Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Капитана судна «Дунайский-66» Александра Егорова оштрафовали
Капитана судна «Дунайский-66» Александра Егорова оштрафовали
ИТАР-ТАСС

За капитана вступились пассажиры

Суд оштрафовал капитана буксира, прошедшего мимо тонущих пассажиров теплохода «Булгария», на 190 тысяч рублей

Инна Серова (Казань)

Суд приговорил капитан буксира «Дунайский-66», который прошел мимо тонущего теплохода «Булгария», к штрафу в 190 тысяч рублей. На процессе за капитана вступились его коллеги, а также спасшиеся пассажиры «Булгарии». Но судья не принял их доводы.

Во вторник Московский районный суд Казани вынес приговор капитану буксира «Дунайский-66» Александру Егорову. За неоказание помощи пассажирам затонувшего 10 июля дизель-электрохода «Булгария» обвинение просило для Егорова 200 тыс. рублей штрафа. Суд признал Егорова виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 270 УК (неоказание капитаном судна помощи людям, терпящим бедствие на водном пути, если эта помощь могла быть оказана без серьезной опасности для своего судна, его экипажа и пассажиров), и назначил наказание в виде штрафа в 190 тыс. рублей.

Коллеге Егорова, капитану сухогруза «Арбат» Юрию Тучину, также прошедшему мимо терпевшей бедствие «Булгарии», Камско-Устьинский районный суд Татарстана в конце декабря назначил более мягкое наказание в 130 тыс. рублей штрафа. Но Тучин признал свою вину, и дело слушалось в особом порядке, а Егоров до последнего стоял на том, что при попытке помочь рисковал утопить тех, кому удалось покинуть судно.

Защита капитана Егорова была построена на утверждении, что попытка остановиться, развернуться и пойти на помощь тонущим могла бы увеличить число жертв, потопив тех, кто спасся с «Булгарии» на шлюпках.

Капитан теплохода «Арабелла» Роман Лизалин, который помог пассажирам «Булгарии», подтвердил в суде, что он лично просил Егорова отвести его судно от места трагедии: «Я подумал, если буксир начнет останавливаться, совершать маневры на воде, то он запросто может покалечить людей». Однако обвинение не приняло это заявление в расчет. По мнению сотрудников Приволжской транспортной прокуратуры, Егоров не принял все возможные меры, необходимые для спасения людей, а значит, нарушил требования Кодекса внутреннего водного транспорта РФ, Правил плавания по внутренним водным путям РФ и Устава службы на судах Министерства речного флота РСФСР. «Он умышленно проигнорировал подаваемые людьми сигналы бедствия, прошел мимо, оставив их под угрозой гибели в опасной для жизни обстановке», — пояснили в прокуратуре.

Доводы обвинения основывались, в частности, на выводах ситуационной судоводительской экспертизы и показаниях 73-летнего доцента Волжской академии водного транспорта Вячеслава Трифонова.

Трифонов утверждал, что капитан Егоров мог оказать помощь людям на плотах, так как для полной остановки «Дунайскому» требовалось всего четыре минуты, и что он еще до подхода «Арабеллы» за 10—15 минут мог отцепить баржи и поставить их на якорь. На суде также прозвучало и свидетельство коллеги Егорова, капитана Георгия Денисова, который управляет фактически идентичным судном — сухогрузом «Дунайский-18».

Капитан Денисов заявил, что остановиться и развернуться с баржей Егоров вообще не мог технически, а на маневры, необходимые, чтобы ее отцепить, ушло бы не менее часа.

Адвокат Егорова Аида Камалова в ходе следствия подавала ходатайство о проведении следственного эксперимента, который бы позволил точно установить, была ли у капитана «Дунайского-66» возможность помочь терпящим бедствие. Прозвучало это ходатайство и на суде. Однако и следствие, и суд отказали по двум причинам. Во-первых, для проведения эксперимента надо дождаться, пока в устье Камы растает лед, а значит, процесс над капитаном буксира затянется, а во-вторых, как было сказано в судебном заседании, это может морально травмировать потерпевших.

Однако некоторые из потерпевших в суде выступили как раз в защиту капитана Егорова.

Они говорили, что за трагедию в первую очередь должен отвечать нетрезвый экипаж «Булгарии». В этот день на судне отмечали День рыбака. А капитан «Дунайского-66» после одного из заседаний суда обмолвился: «Они утопили теплоход, а теперь идут в суд как свидетели! Теплоход шел с креном на правый борт, все иллюминаторы были открыты. Если бы каждый член экипажа выполнил в тот день свои прямые обязанности, мы бы избежали этой трагедии».

После вынесения приговора Егорову старший помощник руководителя Приволжского следственного управления на транспорте по взаимодействию со средствами массовой информации Дмитрий Захаров сказал корреспонденту «Газеты.Ru», что дело «Булгарии» еще расследуется. В рамках этого расследования будет решаться вопрос о вине членов ее экипажа.

«Мою сестру Фанию Миндубаеву, которая чудом спаслась, следователи уже опросили, — сообщила «Газете.Ru» жительница Казани Сания Баля, у которой на «Булгарии» погибли старшая сестра и супруга брата. — Она сообщила им, что экипаж судна пассажиров не спасал, рассказала, как ее вытолкнули из воды и помогли подняться на плот не матросы, а такие же, как она, несчастные отдыхающие. Те, кто выжил благодаря тому, что не выполнил свои должностные обязанности, должен ответить перед законом».