Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Прокурор просит вынести обвинительный приговор обвиняемому в убийстве Буданова
Прокурор просит вынести обвинительный приговор обвиняемому в убийстве Буданова
Антон Новодережкин/ИТАР-ТАСС

Полуночный вердикт

Юсуп Темерханов признан виновным в убийстве Юрия Буданова со второго захода

Александра Кошкина

Вторая коллегия присяжных по делу об убийстве Юрия Буданова вынесла обвинительный вердикт подсудимому Юсупу Темерханову. Члены жюри сочли недоказанным лишь мотив преступления — свое решение они огласили уже около полуночи того же дня, в который прошли прения сторон.

В ночь на вторник присяжные заседатели вынесли обвинительный вердикт уроженцу Чечни Юсупу Темерханову, проходящему по делу об убийстве бывшего командира 160-го гвардейского танкового полка Юрия Буданова. Такой поворот в процессе оказался весьма неожиданным: в понедельник должны были состояться лишь прения сторон. Однако по их окончании судья решил сразу же составить вопросы для коллеги, ответив на которые, присяжные должны оценить степень вины подсудимого. А уже по окончании рабочего дня им было предложено удалиться для вынесения вердикта. Свое решение коллегия огласила уже за полночь. Обсуждение последствий вердикта назначено на вторник. Дата вынесения окончательного приговора пока неизвестна, но не исключено, что он будет вынесен так же быстро.

В понедельник Мосгорсуд приступил к прениям по делу об убийстве 10 июня 2011 года бывшего полковника российской армии Юрия Буданова. Заседание было назначено на 10.00, однако слушателей пригласили в зал только после 11.00. На процесс пришли как группа поддержки Темерханова, так и сочувствующая Буданову. Среди последних были и «квачковцы»: особо выделялись мужчина, увешанный орденами, и священник.

Когда присяжных привели, председательствующий судья Андрей Коротков сообщил, что один член жюри заболел. В итоге в составе коллегии остался только один запасной.

В начале процесса адвокат Мурад Мусаев заявил ходатайство о возвращении дела прокурору.

Защитник объяснил, что во время допроса засекреченного свидетеля Алана в суде нашлись его первоначальные показания, с которыми не знакомилась защита. Этот протокол, как рассказал Мусаев, гособвинители достали из некоего конверта. Защитник предположил, что могут существовать аналогичные конверты и с показаниями других свидетелей — в них могут содержаться сведения, свидетельствующие в пользу защиты. «Если вы отказываете нам в ознакомлении с ними, то вы лишаете нас права на защиту», — заявил Мусаев. При этом он добавил, что защита не желает знакомиться с данными о личности свидетелей, а только с содержанием протоколов допросов.

Прокурор Мария Семененко возразила и отметила, что Мусаев просто затягивает время. «Возможно, будет ходатайство о вашем отводе, чтобы вы снова сходили в совещательную комнату», — предположила она, обратившись к председательствующему. Однако ни отвода, ни возвращения дела прокурору не последовало.

После 12.00 Семененко, наконец, прошла к трибуне, чтобы начать прения сторон. Она поэтапно проанализировала доказательства, которыми располагало следствие после убийства Буданова.

В день убийства, 10 июня, рядом с местом происшествия была обнаружена машина Mitsubishi Lancer, «не совсем сожженная» благодаря тому, что охранник соседнего здания ее потушил. У следствия имеются регистрационный номер автомобиля, найденные внутри различные предметы, в том числе пистолет; два чека — из магазинов «Спортмастер» и «Азбука вкуса»; продукты, соответствующие тому, что было в чеке, бутылка из-под керосина, очки, три пары перчаток, страховой полис. Также были очевидцы, которых допросили сразу после события. Из их показаний стало известно, что убийца был один, после выстрелов в 12.05 он сел на водительское сидение и уехал. «Было ли само событие, я думаю, никаких сомнений в этом нет, — сказала прокурор. — Теперь надо ответить на вопрос, был ли Буданов убит Темерхановым, а если да, то за что? Почему следствие пришло к выводу, что убийство было совершено Темерхановым?»

На следующий день после убийства стало ясно, что пули из тела Буданова и гильзы, найденные на месте происшествия, соответствуют пистолету, найденному на переднем пассажирском сиденье сожженного автомобиля. Стал также известен номер двигателя. «Было понятно, что стрелял мужчина, что некто, кто пользовался машиной, ходил 7 июня в магазин «Спортмастер» и 10 июня в «Азбуку вкуса», — отметила Семененко. — Была изъята видеозапись с места поджога машины. На записи видно, что из машины вышел лишь один мужчина, в черных брюках и синей куртке с капюшоном, и убежал».

