Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Образование

Олег Иванов/ИТАР-ТАСС

Школьников зашивают в госзаказ

В Госдуму внесен законопроект о введении обязательной школьной формы

Ирина Резник

В российские школы может быть возвращена обязательная единая форма для учеников. Соответствующий законопроект внесен в Госдуму депутатами от ОНФ. Среди прочих аргументов — необходимость поддержки российского производителя, который получит гигантский госзаказ. По мнению же детского омбудсмена по Москве, дети отторгают всякую «казенщину» и уж тем более не должны спасать неконкурентоспособную отечественную легкую промышленность.

Законопроект о повсеместном введении школьной формы был внесен в Госдуму во вторник. Авторы идеи предлагают внести в федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» статью «Требования к одежде учащихся». Устанавливать эти требования предлагается в региональных законодательствах или нормативно-правовых актах представительных органов муниципальных образований.

В настоящий момент закон предусматривает, что установление требований к одежде учащихся относится к компетенции образовательной организации.

Как следует из пояснительной записки к документу, «требования к одежде учащихся должны устанавливаться с целью обеспечения их удобной и эстетичной одеждой, формирования у них чувства принадлежности к общеобразовательной организации, повышения психологического настроя учеников на учебу, закрепления светского характера образования, устранение признаков социального, имущественного и религиозного различия между учащимися, укрепление их сплоченности и дисциплины».

«Мы вносим поправки в закон «Об образовании в Российской Федерации», которые повсеместно вводят школьную форму. Но это не «обязаловка», как было раньше. Мы даем возможность регионам устанавливать единые требования к одежде учащихся с учетом местной специфики, пожеланий школ, школьников и их родителей», — рассказала один из авторов документа, депутат Госдумы от Общероссийского народного фронта (ОНФ) Ольга Тимофеева. По ее словам, обсуждение «различных аспектов» этого вопроса будет продолжено, а «результаты дискуссии со всеми заинтересованными сторонами будут учтены при принятии законопроекта ко второму чтению». Тимофеева напомнила, что 18 апреля ОНФ провел обсуждение вопросов, связанных с возвращением школьной формы, в «столице легкой промышленности России» городе Иваново,

поскольку еще одной задачей разработки и введения «оптимальной по цене и качеству» одежды для школьников является поддержка отечественного производителя.

Внесению законопроекта предшествовала подготовка из самого Иваново. На пикетах, прошедших в области в минувшие выходные, было собрано около 2 тыс. подписей под обращением к президенту за введение школьной формы и обеспечение заказом на ее изготовление ивановских швейных и текстильных предприятий. «Забота о детях и их образовании – это, на наш взгляд, одна из важнейших задач государства. Уверена, нынешняя образовательная политика направлена на воспитание физически и нравственно здоровой личности, формирование ответственного, творческого, компетентного гражданина», – подчеркнула Сидорина.

Руководитель федерального оргкомитета ОНФ Андрей Бочаров также уверен, что введение школьной формы принесет не только социальный, но и экономический эффект. «Российская форма должна производиться российскими производителями и из российских тканей», — заявил он ранее. По его расчетам, в результате отрасль получит огромный «госзаказ», что позволит влить в нее порядка 36 млрд руб. ежегодно (исходя из того, что в России 12 млн учеников, а каждый комплект в среднем будет стоить 3 тыс. рублей). При том, что сейчас все ассигнования отрасли составляют меньше 1 млрд рублей. Впрочем, Бочаров все-таки оговорился, что «производители не должны наживаться за счет покупателей».

Ранее идея возврата школьной формы была выдвинута участниками первой конференции ОНФ в Ростове-на Дону 29 марта и поддержана принимавшим участие в мероприятии Владимиром Путиным.

Президент подтвердил, что выступает за возвращение школьной формы, однако детали проработки этого вопроса переложил на регионы и муниципалитеты.

