался. Даже не хотел, чтобы его семья приезжала в Таджикистан. «Гордый, не хотел, чтобы его в наручниках за решеткой видели», — говорит Кабаев.

Вторник может стать последним днем условной свободы для летчиков.

В авиакомпании хоть и надеются на чудо, но уже не верят в оправдательный вердикт: «Тогда надо наказывать кого-то из своих».

«Их могут осудить по всем трем статьям, выписать штраф где-то по 30 тысяч долларов на каждого пилота, выпустить, а самолеты конфисковать, — предполагает Пфефер. — Для них это лучший вариант, но нас он не устраивает. Самолеты отнимать не за что, и штраф платить не за что». Пфефер говорит, что подобные прецеденты уже были, и приводит пример с авиакомпанией «Ист Эйр», у которой летом этого года внезапно сменился гендиректор. Владельцы компании утверждали, что это был рейдерский захват. А представители республики говорили, что по их законам гендиректором авиаперевозчика должен быть гражданин Таджикистана. «В итоге бывший гендиректор Александр Янчук позвонил пилоту Airbus, приземлившегося в Москве, и сказал лететь обратно, но у Бишкека в Киргизии запросить экстренной посадки, — пояснил Пфефер. — Пилот так и сделал. Так владельцы спасли самолет».

Дипломаты более осторожны в высказываниях и более позитивны.

Советник Кабаев сразу пояснил, что не хотел бы углубленно комментировать процесс, чтобы неосторожным словом не повредить судьбе летчиков. «Но мы считаем пилотов невиновными, — тем не менее заявил он. — Суд — независимый орган даже в Таджикистане, и я до последнего надеюсь, что он будет справедливым и гуманным». Кабаев добавил, что посольство с самого начала плотно работало с властями Таджикистана и Комитетом национальной безопасности республики, вело переписку. Дипломат отметил, что даже если вердикт будет не в пользу обвиняемых, то посольство будет продолжать бороться за летчиков. «Впрочем, сейчас в республике идет праздник — Курбан-байрам, а это праздник милосердия, люди жертвуют страждущим», — добавил Кабаев.