Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

В Башкирской ИК-2 зэки вгоняют в себя куски арматуры, чтобы прекратить издевательства
В Башкирской ИК-2 зэки вгоняют в себя куски арматуры, чтобы прекратить издевательства
Николай Никитин/ИТАР-ТАСС

Заточка-избавительница

В Башкирской ИК-2 зэки вгоняют в себя куски арматуры, чтобы избежать издевательств со стороны администрации

Максим Солопов

Заключенный башкирской колонии седьмой раз протыкает себя металлическими прутами, чтобы избежать изнасилования и регулярных издевательств. После каждой нанесенной себе травмы зэка увозят в больницу — именно ради того, чтобы не находиться в колонии, он причиняет себе боль. Его адвокат утверждает, что ситуация в ИК-2 города Салавата обострилась с сентября прошлого года: тогда увечья себе нанесли сразу несколько заключенных.

Заключенный башкирской исправительной колонии № 2 в городе Салават, протестуя против угроз со стороны администрации, был вынужден семь раз собственноручно вгонять в свое тело куски арматуры и гвозди. Заявление осужденного в Генеральную прокуратуру и видеозапись с его рассказом об угрозах в свой адрес координатор проекта Gulagu.net Дмитрий Пронин предоставил в распоряжение «Газеты.Ru».

«Нахожусь в критическом состоянии... внутри груди инородное тело, которое не удаляют по причине того, что мне делали три операции под общим наркозом и сердце может не выдержать,» — с этих слов начинается жалоба Александра Каменко, отбывающего наказание в ИК-2 Республики Башкортастан.

Вогнать в грудную клетку кусок металла, как утверждает заключенный, его вынудили избиения и угрозы изнасилования со стороны сотрудников администрации и приближенных к ней заключенных, так называемых активистов. Только ради того, чтобы провести несколько дней в больнице, а не в колонии, он готов калечить себя.

Как рассказал адвокат заключенного Олег Максименко, в четверг его подзащитный под видеозапись, пошатываясь, продемонстрировал ему свои увечья. Сейчас рядом с его сердцем кусок заточенной проволоки размером в несколько сантиметров. Кроме того, последние одиннадцать дней Каменко не принимал пищи, требуя встречи с прокурором по надзору за местами лишения свободы. По словам адвоката, с начала сентября это уже седьмой раз, когда его подзащитный протыкал себя различными инородными предметами: гвоздями, кусками проволоки и арматуры. Несколько раз его оперировали в тюремной больнице регионального управления ФСИН. Протыкая грудную клетку, он уже повредил легкие и нарушил работу сердца. Адвокат считает, что Каменко вынужден прибегать к таким крайним мерам, чтобы уехать из колонии в больницу.

«Если человек объявляет голодовку или режет вены, это не производит на администрацию ИК-2 никакого впечатления, — объяснил адвокат действия Каменко. — Когда он последний раз уезжал в больницу, ему сказали, что лучше сразу там повеситься, чем возвращаться обратно».

Адвокат Максименко встречался еще с одним осужденными, который в знак поддержки своего товарища также объявил голодовку и рассказал, что в поддержку Каменко голодают еще несколько зэков в ИК-2.

Еще в ноябре местным правозащитникам пришло обращение родственников осужденных ИК-2 о том, что в салаватской колонии более двадцати заключенных вогнали в свои тела куски железа, проглотили инородные предметы или вскрыли вены. По словам их родственников, зэки идут на крайние меры, не выдержав регулярных издевательств и побоев. Их силой заставляют писать «явки с повинной» и брать на себя нераскрытые преступления, а тех, кто сопротивляется, угрожают «опустить».

В заявлении указано, что осужденных под надуманными предлогами отправляют в штрафной изолятор, где бьют с применением спецсредств. Как утверждают их близкие, если кого-то из зэков нельзя сломать пытками, то их могут изнасиловать. В заявлении подчеркивается, что в издевательствах принимают участие «вставшие на путь исправления» осужденные, близкие к администрации. Якобы на территории ИК-2 даже имеется специальная клетка, куда помещается «проштрафившийся» заключенный, где его обливают мочой, после чего такой зэк считается «опущенным» и его отправляют в так называемый петушатник (отбывать наказания вместе с уже «опущенными» насильниками и педофилами).

Заключенные, по словам близких, особо отмечают, что санчасть колонии их побои не фиксирует, а жалобы в надзорные и контролирующие органы из учреждения не уходят. В заявлении указано, что протестующие зэки не преследуют цель облегчить режим или установить в колонии власть криминала, а лишь добиваются законного отношения к себе.

Правозащитник Инна Жоголева по этому факту написала заявление в следственный комитет.

Ее жалоба была перенаправлена в региональное следственное управление, где ей ответили, что факты угроз и избиений в колонии не подтвердились.

ИК-2 не единственное учреждение в Башкирии, где зэки жалуются на издевательства. Летом прошлого года в колонии № 4, которая находится в том же Салавате, скончался осужденный Сергей Лазько. Тогда правозащитники сообщили о голодовке девятисот заключенных ИК-4. Они начали голодовку, опасаясь, что сотрудники колонии могут скрыть факт насилия по отношению к Ласько, если таковой имел место: спустя несколько дней после его гибели было объявлено, что у погибшего нет родственников, которые могли бы забрать тело и настоять на проведении экспертизы. По официальной версии, у Ласько внезапно остановилось сердце. «Я же увидела просто отбитый кусок мяса: перебитые ребра, все туловище синее. А от живота до колен все красное: его били, наверное, долго», — рассказала «Газете.Ru» мать погибшего Татьяна Шевцова, приехавшая позже с Сахалина. Сейчас она добивается расследования гибели сына.

Теперь погибнуть боится и заключенный ИК-2 Каменко.

«В случае если я погибну в данном учреждении, прошу связывать это с действиями администрации, — заканчивает он свое заявление. — На сегодняшний день я чувствую, что могу умереть. Меня довели до предела, прошу принять хоть какие-то меры для установления законности...».

По неподтвержденной информации, сейчас Каменко с куском железа внутри все-таки перевели в тюремную больницу, но официально адвоката Максименко до сих пор не уведомили о местонахождении подзащитного. Получить официальное разъяснение в пресс-службе УФСИН Башкортастана в субботу не удалось.