Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Верховный суд предлагает обязать прокуроров обеспечивать явку свидетелей в суд
Верховный суд предлагает обязать прокуроров обеспечивать явку свидетелей в суд
РИА «Новости»

Прокуроров отправят на поиск свидетелей

Верховный суд предлагает запретить оглашать письменные показания свидетелей, не явившихся в суд без уважительной причины

Александра Кошкина

Верховный суд подготовил поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, которые запрещают оглашать в судах показания свидетеля, данные им на стадии предварительного следствия, если причина его неявки на заседание не ясна. Также законопроект закрепляет за сторонами обязанность обеспечивать явку свидетелей в суд. Законопроект вызвал критику со стороны Минюста и Генпрокуратуры, из-за которой его отправили на доработку. Адвокаты же полностью поддерживают инициативу Верховного суда.

Во вторник Верховный суд (ВС) России вынес на обсуждение законопроект, который вводит поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК). В частности, предлагается внести изменения в ч. 2 ст. 274 и п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК. В первой ВС хочет возложить обязанность обеспечивать явку свидетелей и потерпевших в суд на обвинение и защиту, то есть закрепить эту обязанность за сторонами. Вторую статью предлагается конкретизировать словами «не подлежат оглашению показания потерпевших и свидетелей, данные в ходе предварительного расследования, по причине не установления местонахождения этих лиц».

В пояснительной записке авторы законопроекта отмечают, что допрос свидетелей в суде «является не только способом получения доказательств по уголовному делу, но и средством проверки их достоверности».

Поводом для такой поправки стали частые решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который указывал на нарушение права обвиняемого допрашивать свидетелей, дающих показания против него. При этом ЕСПЧ нередко отмечал недостаточность принимаемых мер со стороны прокуроров по вызову в суд свидетелей. «Не могут быть положены в основу обвинительного приговора показания на предварительном следствии, если обвиняемому не была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля или потерпевшего и произвести их допрос на момент дачи показаний, а также обеспечено право иметь защитника», — неоднократно указывает в своих решениях ЕСПЧ.

В настоящее время статья 281 УПК разрешает оглашать письменные показания свидетеля, только если имеются существенные противоречия с теми, что он дал в суде, и если свидетель не явился на заседание. При этом причина неявки должна быть уважительной: смерть, тяжелая болезнь, отказ свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться в суд, стихийное бедствие или «иные чрезвычайные обстоятельства, препятствующие явке в суд».

На практике под «иными чрезвычайными обстоятельствами» судьи чаще всего подразумевают неустановление местонахождения свидетеля.

Верховный суд указывает на неоднократные разъяснения Конституционного суда по этому вопросу. Так, он обращал внимание, что в основу обвинительного приговора могут быть положены только не вызывающие сомнения в достоверности доказательства. А в случае неявки свидетеля необходимо исключить ссылки на его письменные показания из приговора по результатам последующей проверки его законности и обоснованности.

По мнению автора законопроекта, запрет на оглашение показаний свидетеля, местонахождение которого не было установлено, поможет устранить двусмысленное толкование «иных, чрезвычайных обстоятельств».

Предложение ВС вызвало критику у представителей Минюста и Генпрокуратуры, которые считают необходимым прописать более подробный механизм обеспечения явки свидетелей. «Законопроект пока не приняли. Сегодня его впервые вынесли на обсуждение, и проект направлен в редакционную комиссию на дальнейшую доработку», — пояснили «Газете.Ru» в пресс-службе ВС.

Юристы, напротив, с восторгом восприняли законопроект.

«Полностью поддерживаю законопроект. Эта старая идея, которая существовала в свое время, но ее отменили по лоббированию силовиков, — сказал «Газете.Ru» адвокат Владимир Жеребенков. — Раньше оглашали письменные показания по согласию двух сторон. Потом семь-восемь лет назад силовики добились отмены согласия сторон». По мнению юриста, оглашение всех показаний подряд дает преференции обвинению и нарушает принцип непосредственности рассмотрения дела. «Допрос свидетеля в суде — возможность проверить достоверность показаний, выявить их ложность, выяснить, было ли оказано на него давление, — считает он. — А может, такого свидетеля и в природе нет? У нас было много случаев, когда коррумпированные оперативники подставляют своих свидетелей. Были случаи, когда свидетель в суде дает противоположные показания, ему предъявляют протокол допроса и выясняется, что под ним вообще не его подпись стоит». По словам адвоката, «в цивилизованных странах» нет предварительного расследования, доказательства представляются в суде. Жеребенков отметил, что механизм обеспечения явки свидетелей — проблемы обвинения. «Суд должен только рассуждать, определять, кто прав, а кто виноват. Почему мы это на суд вешаем? В итоге и говорим об обвинительном уклоне», — заключил он.

С ним солидарен его коллега Руслан Закалюжный. «На самом деле УПК уже содержит такие требования. Четко регламентированы обстоятельства, при которых показания свидетеля могут быть оглашены без его участия, — рассказал он «Газете.Ru». — Это все есть, но абсолютно не работает, потому что суд, невзирая на это, признает чрезвычайным обстоятельством, позволяющим оглашать показания, то, что не нашли свидетеля. Если жестко будет прописано, что такое обстоятельство не является уважительной причиной для того, чтобы оглашать показания, то я обеими руками «за». Я вообще считаю, что процесс должен быть очным, никаких письменных показаний, только вживую. Этот принцип положен и в основу Европейской конвенции: подсудимый обязательно должен видеть то лицо, которое его обвиняет или дает показания против него, чтобы можно было попытаться эти слова опровергнуть. Это действительно наболевшая ситуация».