Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

1 10

Медленно читают

Суд сократил срок ознакомления с делом для подозреваемых в причастности к Pussy Riot и их адвокатов до 9 июля

Дарья Загвоздина

Заключенные активистки, подозреваемые в причастности к Pussy Riot, и их адвокаты получили на ознакомление с материалами дела чуть больше месяца. Такое решение принял Таганский суд, удовлетворив ходатайство следствия. Адвокаты утверждают, что тем самым судья создала неслыханный прецедент, который способен навредить не только трем заключенным, но в будущем «аукнуться всей судебной системе».

В среду в Таганском суде состоялось очередное заседание по делу Pussy Riot. Адвокаты, их подзащитные и гособвинители собрались для рассмотрения ходатайства следствия, поданного только утром. Следователь попросил суд сократить время для ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами следствия. Изначально предполагалось, что Надежда Толоконникова, Екатерина Самуцевич, Мария Алехина и их адвокаты Марк Фейгин, Виолетта Волкова и Николай Полозов будут изучать семь частично рукописных томов дела на протяжении трех месяцев. Но следователи решили, что ознакомление с документами нужно ограничить примерно месяцем и закончить до 9 июля 2012 года, чтобы поскорее передать дело в суд.

Заседание традиционно началось с дела Надежды Толоконниковой. Арестантку завели в зал заседаний с руками, скованными наручниками за спиной. «Как опасного преступника», — усмехнувшись, громко сказала активистка. Пока следователь, прокурор и судья занимали свои места, Толоконникова успела рассказать журналистам, что она просмотрела допросы свидетелей и обнаружила, что «все они идентичны».

После этого активистка сообщила адвокатам, что полицейские, завидев ее, говорят «no passaran». «А ты что?» — спросила адвокат Волкова. «А я им — Путин за**ал», — гордо ответила Толоконникова.

Судья Наталья Коновалова начала заседание, спросив у обвиняемой Толоконниковой и защитника Фейгина, есть ли у них какие-либо ходатайства. Получив отрицательный ответ, судья выслушала следователя Михаила Харькова. В своем заявлении он потребовал сократить сроки ознакомления с материалами следствия на основании того, что адвокат и его подзащитная слишком долго читают материалы и таким образом намеренно затягивают дело.

Фейгин ответил, что это требование незаконно, потому что нарушает ч. 3 ст. 217 УПК о правах заключенных и их защитников на ознакомление с материалами дела. Кроме этого адвокат объяснил, что процесс чтения осложняют его занятость, проволочки со стороны СИЗО и нежелание следствия идти навстречу защите. В частности, рассказал он, адвокатам не разрешили полностью скопировать материалы следствия, а для того, чтобы получить оригинальные тома в изоляторе, приходится каждый раз выстаивать большие очереди.

Фейгина поддержала Волкова. «Это феерически ложная информация, — заявила она. — Следствие занимается подлогом, девушки почти месяц солнца не видят — читают материалы дела, а нам всем еще и время сокращают».

После того как высказались адвокаты, слово взяла обвиняемая Толоконникова. «За месяц я успела ознакомиться только с двумя томами дела, а от этого зависит моя судьба», — улыбаясь, заявила активистка, добавив, что на чтение остальных пяти томов ей понадобится полтора месяца. «Я просто хочу помочь следствию исправить его досадные оплошности», — бодро и весело отчеканила она. Кроме этого, она отметила, что читать записи следственной группы крайне сложно:

«Почерк следователя несильно отличается от почерка врача».

Фейгин добавил, что с 9 июня, когда закончилось следствие, он успел ознакомиться лишь с сотней страниц одного тома. По его словам, ходатайство явно указывает на ангажированность следствия.

Выслушав все точки зрения, судья Коновалова удалилась для принятия решения.

Спустя 40 минут она вернулась и объявила: «Удовлетворить ходатайство следователя Харькова и сократить время для ознакомления с материалами дела до 9 июля включительно».

Толоконникова в знак протеста тут же объявила голодовку.

