Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Аню Шкапцову из Брянска убил ее отец
Аню Шкапцову из Брянска убил ее отец
bryansk24.ru

Похищение скрывало убийство

Девятимесячную девочку из Брянска убил сожитель ее матери

Дарья Загвоздина, Жанна Ульянова, Александра Кошкина

Следователи нашли останки девятимесячной девочки из Брянска, убитой отцом. После убийства родители инсценировали похищение, чтобы скрыть следы преступления. Мать спустя три недели призналась в содеянном. Ее гражданский муж был задержан. Он дал признательные показания, рассказав, что сжег тело ребенка на костре, и показал, где закопал останки младенца. По словам детского омбудсмена, детоубийца должен отправиться за решетку пожизненно. Покрывавшей его матери грозит два года колонии по ст. 156 УК (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего).

В пятницу следователи обнаружили в Почепском районе Брянской области тело девятимесячной Анны Шкапцовой, сообщил источник в правоохранительных органах, передает «Интерфакс». В следственном управлении Следственного комитета (СК) по Брянской области отказались от комментариев, ссылаясь на распоряжение федералов. В СК также пока не опровергают и не подтверждают эту информацию.

При этом, по словам источника, предполагаемый отец ребенка Александр Кулагин, который подозревается в убийстве младенца, сам указал место, где похоронил тело девочки. Труп нашли в деревне, рядом с домом родственников Светланы Шкапцовой.

Кулагин рассказал, что перед тем, как захоронить останки девочки, сжег труп на костре.

По данным следствия, 31-летний Кулагин расправился с ребенком во время ссоры с матерью ребенка Светланой Шкапцовой. По сообщению пресс-службы СК, вечером 2 марта он сначала избил свою гражданскую жену, а потом выбросил девочку из коляски. В течение следующих суток Кулагин не позволял Шкапцовой подходить к травмированному младенцу и вызывать «скорую помощь».

На следующий день ребенок умер.

Через сутки после гибели девочки Кулагин на такси отвез ее тело в Почепский район, где закопал останки. После этого отец решил скрыть следы преступления, инсценировав похищение, и угрозами заставил принять в этом участие мать убитого младенца. В ночь с 9 на 10 марта предполагаемый убийца уехал в Москву и оставил там сотовый телефон. (Позже Шкапцова рассказала следователям, что ее сожитель находится в столице, куда отправился на заработки.) После этого он вернулся в Брянск на автобусе, и сам принял участие в инсценировке похищения, приготовив для этого женскую одежду, парик и очки.

«В соответствии с разработанным планом 11 марта около 17.00 мать ребенка оставила пустую детскую коляску возле зоомагазина на улице Пушкина в Брянске, а переодетый в женскую одежду отец укатил ее и оставил в подъезде дома на той же улице», — сообщает СК.

Кулагин вновь уехал из города. А Шкапцова обратилась в полицию, заявив о пропаже ребенка. Коляска, в которой якобы находился младенец, была найдена спустя несколько часов в подъезде дома № 45 по улице Пушкина. Было возбуждено уголовное дело по статье 126 Уголовного кодекса (похищение человека). На поиски младенца бросился весь Брянск: девочку каждый день искали больше 700 полицейских и около 1300 представителей общественных организаций и волонтеров (некоторые из них специально для этого приехали из Москвы). «Полицейские и общественники и днем, и ночью, несмотря на выходные дни и отпуска, работали по розыску девочки. Многие сотрудники добровольно прервали свой отпуск и выходили на службу», — сообщил начальник УОС МВД России Валерий Грибакин.

Следователи сообщали журналистам, что, по их версиям, ребенка могли похитить психически больные граждане или цыгане либо что девочка могла быть похищена с целью выкупа. Впрочем, говорили они тогда, не исключалось, что в похищении могут быть замешаны сама мать ребенка и ее сожитель, несмотря на то что руководитель следственного управления СК по Брянской области Игорь Литвинов характеризовал семью с положительной стороны: полная семья со средним достатком, на учете в полиции никто из родителей не состоял.

Теперь в СК сообщают, что «версия об инсценировке похищения была приоритетной с первых дней расследования».

Следователям казалось подозрительным, что мать пропавшей девочки вела себя слишком спокойно. Помимо этого на два дня родители ребенка пропадали из поля зрения следствия: Шкапцова, которая, как утверждала, не поддерживает отношения с гражданским мужем, вместе с ним на два дня уехала из города, не предупредив полицию, игнорируя телефонные звонки и не являясь на допросы.

В ночь на пятницу Александр Кулагин был задержан в Москве на работе: он устроился охранником в один из научных институтов.

Операцию по задержанию проводили сотрудники МУРа. Пресс-секретарь управления уголовного розыска ГУ МВД по Москве Алексей Бахромеев сказал «Газете.Ru», что за Кулагиным была организована слежка: следователи подозревали его в причастности к исчезновению ребенка и опасались, что он сбежит. Когда информация о его причастности Кулагина к убийству подтвердилось, сотрудники МУРа его задержали. Сначала Кулагин отрицал свою вину, потом сказал, что с ребенком произошел несчастный случай, но в итоге признался в содеянном.

Детоубийцу перевезли в Брянск, где его допрашивают следователи. В ближайшее время ему предъявят обвинение в убийстве и будет решаться вопрос о его аресте.

В пятницу на специально созванной пресс-конференции в Общественной палате уполномоченный при президенте по правам ребенка Павел Астахов сообщил, что Кулагин является отцом еще четверых детей, его лишали родительских прав и ранее он уже привлекался к уголовной ответственности.

«Личность убийцы с самого начала вызывала сомнения, он был судим за драку с соседкой, отбывал наказание», — заявил омбудсмен. По его словам, от первого брака у Кулагина было двое детей, правда, он был лишен родительских прав в отношении них. После этого он начал сожительствовать с другой женщиной, которая родила ему еще двух детей. Астахов заявил, что такой отец должен был привлечь внимание органов опеки — но этого почему-то не произошло.

У 19-летней матери убитого младенца, покрывавшей гражданского мужа, не было ни работы, ни образования (кроме среднего), сообщил омбудсмен.

Мать ребенка, по его словам, будет привлечена к ответственности по ст. 156 УК (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего), которая предусматривает до двух лет лишения свободы.

Отец убитого младенца, сказал омбудсмен, заслуживает максимального наказания.

Астахов предложил принять срочные меры на государственном уровне по профилактике детского и семейного неблагополучия и создать советы из граждан, живущих по соседству, чтобы те могли сообщать о вопиющих случаях жестокого обращения с детьми. Согласно приведенной им статистике, сейчас в России растет число убийств детей в семьях: в 2011 году от рук родителей погиб 1761 ребенок (500 детей были убиты, другие скончались в результате травм и ранений), в 2010 году родители лишили жизни 1684 ребенка. По мнению Астахова, если «принять концепцию государственной семейной политики и духовного нравственного воспитания, через 5—10 лет мы перестанем растить выродков».

«Будучи адвокатом, я выступал за введение моратория на смертную казнь, но сейчас сталкиваясь каждый день с подобными преступлениями у меня появляются определенные мысли на этот счет. Я все-таки придерживаюсь профилактических мер, — заявил омбудсмен. - Если президент сочтет необходимым, то можно и отказаться от моратория. Тогда мы выйдем из многих международных обязательств, но поставим хоть какой-то заслон происходящему».