В магазинах, чьи чеки найдены в машине, были изъяты видеозаписи. На той, что в «Азбуке вкуса», виден мужчина в бейсболке, с бритой головой, а в «Спортмастер» за три дня до этого приходил мужчина в бейсболке, из-под которой были видны черные волосы. «То есть на тот момент из отсмотренных видеозаписей стало ясно, что человек, покупавший куртку в «Спортмастере», и тот, кто покупал продукты в «Азбуке вкуса», очень похожи, отличались только наличием волос», — сказала Семененко.

К этому же моменту следствие изучило записи камер наружного наблюдения с места убийства и работы Буданова. Видеозапись с места работы показала, что 10 июня в 8.30 туда подъехал автомобиль Mitsubishi и уехал в 10 утра, после того как возле этого дома показался Mercedes Benz Буданова. За этим событием следует по времени видеозапись из магазина «Азбука вкуса». Далее, в 11.36, автомобиль Буданова выехал в нотариальную контору, за ним через минуту проехал и Mitsubishi.

Позднее следствию стало понятно, что найденный Mitsubishi — автомобиль-двойник, который был угнан 2 апреля 2011 года у некой гражданки Мартыновой.

Регистрационные номера и страховой полис были оформлены на другого человека — Алексея Мельникова, чей аналогичный автомобиль Mitsubishi серебристого цвета, как выяснилось, никогда не угонялся. Мельников рассказал следователям, что никогда не страховал машину в компании «Согласие», в самой компании подтвердили, что никогда предъявленный страховой полис не выдавали. Стало понятно, что документы и регистрационный номер были поддельными, а номер двигателя перебит.

«Следствие понимало, что поддельные документы делались при помощи человека, имеющего отношение к правоохранительным органам, а именно к ГАИ», — отметила Семененко. Задачу облегчил страховой полис, благодаря которому удалось узнать, кто проявил интерес к автомобилю с апреля по июнь 2011 года. Так был установлен полицейский по фамилии Морозов, который пояснил, что по просьбе знакомого зашел в базу данных ГИБДД. Этот знакомый, как оказалось, оказывает подобного рода услуги. Данные на имя Мельникова тот передал некоему Зайцеву 11 мая. Тот, в свою очередь, передал данные недавно вышедшему на свободу Киселеву для документов на автомобиль, который имелся у некоего Владимирова. На машину также нашелся покупатель — Джамал Парагульков. Киселев свел его с Владимировым.

Как отметила Семененко, уже 15 июля была получена детализация телефонных переговоров Джамала, чей номер сообщил Киселев. В то же время в распоряжении полиции случайно оказалась прослушка телефонных разговоров Киселева, которая была произведена по совершенно другому уголовному делу. Так были зафиксированы его переговоры с Владимировым и Джамалом.

В детализации же последнего фигурировал еще один номер (как потом окажется, Темерханова), который заинтересовал следствие: Джамал набирал его практически каждый раз после разговора с Киселевым или Владимировым.

Их соединения начинаются только с 1 мая. В мае, согласно прослушке, Киселев и Парагульков договариваются о передаче денег 9 мая около шести вечера. В обозначенное время Джамал находился около Площади победы, как и Темерханов. За деньгами Владимиров отправил своего знакомого. Машина же была передана 16 мая в Пушкинском районе Московской области. Получив автомобиль, через четыре минуты Джамал позвонил Темерханову. Соединения фиксируют их одновременное нахождение в одном и том же месте 17 мая, после чего подобные совпадения отсутствуют.

По словам Семененко, Владимиров в суде пояснил, что узнал машину сразу после убийства. Успокаивали его только сообщения СМИ, что машина белая. Испугавшись, он позвонил Джамалу — тот неуверенно говорил, что отдал ее «кому-то из региона» (на тот момент Владимирова уже прослушивали). 7 июля Джамал перезвонил и спросил, не «по тому ли ЧП, которое произошло два месяца назад», он интересовался. Владимиров подтвердил и спросил, какой был регион. Джамал ответил, что Воронежская область. После этого разговора Джамал связался с Темерхановым, на этом соединения закончились вовсе, а сам Джамал исчез.