«Как это отрегулировать? Точно таким же образом, как мы предлагаем отрегулировать и многие другие вопросы. В значительной степени эта проблема лежит на региональном уровне. Нужно принять какие-то федеральные решения, которые обязали бы регионы вводить эту форму и дать возможность и регионам, и муниципалитетам определиться с деталями», — заявил глава государства на конференции в Ростове-на-Дону.

Впрочем, идея изначально принадлежала самому президенту. Еще в октябре прошлого года после скандала в одной из школ Ставрополья, где ученицам запретили ходить на занятия в хиджабах, Путин поручил регионам проработать вопрос о возвращении школьной формы. Особой активности на региональном уровне за этим не последовало, и потребовался федеральный закон.

В Минобрнауки законопроект не комментируют. Заявление ведомства, последовавшее за мартовскими предложениями ОНФ, было довольно сдержанным. Тогда в министерстве заверили, что «установление требований к одежде обучающихся отнесено к компетенции образовательной организации». Как отмечалось в документе, в некоторых школах уже введены единые требования к одежде учеников, а в ряде субъектов России установлены различные механизмы финансовой поддержки как отдельных категорий граждан по приобретению формы, так и организаций, осуществляющих ее производство. В Минобре напоминали, что школы вправе устанавливать единую форму для ежедневного ношения, парадную и спортивную одежду, а также на одежде могут быть отличительные знаки школы или класса.

Претендующие на масштабный госзаказ ивановские текстильщики не оригинальны. С подобными предложениями к властям регулярно выходят самые разные производители, инициируя обсуждение целесообразности возврата к отмененной 20 лет назад школьной форме.

Год назад в Мосгордуму обратилась художник-модельер, член Союза дизайнеров России Татьяна Федорова с предложением обсудить вопрос «эстетического воспитания детей посредством высокохудожественной школьной одежды». Обсуждение этого вопроса в московском парламенте началось с дефиле моделей школьного возраста, представлявших три комплекта формы. Тогда мнения депутатов разделились. По мнению председателя думской комиссии по образованию и молодежной политике Виктора Круглякова, одним из главных аргументов за введение школьной формы является то, что она уравняет детей в свете «усиливающегося социального расслоения». А глава комиссии по социальной политике и трудовым отношениям Михаил Антонцев заявил, что введение формы проблему социального неравенства не решит.

Лоббировалась идея введения обязательной формы и на федеральном уровне. В феврале 2012 года замглавы департамента лесной и легкой промышленности Минпромторга Олег Кащеев заявил, что в рамках проекта «Текстиль», который курирует ведомство, разработаны образцы новой школьной формы из «дышащей» ткани, в которую «вложены ионы серебра для обеспечения бактерицидных свойств». При этом сами образцы разработаны в соответствии «с национальными, этническими и региональными особенностями».

По словам уполномоченного по правам ребенка в Москве Евгения Бунимовича, лично он не видит необходимости в повсеместном ведении обязательной формы: те школы, которые посчитали необходимым иметь свою форму, уже ввели ее в том виде, в котором хотели, и закрепили этот факт в уставе школы.

Как рассказал Бунимович «Газете.Ru», актуальный вопрос обсуждался полтора месяца назад на детском совете при уполномоченном (этот совет состоит из старшеклассников – лидеров детских общественных организаций и школьного самоуправления). «Ребята проводили опрос среди своих соучеников, и мнения разделились на диаметрально противоположные, — рассказал он. — В результате, Совет пришел к мнению, что в принципе форма вполне возможна, но не единая для всех, а по решению школьного совета. Это может быть полная форма, как в кадетских корпусах. Или же какие-то элементы формы: футболки, жилетки.

При этом нельзя не пускать в школу ребенка, у которого нет формы».

По словам омбудсмена, подростки отторгают всякую казенщину, и одновременно у них есть желание отметить принадлежность к какой-то группе, например, эмблемой школы или класса. «Поэтому подходить к этому вопросу надо очень гибко, — отмечает омбудсмен. — И самое главное, я не считаю, что наши школьники должны спасать неконкурентоспособную отечественную легкую промышленность. Ее уже пытались спасти через армию, пошив такую форму, в которой солдаты мерзнут».