После перерыва место на скамье подсудимых заняла Екатерина Самуцевич. За месяц она, как и ее предшественница, успела прочитать два тома, а ее защитница Виолетта Волкова ознакомилась со 150 страницами шестого тома и 57 страницами первого.

Слушание по делу Самуцевич несильно отличалось от первого: Волкова возмущалась неправомерными, по ее мнению, действиями следствия и несоответствиями в графиках ознакомления с делом. Самуцевич соглашалась со своим адвокатом. «Почему в графиках учтено так мало листов дела, которые я прочитала, я вас спрашиваю?» — грозно перегибалась она через стол в сторону следователя. Харьков не мигая смотрел на Волкову и молчал. «А вы тоже считаете, что это законно?» — переключилась защитница Самуцевич на прокурора Львова. Тот ей тоже ничего не ответил. «Следствие занимается подтасовкой карт, а суд их поддерживает!» — прокомментировала происходящее в зале суда Самуцевич. Судья удалилась в свой кабинет для вынесения решения.

Прежде чем из зала временно вывели Самуцевич, муж Надежды Толоконниковой Петр Верзилов успел шепнуть арестанке: «Ты в курсе, что ты объявляешь голодовку?» Активистка кивнула.

Решение по сокращению срока для чтения материалов дела было идентично первому: сократить время до 9 июля. Самуцевич объявила голодовку.

Последней в зале суда появилась Мария Алехина. Она лучезарно улыбалась защитникам, журналистам и своим родителям. Алехина и ее адвокат Николай Полозов оказались самыми прилежными: активистка успела прочитать три тома и начать четвертый, а защитник ознакомился с двумя.

Судья объявила начало заседания и с кокетливой улыбкой обратилась к Полозову: «Как-то далеко вы от меня отсели».

Полозов улыбнулся в ответ и в следующий момент заявил отвод судье.

«Я ходатайствую об отводе судьи на основе предыдущих решений и фальсификаций в документах, предоставленных следствием», — сказал адвокат. Наталья Коновалова около получаса рассматривала требование адвоката, но отводить себя на стала. Заседание продолжилось под ее председательством. В ходе слушания выяснилось, что сотрудники центра Э и следователи подали рапорт для приобщения к материалам дела. «Алехина категорически отказывается знакомиться с материалами дела, ссылаясь на усталость», — говорилось в документе. Мария Алехина в ответ пожала плечами, сказав, что это бред, а Полозов пристыдил следователя. «Непонятно, зачем нужно очернять мою подзащитную. Приобщать этот рапорт к делу как минимум неправильно, а вообще преступно», — сказал он.

После того как следователь зачитал свое ходатайство, слово взяла Алехина. «В материалах дела я обнаружила уникальных ряд грамматических и семантических ошибок. Они очень усложняют понимание текста», — заявила она. После своей подзащитной речь произнес адвокат. Для начала Полозов сравнил действия следователей и судьи со временами сталинских репрессий, фашистской Германии и времен инквизиции, намекая на то, что судья категорически не слушает доводы защитников. «Следствие выполняет политический заказ, а суд идет у него на поводу», — заявил юрист. Адвокат подчеркнул, что сокращение сроков для ознакомления с делом — первый подобный случай в судебной практике России.

«Внедрение в правоохранительную практику этого ноу-хау следствия может очень серьезно отразиться на судебной системе, а сама она может понести репутационные риски», — объяснил Полозов.

Пока Николай Полозов говорил, судья Коновалова внимательно изучала его больничный лист (адвокат принес его, чтобы показать, что он болел и не мог читать дело). Как только защитник умолк судья удалилась, с тем чтобы вернуться спустя полчаса с таким же решением. «Мне очень жаль, что вы ничего не поняли, но мне не жаль, что это случилось, — сказала на прощанье Мария Алехина перед тем, как ее увели приставы. — Хрупкость веры делает все это». «Позор нашей стране», — громко подытожил судебное заседание отец обвиняемой, так же как и ее подруги, объявившей голодовку.