Что касается переговоров Темерханова, то после убийства, с 11 июня по 4 июля, его телефон был выключен и находился на переадресации. Благодаря включенному 4 июля телефону, отметила Семененко, 26 августа в доме подсудимого был проведен обыск, при котором были изъяты синяя толстовка (такая же, что была куплена в «Спортмастере» и что была на убийце, сжигавшем машину), футболка Fire and Ice (в такой же человек разгуливал в «Спортмастере», примеривая синюю толстовку) и мобильный телефон, интересовавший следствие.

Далее Семененко отметила, что Темерханов отказывался подписывать протоколы, «чтобы невозможно было провести почерковедческую экспертизу в сканвордах», которые также были найдены в автомобиле.

Слова прокурора вызвали возмущение у Мусаева, который возразил, что «все протоколы подписаны Темерхановым». Однако гособвинитель продолжила. Она отметила, что найденные при обыске толстовка и футболка — всего лишь доказательства «для кучи». «Их отсутствие или наличие не влияют на то, чтобы доказать вину Темерханова», — сказала она. По мнению Семененко, подсудимый не стал скрываться, как Джамал, так как «думал, что никто никогда ничего не узнает» и что сжег машину, которая лишь случайно была вовремя потушена. «Но предметы в машине не догорели — это факт, бог помог, — произнесла прокурор. — А самое удивительное, что никто не мог просчитать появление прослушки телефона Киселева».

После этого Семененко заявила, что Темерханов, «чтобы не быть похожим» на убийцу, сбросил к суду 25 кг, а не 3 кг, как заявляли свидетели защиты.

Об этом говорит регулярное посещение им фитнес-центра. «Он был спортивного телосложения», — заверила Семененко. Подсудимый в суде объяснял, что посещал в фитнес-центре только парилку, которую, как заметила прокурор, ему запретил посещать врач. По ее словам, на фото в ИВС сразу после задержания у Темерханова более плотное телосложение — тогда он не выглядел столь худощавым и болезненным.

«И что же? Все врут? Кассиры, очевидцы? Есть ли смысл у свидетелей вообще врать? Свидетелей, которые не связаны с правоохранительными органами, которые оказались на месте случайно?» — вопрошала Семененко. На этом подсудимый попытался вклиниться в речь прокурора, но Мусаев его успокоил.

Гособвинитель продолжила, что засекреченный свидетель Алан сообщил суду, что через лобовое стекло видел глаза убийцы, «которые никогда не забудет». По его словам, он не сказал об этом следователю сразу, так как испугался. По поводу экспертиз, нашедших на предметах в машине ДНК подсудимого, она признала, что произошли «технические ошибки»: эксперты перепутали название футляра, в котором были найдены очки с ДНК (в машине было два футляра). По перчаткам же, заверила Семененко, таких ошибок не было. Вторая обнаруженная ДНК может принадлежать брату Темерханова Юнусу Гагалову, который находится в розыске.

Затем она перешла к ключевым свидетелям защиты — Руслану Фаталиеву и Александру Евтухову, которые не опознали в подсудимом убийцу. Первый описывал в суде полную противоположность Темерханова — невысокого светловолосого голубоглазого человека. «На следствии же Фаталиев давал иные показания: он никогда не говорил, что точно сможет описать нападавшего», — сказала Семененко. Евтухов же, по ее словам, вообще заявил, что на убийце были солнцезащитные очки. Он же говорил, что волосы убийцы светлые, а сожжена была совсем не та машина, что уезжала с места убийства.

«Как вы видите, очевидцы дают разные показания. По каким причинам это происходит, сказать не могу, но вы скоро сами все узнаете или услышите», — пообещала прокурор.

Также она отметила, что Темерханов был вовсе не профаном в стрельбе: зимой он приезжал пострелять с друзьями в тир, о чем сообщил администратор заведения. «Это произошло в то время, когда, как он говорил, будто бы вообще лежал, не мог вставать», — иронизировала Семененко. В этот момент Темерханов встал с места и, тыча пальцем в прокурора, закричал: «Говорите так, как я говорил, а не так, как вы говорите!» — «Вот этим вот, — повторила она его жест, — вы меня не запугаете!» После чего обвинитель продолжила говорить и заключила словами: «Считаю, что единственно возможный вердикт: Темерханов виновен и снисхождения не заслуживает».

