Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Город

Кирилл Лебедев

«Одежды уже больше, чем нужно»

Как москвичи собирают гуманитарную помощь пострадавшим от наводнения в Краснодарском крае

Наталья Зиганшина

Одежды для пострадавших от наводнения в Краснодарском крае больше не нужно, за исключением резиновых сапог и калош, говорят собирающие у москвичей гуманитарную помощь. Больше пригодятся антисептики, средства от комаров, средства личной гигиены, постельное белье и подушки. Корреспондент «Газеты.Ru» объехала несколько столичных пунктов сбора помощи.

— Пять гречек, четыре риса, девять макарон.

— Пересчитай тушенку и сгущенку.

— А это что такое?

— Это для ребенка: чехол, в коляску кладется.

Двое молодых людей в синих майках МЧС сосредоточенно сортируют все, что принесли люди в помощь пострадавшим от наводнения в Краснодарском крае. Продукты, теплые вещи, средства гигиены, детское — все аккуратно раскладывается по пакетам, затем наклеиваются бумажки с надписью о назначении содержимого, чтобы пострадавшим было удобнее искать то, что им необходимо.

Добраться на Вернадского, 78, в будний день не слишком просто, тем не менее подъезжает машина за машиной. Вот въехала задом большая черная Toyota Land Cruiser. Из нее вышли девушка и лысый мужчина средних лет (судя по всему, водитель). Мужчина открыл большой багажник и начал выгружать оттуда ящики с тушенкой и сгущенкой. Девушка достала из машины подушки и одеяла. Как выяснилось в ходе нашей недолгой беседы, она сюда приезжает уже второй раз. «Мы с друзьями сбросились и купили то, что сейчас необходимо, — пояснила девушка. — Вчера детскую одежду привезли, а сегодня продукты и постельные принадлежности. Не дай бог кому-нибудь в такой ситуации оказаться!»

Следом подъехала черная BMW, из нее не спеша вышли двое спортивных ребят с массивными цепями на шеях и начали выгружать из багажника пакеты. В ответ на мой бестактный вопрос «что привезли?» не нахамили. «Вещи. Вот, мать, тетка и все родственники собрали, что смогли», — сказали они, складывая пакеты в общую кучу.

Всех приезжающих направляют в палатку, где сидит девушка и аккуратно записывает в толстую тетрадь имя и список привезенного.

Всего в журнале на вчерашний день было зафиксировано 167 человек,

люди возрастной категории от 17 до 80 лет, которые начиная с субботы привозили в помощь пострадавшим от наводнения продукты, вещи, лекарства, средства гигиены. «Некоторые приезжали по нескольку раз», — сказала девушка.

Конечно, больше всего несут старых вещей, которые завалялись на полках и антресолях. Палатка завалена пакетами с б/у, еще гора лежит рядом. Сутки напролет на пункте работают добровольцы, которые разбирают все это добро. «Я даже во сне вижу, как складываю вещи», — шутит один из добровольцев, извлекая на свет из очередного пакета старые сапоги с квадратными носами – привет из 90-х. Вслед за сапогами появляются голубые «парадные» брюки, которые в свое время, возможно, видели лучшие пляжи Анапы и Геленджика.

«Пока там берут все: у людей ведь ничего не осталось», – сказал сотрудник МЧС.

Третью ночь подряд отсюда прямиком в сторону пострадавшего Крымска отправляются груженые машины. В ночь со вторника на среду их получилось две.

В центре социального обеспечения «Арбат» наблюдалась совсем иная картина. «Вообще вот тут сказали складывать помощь», — показал охранник в сторону пустого темного гардероба. Никакого оживления в Трубниковском переулке не наблюдалось. Меня зачем-то провели в кабинет к директору центра Наталье Абакумовой.

— Вы же где-то будете эту информацию размещать?

— Ну да, мой интерес не праздный.

