Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Религия

Иезуиты дают три обета при вступлении в орден: безбрачия, бедности и послушания генералу ордена
Иезуиты дают три обета при вступлении в орден: безбрачия, бедности и послушания генералу ордена
Tiziana Fabi/AFP/Getty Images

«Иезуиты занимаются научной, просветительской деятельностью»

Об ордене иезуитов и об отношении к ним в обществе — член редколлегии «Католической энциклопедии», директор Издательства францисканцев Игорь Баранов

Дарья Загвоздина

Член редколлегии «Католической энциклопедии» Игорь Баранов рассказал «Газете.Ru» об ордене иезуитов, как к ним относятся в обществе и католическом мире и как российский император Павел I косвенно повлиял на последние выборы папы римского.

— Когда и при каких обстоятельствах был создан орден иезуитов?

— Официальное название ордена – «Общество Иисуса». Орден появился в середине XVI века, его основал Игнатий Лойола, испанский священник. Главным направлением деятельности ордена стало апостольское служение в разных сферах и разных формах, в качестве миссионерской, научной и христианско-просветительской деятельности.

Орден иезуитов был создан, когда в Европе набирала силу реформация и нужно было противостоять этому движению и протестантизму, что в общем-то новый орден с успехом и сделал, активно включившись в движение контрреформации.

— Зачем в принципе нужно было создавать отдельный орден в католической церкви?

— В христианской традиции существует традиция монашества. Монашество появилось в тот момент, когда закончился период гонений на христиан. В первые века смерть за веру для учеников считалась самой большой радостью. Монашество зародилось на Востоке как альтернатива этого учения. Сначала это было пустынножительство, то есть верующие добровольно становились отшельниками, потом монахи стали объединяться в общины. Монахи группировались и жили в разных местах, подчиняясь одному уставу и руководствуясь единой духовностью, связанной с традициями, заложенными их основателем. Появление новых монашеских общин и орденов было связано со знамениями времени, которые диктовались самой церковью (как, например, необходимость контрреформации).

Монашеский орден важен тем, что внутри него существует четкая иерархия, но при этом сам орден действует внутри церкви. У монахов есть три обета: обет целомудрия, обет послушания генералу ордена и обет бедности. Монахи сами не имеют имущества, оно принадлежит ордену.

— Значит, скромность нового папы, о которой все говорят, связана с его принадлежностью к ордену?

— Фактически да. Изначально он дал обет бедности. Интересно, что у иезуитов также есть условный обет послушания римскому папе. Когда орден создавался, иезуиты ставили во главу угла то, что они будут заниматься той деятельностью, которую Святой престол считает наиболее актуальной в то или иное время. Именно поэтому сначала они начали бороться против протестантских влияний. А когда настала насущная потребность в миссионерской деятельности, они отправились в Индию, Китай, Японию, где развернулась активная миссионерская деятельность.

Но ни один из иезуитов, несмотря на то огромное влияние, которое они приобрели в XVII--XVIII веках, никогда не становился римским папой. Может, чтобы не было послушания самому себе.

— Чем еще занимались иезуиты с момента появления ордена?

— Иезуиты сделали акцент на введение системы образования, связанной с глубоким изучением латинского языка, литературы, греческого языка. В XVI--XVII веках эта система была внедрена практически во всех странах Европы, а преподавание в иезуитских коллегиях велось на очень высоком уровне. В этих коллегиях учились такие драматурги, как Пьер Корнель, Жан-Батист Мольер, Лопе де Вега, выдающиеся деятели, поэты и философы – Педро Кальдерон, Вольтер, Шарль-Луи Монтескье. Известный кинорежиссер Луис Бунюэль тоже выпускник иезуитской коллегии.

Потом иезуиты основали ряд университетов. И до сих пор они руководят более чем 50 университетами во всем мире, в том числе Грегорианским университетом в Риме, Джорджтаунским и Сент-Луисским университетами в США, Папским восточным институтом в Риме.

— Получается, что иезуиты — это такая католическая интеллигенция?

— Да, безусловно, причем в самых разных сферах. Среди иезуитов было не только немало богословов, но и палеонтологов, биологов, астрономов. Например, иезуит Франческо Гримальди вместе с Риччоли составил карту Луны. Другой иезуит, Руперт Майер, первым составил каталог двойных звезд. Сейчас иезуиты руководят несколькими астрономическими обсерваториями.