Ее коллега добавил только, что убийца не был профессиональным киллером, так как профессионал выбирает место преступления и дожидается, когда жертва сама туда придет. По его мнению, Темерханов решил убить Буданова спонтанно, так как подвернулся удобный момент: тот подошел прямо к автомобилю Mitsubishi. «Буданов стал символом агрессии, в котором воплощен образ врага и несправедливости», — объяснил мотив прокурор.

Потерпевший Валерий Буданов, в свою очередь, заявил об уверенности в том, что Темерханов и есть убийца его отца.

«Я изучил дело до каждой запятой. Не бывает таких совпадений, на мой взгляд», — сказал он, подчеркнув обилие доказательств. Потерпевший добавил, что по первой сделанной в ИВС фото видны мышцы трапеции, которые «сами не качаются» — их можно накачать только в спортзале. «Он ни разу не сказал мне или моей матери, что не убивал отца; он только говорил вам, что невиновен», — подчеркнул Буданов. Вдова Светлана Буданова была немногословна: она отметила лишь, что «дактилоскопия и генетика — это очень серьезные вещи» и «эксперты, которые подписывали заключения, это понимали».

Затем слово было передано Мураду Мусаеву, который отметил, что гособвинители в своих речах «во многом были неправы». Он заявил, что детализация телефонных соединений Темерханова была получена лишь в сентябре 2011 года, то есть после его задержания. «Я не услышал ни одного доказательства, что была ненависть к социальной группе «военнослужащие», — отметил он. Мусаев напомнил, что отца подсудимого, сельского повара Шамиля Гагалова, убили в 2000 году некие люди в камуфляже. Было проведено расследование, в котором была доказана непричастность к этому убийству военнослужащих: в близлежащих воинских частях прострелили все оружие и сравнили гильзы с теми, что были найдены на месте убийства. «На протяжении многих лет Темерханов встречал военнослужащих — и разве где-нибудь был конфликт?» — напомнил Мусаев о ряде свидетелей защиты. Адвокат добавил, что паспорт на имя Магомеда Сулейманова, под которым подсудимый проходил в деле изначально, был получен им официально в 2004 году.

«Это дело просто фантастично. Я в книжках не читал о делах с таким разнообразием доказательств, — поражался Мусаев обилию доказательств. — Нет, таких совпадений не бывает».

По его словам, из очевидцев преступления «никакой Алан, никакая Мечта или Анатолий Зацаренко» в июне-июле 2011 года не давали описания убийцы. «Только двое, в порочной связи с которыми меня пытаются уличить гособвинители (это Фаталиев и Евтухов), давали подробные описания», — сказал Мусаев. Он отметил, что тогда, в июне и июле, не было в деле ни его, ни подозреваемого Темерханова. Поэтому доказательствам, которые были получены до задержания подсудимого, по мнению защитника, можно верить, а все остальные доказательства «были подогнаны под подозреваемого».

Он отметил, что Темерханов официально был задержан 26 августа, а засекреченный свидетель Алан появился за несколько часов до этого. «Алан сейчас говорит, что боялся. Но чего боялся? Ты можешь сказать следователю, какого типа внешность была у киллера?! Он даже цвет машины сказать не мог», — произнес Мусаев. Свидетель «Мечта», которого, по признанию адвоката, защитники между собой называют «мечта следователя», появился в деле только 7 ноября. А Зацаренко в первоначальных показаниях рассказывал об убийстве все до мельчайших подробностей, но не сказал ни слова, что видел кого-то похожего на Темерханова. «Но как только мой подзащитный оказался в расположении следствия, он тут же стал ростом около 180, простите, около 184, темноволосым», — сказал адвокат, намекая на показания Алана, обозначившего рост Темерханова как «около 184» — точно такой же рост был зафиксирован при осмотре подозреваемого после задержания.

«Не впечатляйтесь количеством доказательств, а сравните их», — убеждал коллегию Мусаев. Он отметил, что кассиры магазинов впервые были допрошены только осенью 2011 года. «Зачем их надо было переименовывать, если их имена на чеках есть?» — недоумевал адвокат.

— Мы адрес скрываем — отозвалась Семененко.

— Нельзя говорить о том, как работало следствие, — не в первый раз прервал Мусаева судья.

— О том, как работало следствие, это я рассказывал?! — возмутился защитник.

