Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Андрей Попов признан виновным в дезертирстве
Андрей Попов признан виновным в дезертирстве
svobodanews.ru

Два года за одиннадцать лет дезертирства

Рядовой Андрей Попов, рассказавший о своем рабстве в Дагестане, получил два года колонии-поселения

Елена Белова

Бывший солдат-срочник Андрей Попов приговорен к двум годам колонии-поселения. В саратовском суде он признал свою вину в дезертирстве и ходатайствовал об особом порядке рассмотрения дела, то есть без изучения доказательств. Изначально солдат отрицал эти обвинения, настаивая, что все 11 лет своего отсутствия провел в рабстве в Дагестане, где работал на одном из заводов.

Во вторник Саратовский гарнизонный военный суд вынес приговор бывшему солдату Андрею Попову, обвиняемому в дезертирстве. Солдат же рассказывал, что все эти годы провел в рабстве в Дагестане.

Суд признал Попова виновным в дезертирстве и приговорил его к двум годам колонии-поселения.

Дело против бывшего срочника Андрея Попова было возбуждено еще в 2000 году. В январе того года его призвали в армию, а в октябре он пропал без вести. В родной город Ершов (райцентр в Саратовской области) он вернулся только спустя 11 лет — в августе 2011 года. На следующий день он сам отправился в полицию, сообщил о случившемся и был задержан.

Выяснилось, что все 11 лет он числился самовольно оставившим свою часть и находился в розыске.

Попов служил в воинской части 14460 в Татищевском районе Саратовской области. В 2008 году ершовские милиционеры заявляли его родителям, что тело солдата было якобы обнаружено в Дагестане. Тогда родные перестали ждать и надеяться увидеть его живым.

Вернувшись, Попов рассказал, что его похитили и продали в рабство на кирпичный завод в Дагестане, где он проработал почти 11 лет, пока ему не удалось сбежать. Когда бывший срочник сдался полиции, его больше недели продержали в ИВС города Ершова. История бывшего солдата была предана огласке в СМИ, и тогда военный следователь изменил ему меру пресечения и передал обвиняемого под надзор командования одной из военных частей в Саратове. Одновременно в рамках дела по дезертирству началась проверка заявлений Попова: для этого саратовские следователи вместе с солдатом и его адвокатом выезжали в Дагестан.

Председатель Союза солдатских матерей Саратовской области Лидия Свиридова рассказывала, что на одном из заводов, на которые указывал Попов, его опознали. Руководство завода не смогло предоставить документы, по которым Попов числился бы в числе рабочих и получал зарплату. «Все это свидетельствует о том, что Андрей не обманывал и его действительно незаконно удерживали на этом предприятии», — говорила Свиридова.

Однако в ноябре 2011 года Попов в суде неожиданно признался в дезертирстве. «Да, я признаю свою вину в дезертирстве», — сказал он тогда журналистам перед началом заседания. Поэтому суд рассмотрел дело в особом порядке — без заслушивания свидетельских показаний и изучения материалов дела. «В ходе предварительного следствия под давлением неопровержимых улик Попов полностью признал свою вину в инкриминируемом ему деянии за период с 30 сентября 2000 года по 25 декабря 2010 года, — заявляли следователи. — Он дал признательные показания относительно того, как и где проводил время, находясь вне расположения воинской части. Установлено, что под вымышленными именами Попов неоднократно неофициально устраивался на временные работы в Саратовской области, а также на территории Дагестана». В начале октября 2011 года бывшего солдата направляли на психиатрическое обследование в клинику Святой Софии в Саратове, но врачи отклонений не нашли.