— Прекрасно. Вот и напишите, чтобы люди несли новые вещи. Вот вы бы надели ношеную вещь? — с нажимом спросила меня Наталья Анатольевна.

— Ну, не знаю. Если бы был выбор — не надеть ничего или надеть то, что кто-то уже ранее носил...

— А если вещь грязная? А если этот человек болел гепатитом, а? — настаивала моя собеседница.

Что-что, а толк в гигиене тут знали: я ознакомилась с различными красноречивыми плакатами на стенах ЦСО «Арбат», которые предостерегали от различного рода контактов с патогенной средой.

«Нам не нужно Коко Шанель — пусть принесут новые калоши, новые резиновые сапоги. Им цена 300 рублей. Помните, в прошлом году показывали передачу, как в Воронеже пострадавшие от пожара всю гуманитарную помощь выбросили на помойку? Людям не нужны ношеные вещи», — сказала Наталья Анатольевна.

В кабинете № 17, где, по данным охранника, временно хранились немногочисленные вещи, принесенные горожанами, я увидела мохеровый шарф в упаковке, синтетическое покрывало леопардовой расцветки (также в упаковке) и клетку для мелких грызунов. Все вещи были в идеальном состоянии.

«Принесли памперсы и консервы, но пока что несут не так активно, как хотелось бы. Мы и рекламу на сайте дали, и объявление при входе повесили», — как бы извиняясь за черствость жителей Арбата сказала сотрудница ЦСО, провожая меня на улицу.

Проспект Мира, дом № 70. Нужный двор я нашла по звуку рвущегося скотча – он слышен за несколько домов.

Здесь собирают помощь добровольцы из молодежного совета Центрального округа, и сюда же доставляют для отправки в Крымск вещи с Пятницкой, 17, где организовала пункт сбора помощи Елизавета Глинка, известная в интернет-сообществе как «Доктор Лиза».

Вот представительный мужчина из черного Lexus выгружает коробки. Разговорились. Он заместитель генерального директора в крупной компании, купил на свои деньги детское питание, загрузил в машину и приехал после работы. После двадцатой коробки я сбилась со счета. «Это не все – завтра еще привезу», — сказал он.

В глубине двора ящики оперативно упаковываются и грузятся в машину. Тут работают и добровольцы из молодежного центра, и люди, которые приносят вещи, а потом остаются, чтобы помочь с погрузкой. Кто-то помогает личным транспортом, кто-то привозит еду волонтерам. Бок о бок с добровольцами работают таджики в оранжевых жилетах. Машина заполняется очень быстро.

По наблюдениям сотрудницы молодежного центра Ксении Давидсон, в понедельник пришло около 600 добровольцев, во вторник — около тысячи. Столь высокую активность она объясняет удобным месторасположением и тем, что репортаж с проспекта Мира на днях показали в новостях по всем каналам, – люди просто знают, куда им все нести.

К вопросам гигиены тут более лояльны. «Приносят очень много старых вещей. Мы берем и не новые в хорошем состоянии. Но, даже если мы видим, что вещь, скорее всего, не годится, все равно язык не поворачивается отказаться. Вот была вчера бабушка: она ехала из Новых Черемушек, привезла какие-то старые вещи. Я же не могу ей сказать «спасибо не надо». Человек хочет сделать доброе дело, хочет помочь», — говорит Давидсон.

Все бывшие в употреблении вещи департамент семейной и молодежной политики будет собирать в 57-м павильоне на ВВЦ — там они пройдут сортировку. Совсем старые, скорее всего, все-таки будут утилизированы, а те, что в хорошем, носибельном состоянии, отправят.

Впрочем, по данным из Крымска, одежды там собралось более чем достаточно.

«Сегодня разговаривали с волонтерами, которые на месте работают. Они говорят, что одежды уже больше, чем нужно. Зато требуются антисептики, средства от комаров, резиновые сапоги, средства личной гигиены, надувные матрасы. Одеял не хватает, постельного белья, подушек. Вот это все нужно», — подытожили сборщики.