— Как орден представлен в мире и в России?

— Иезуитов более 20 тысяч по всему миру. Очень интересна история иезуитов в России. Они занимались образованием, основали в Санкт-Петербурге иезуитскую коллегию, в которой воспитывались многие дети из аристократических семей. Многие иезуиты были фактически друзьями, советниками и духовными наставниками представителей аристократии в России. Несколько русских аристократов стали иезуитскими священниками, в частности князь Иван Гагарин. В те времена это влекло за собой потерю всех имущественных прав: законы, связанные с переходом православных в католичество, были довольно суровы.

Когда в XVIII веке влияние иезуитов в Европе возросло, представителей «Общества Иисуса» подвергли гонениям. Под давлением европейских королей и светских особ тогдашний папа римский был вынужден фактически запретить деятельность ордена. Иезуиты тогда сильно противостояли движению масонов и антиклерикальному движению.

Прошение о восстановлении деятельности ордена последовало со стороны императора Павла I, потому что на западных рубежах Российской империи иезуиты продолжали свою деятельность. В конце концов орден вначале был восстановлен на территории России, а в 1814 году — и во всей Европе.

Сейчас иезуиты продолжают заниматься научной, интеллектуальной, просветительской деятельностью. Они руководят университетами, издают около 1000 научных журналов во всем мире. В Москве в 1997 году иезуиты возглавили Колледж философии и истории святого Фомы Аквинского (ныне — Институт философии, теологии и истории святого Фомы).

— Как относятся к иезуитам в католическом мире?

— Отношение к иезуитам в обществе и внутри церкви было разным и сложным. Но одно то, что коллегия кардиналов, в которой не так много иезуитов, избрала папой римским именно иезуита, говорит о доверии к ордену внутри католической церкви. Одно из приоритетных направлений деятельности нового папы Франциска заключается в противодействии узакониванию гомосексуальных браков.

— Некоторые называли Франциска Обамой католического мира – из-за нетрадиционного выбора кардиналов. Но судя по вашим словам, выбор иезуита на престол Святого Петра – это, наоборот, попытка кардиналов назначить папу, который будет придерживаться как раз традиционной линии церкви.

— С одной стороны — да. Но с другой — если бы папа начал благословлять аборты и другие аномальные вещи, такие как гомосексуальные браки, то это бы не была позитивная тенденция. Если папа начнет деятельность по большей децентрализации деятельности католической церкви, большей свободы для местных епископов, допустимости обрядовых форм, нетрадиционных для латинского обряда, это уже будет означать либеральную сторону деятельности. Он, видимо, будет сочетать здоровый консерватизм с определенной либерализацией, наведение порядка там, где его не хватает.

Возможно, прогрессивность нового папы проявится в том, что он будет называть вещи свои именами и не станет говорить, что то, что является грехом (как, например, гомосексуальные браки), приемлемо. В противном случае это измена сути христианства.

— Какие насущные проблемы католической церкви нужно решить понтифику не откладывая в долгий ящик?

— Должно быть доведено до конца расследование всех скандалов, детальное расследование дел о жертвах педофилии, гомосексуализма. Учитывая, что папа Бенедикт XVI ушел в отставку, возможно, в каком-то смысле это ускорит отставку некоторых кардиналов или епископов, которые так или иначе себя скомпрометировали, и послужит очищению католической церкви и ее духовному обновлению.

Новый понтифик взял имя Франциска в честь Франциска Ассизского и, наверное, последует его примеру. Святой Франциск обновил лицо католической церкви, вернув ее к христианским идеалам бедности и смирения. Новый папа также ставит во главу угла духовное обновление.

— Каким вы видите взаимодействие католической и православной церквей?

— Наметилось сближение позиций, осознание необходимости общего свидетельства в кризисный момент существования нашего мира. Эта тенденция не только продлится, но и усилится. Не исключаю, учитывая традиционный интерес иезуитов к России и русской духовности, что, когда новый папа разберется с насущными вопросами внутри самой церкви, будет не за горами и возможность встречи с патриархом.