Далее Мусаев отметил, что кассиры спустя несколько месяцев по одному лишь предъявленному чеку подробно описали покупателя, вплоть до залысин, которые на самом деле были прикрыты бейсболкой. Далее он сказал, что синяя толстовка и футболка Fire and Ice были найдены в доме Темерханова на самом видном месте — диване и сушилке — чего не стал бы делать киллер. Подсудимый же утверждал, что это не его вещи, из чего защитник сделал вывод, что вещи были подброшены.

Согласно заключению медэкспертов, киллер выстрелил в Буданова восемь раз. Четыре последних выстрела были сделаны в голову, когда жертва уже лежала, причем под разными углами. По словам Мусаева, это говорит о том, что киллер стрелял на ходу. «Нам говорят, что киллер не профессионал и что вот он, — указал он на Темерханова. — И после этой блестящей операции он повесил эту куртку, в которой сбежал с места преступления, на сушитель. Низкое качество доказательств наши оппоненты пытаются компенсировать их количеством».

Мусаев рассказал, что детализация двух номеров Темерханова от двух разных компаний, МТС и «Билайн», была представлена двумя файлами под названиями «Сулейманов 1» и «Сулейманов 2». Но эти номера, которыми пользовался подсудимый, на самом деле были оформлены на неких Есина и Петрова, о чем сотовые операторы не могли не знать. О том, что Темеханов передвигался на серебристой Mitsubishi, не говорит ни один человек: ни консьержка его дома, ни охрана.

«Реальная связь с убийцей — это Джамал, все остальное рукотворное», — заявил Мусаев.

По поводу парилки в фитнес-центре защитник отметил, что Темерханов как раз и утверждал, что после ее посещения с воспалением легких ему стало хуже, о чем предупредил впоследствии врач.

Первоначальная экспертиза перчаток, отметил Мусаев, показала, что обнаруженная ДНК была деградирована, но спустя несколько месяцев «она регенерирует» и ее обнаруживает другая экспертиза. «Мне страшно, что вы пойдете на поводу у совпадений», — обращался Мусаев к жюри.

На это Семененко отметила, что повторная экспертиза была назначена в конце июля, а получена 23 августа, до задержания Темерханова. Тогда перед экспертами ставилась задача исследовать манжеты перчаток. При этом ДНК была найдена такая же и на очках. Мусаев же по поводу очков заметил, что номер экспертизы такой же, что и у экспертизы по гильзе, из чего сделал вывод, что документ просто был подброшен — одно исследование подменено другим.

В последнем слове Темерханов отметил, что действительно знал Джамала и до сих пор не верит в его причастность, но не лез в его дела. «Он знал, что машина замешана в преступлении. Исходя из этого, он уехал в неизвестном направлении, — произнес подсудимый. — Если бы я имел к этому отношение, я бы тоже уехал. Я не считаю себя глупее. Я думаю, убийца так и сделал. Просто в какой-то момент правоубийственные органы, как я их называю, перестали искать убийцу, а начали искать чеченца, который бы подошел». Он отметил, что биллинг его телефона был запрошен за период с 1 января по 19 августа 2011 года, до дня его похищения и пыток. «Почему я выбрал суд присяжных? Потому что все суды считаю неправомочными, потому что они покрывают преступления, совершенные правоубийственными органами по отношению к людям», — заявил Темерханов. Под конец он попросил судить его по совести.

На этом около 17.30 прения окончились и судья объявил о переходе к обсуждению вопросов для жюри. Стороны в течение получаса внесли коррективы в тот вопросник, который предложил судья, после чего Коротков обратился к жюри с напутственным словом. В 19.45 коллегия удалилась в совещательную комнату для вынесения вердикта.

Свое решение они вынесли около полуночи: Темерханов виновен и не заслуживает снисхождения.

Так проголосовали девять из двенадцати судей. При этом они сочли недоказанным мотив совершения преступления — ненависть к социальной группе «военнослужащие».

Обсуждение вердикта назначено на вторник, на нем обвинение потребует сроки содержания под стражей, а защита попросит переквалифицировать обвинение с части второй статьи 105 УК на часть первую, так как жюри сочло недоказанным мотив. Как пояснила «Газете.Ru» адвокат Дарья Тренина, в случае переквалификации пожизненное заключение Темерханову не грозит. Мурад Мусаев по окончании процесса заявил, что будет обжаловать вердикт. Он отметил, что это второй состав коллегии по делу: первый был распущен. По его словам, у защиты имеются сведения, что первых присяжных заставляли выходить из процесса: сотрудники суда оказывали на них давление.