Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Жители Дагестана начали создавать отряды самообороны в конце 90-х годов
Жители Дагестана начали создавать отряды самообороны в конце 90-х годов
ИТАР-ТАСС

Небоевая самооборона

Законодатели должны определить правовой статус членов отрядов самообороны

Виктор Банев (Санкт-Петербург)

Конституционный суд обязал законодателей разобраться со статусом жителей Республики Дагестан, которые в 90-х годах воевали с боевиками в составе отрядов самообороны. Как и ожидалось, получить равные права с ветеранами боевых действий ополченцам не удалось, однако какие-нибудь льготы или компенсации им, скорее всего, дадут.

Во вторник Конституционный суд (КС) решил, что дагестанских ополченцев нельзя включить в перечень, содержащийся в Федеральном законе «О ветеранах».

Жители Дагестана начали создавать отряды самообороны в конце 90-х годов, когда обстановка в республике была сложной и гарантировать безопасность граждан не могли ни вооруженные силы, ни МВД, ни ФСБ. Общая численность народного ополчения, которое могло бы в случае нападения дать отпор боевикам, достигала нескольких тысяч человек. Для многих дагестанцев участие в отрядах ограничилось лишь несением караула и патрулированием территории, но часть ополченцев принимали участие в настоящих боевых действиях. Некоторые их них были ранены, свыше 600 человек впоследствии представлены к государственным наградам (в том числе к ордену Мужества). Такая активность населения встретила одобрение со стороны правительства Республики Дагестан, которое даже издало «Положение об отрядах самообороны».

Когда ситуация в республике стабилизировалась, бывшие бойцы отрядов самообороны стали обращаться к властям с просьбами признать их ветеранами боевых действий и предоставить все полагающиеся в этом случае льготы и выплаты. Военный комиссариат Республики Дагестан сразу занял категоричную позицию: всем заявителям было отказано. После этого началась череда судебных исков. 29 человек, принимавшие участие в стычках с боевиками в селе Алмак 22 декабря 1997 года и в селах Калининаул и Ленинаул 5 сентября 1999 года, пытались отстоять свои права на ветеранский статус в Казбековском районном суде. Но районные судьи не решились выносить решение по этому вопросу самостоятельно, а отправили в КС запрос с просьбой проверить конституционность ст. 3 Федерального закона «О ветеранах», определяющей, кто может считаться ветераном.

Судьи КС исследовали дело в течение месяца и в конце концов пришли к выводу, что в нынешней редакции закон «О ветеранах» Конституции не противоречит.

Однако, как говорится в итоговом документе, «признание конституционности данной нормы не снимает с федерального законодателя обязанности определить правовой статус членов отрядов самообороны… и обусловленные таким статусом меры социальной поддержки».

«Сложилась уникальная ситуация, когда республика была вынуждена защищаться от незаконных вооруженных формирований, — пояснил председатель КС Валерий Зорькин. — И Российская Федерация фактически санкционировала помощь со стороны граждан. Эти граждане заслуживают того, чтобы быть отмеченными со стороны Отечества, которое они защищали. Поэтому КС пришел к выводу о том, что эта ситуация должна быть урегулирована. Это могут быть какие-то другие механизмы, но адекватные и соответствующие тому вкладу, которые сделали граждане. Ведь де-факто они ветераны».

Валерий Зорькин считает, что у федерального законодателя есть масса вариантов, как именно определить статус ополченцев.

Возможно, будет принято решение расширить перечень лиц, относящихся к ветеранам, все в той же ст. 3 федерального закона, конституционность которой ставилась под сомнение. Либо в тексте закона появится отдельная статья, посвященная отрядам самообороны.

Не исключено, что для назначения льгот и поощрений будут приняты отдельные нормативные документы.

Кроме того, в определении КС подчеркивается, что в дополнение к федеральным решениям, власти Республики Дагестан могут вводить и свои, дополнительные меры социальной поддержки бывших ополченцев.

«Не обязательно, что в итоге они получат точно такие же меры социальной поддержки, как ветераны боевых действий, — отметила при этом судья-докладчик по делу Людмила Жаркова. — Возможны различные варианты. Но в любом случае мы рассчитываем, что законодатель в ближайшее время обратится к этой проблеме».

Судьи КС рассчитывают увидеть реакцию от законодательных органов в течение примерно шести месяцев.

На прямой вопрос, не боятся ли представители КС, что принятие решения может быть чрезмерно затянуто и тем самым фактически проигнорировано, Валерий Зорькин ответил: «Не выполнить решение КС — это не просто обидеть судей КС. Это сказать, что у нас нет правового государства. Но я думаю, что наш законодатель так поступать не станет».