Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

В Дагестане неизвестные расстреляли заместителя главного редактора еженедельника «Новое дело» Ахмеднаби Ахмеднабиева
В Дагестане неизвестные расстреляли заместителя главного редактора еженедельника «Новое дело» Ахмеднаби Ахмеднабиева
снимок с видео/РИА «Новости»

Выстрел из прошлого

В Дагестане убит еще один журналист из «расстрельного списка»

Ольга Якушева

Врио президента Дагестана Рамазан Абдулатипов взял под личный контроль расследование убийства известного в республике журналиста Ахмеднаби Ахмеднабиева. Он был расстрелян в пригороде Махачкалы утром во вторник по пути на работу. И следователи, и коллеги погибшего связывают покушение с его журналистской деятельностью.

В Дагестане утром во вторник был застрелен первый заместитель главного редактора республиканского еженедельника «Новое дело» 55-летний Ахмеднаби Ахмеднабиев. Нападение на него произошло в селе Семендер под Махачкалой у дома журналиста. Когда он сел в машину, собираясь отправиться на работу, неизвестные открыли по нему огонь из пистолетов.

Как сообщили в МВД республики, «стреляли практически в упор, от пули в голову он скончался на месте». Сделав еще несколько выстрелов, неизвестные скрылись с места происшествия, предположительно на автомашине «Лада Приора» черного цвета.

Ранее на журналиста уже совершались нападения, и ему неоднократно угрожали. Еще в сентябре 2009 года Ахмеднабиев попал в так называемый расстрельный список, который неизвестные распространяли по республике в виде листовок. В нем приводились имена ряда известных в Дагестане адвокатов, журналистов и правозащитников.

В списке значился и главный редактор еженедельника «Черновик» Хаджимурад Камалов, который был застрелен в декабре 2011 года.

До того как занять пост заместителя главреда «Нового дела», Ахмеднабиев работал в «Черновике», писал для интернет-портала «Кавказский узел» и продолжал с ними сотрудничать. Причем журналистика была не единственным призванием Ахмеднабиева. По образованию он был врачом-кардиологом и до последнего времени занимался также врачебной практикой в Дагестанском центре кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии. Однако следствие в первую очередь связывает его убийство именно с журналистской деятельностью.

«Следственным отделом Кировского района возбуждено уголовное дело по трем статьям УК — пункту «б» ч. 2 ст. 105 (убийство лица в связи с осуществлением им служебной деятельности либо выполнением общественного долга), ч. 1 ст. 222 (незаконное хранение оружия), ч. 1 ст. 167 (умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба), — сообщили в прокуратуре Дагестана. — Все необходимые следственные мероприятия проводятся, и ход расследования дела прокуратурой республики взят на контроль. Так что ситуацию мы отслеживаем. Основная версия — профессиональная деятельность, но сейчас в ходе следствия проверяются все возможные версии, так что по всем направлениям работают следователи».

При первом покушении, которое произошло 11 января 2013 года, Ахмеднабиев не пострадал, поэтому дело квалифицировали поначалу лишь по статьям 167 (умышленные уничтожение или повреждение имущества) и 222 (незаконное хранение оружия) УК. Теперь в прокуратуре заявили, что будет проведена дополнительная проверка по факту правильности квалификации событий 11 января.

«В прокуратуру республики действительно обращался адвокат (представляющий интересы Ахмеднабиева. — «Газета.Ru»), который оспаривал квалификацию уголовного дела по первому покушению. Он обращался в июне, по настоящее время срок дачи ответа не истек. Но мы уже отправили ответ», — отметили в прокуратуре.

Коллеги погибшего не сомневаются, что Ахмеднабиева убили из-за его журналистской деятельности.

«Мы думаем так же, как и следствие, что причина в профессиональной деятельности. Мне сложно сказать, какие именно статьи стали причиной, — говорит заместитель главного редактора «Нового дела» Рагимат Адамова. — Сам наш коллега связывал угрозы и покушение с профессиональной деятельностью. Раньше расследованием занималась полиция, а не Следственный комитет. Приходили, пообщались, в итоге — ничего. Не знаю — расследуют сейчас, нет. У нас столько убийств журналистов… Мы уже устали коллег хоронить».

В свою очередь главный редактор «Черновика» Магди Камалов (брат убитого Хаджимурада Камалова. — «Газета.Ru») отметил, что в последнее время Ахмеднабиев писал много критических статей в адрес главы Ахвахского района Исмаила Магомедшарипова.

«Обрисовывать версии сейчас сложно, но все знают, что у него были не очень хорошие отношения, — сказал Камалов. —

А по поводу самого дела, понимаете, каждый раз, когда убивают журналистов, МВД хлопает глазами, и получается, что журналистов можно убивать и за это ничего не будет. Не раскрыто ни одно убийство журналиста, сколько бы их ни убивали за последнее время.

Бездействие властей прямо пропорционально числу убийств. Но дестабилизация ситуации им выгодна. Чем активнее «ястребы», тем вероятнее полковники смогут получить долгожданные лампасы генералов. Это, может быть, и не связано напрямую с убийством, но потеря контроля в МВД есть. С самим Ахмеднаби Ахмеднабиевым у меня были хорошие отношения. Во многом мы с ним сходились».

Обозреватель «Нового дела» Магомед Абдурашидов не считает, что материалы Ахмеднабиева о ситуации в Ахвахском районе могли стать причиной убийства коллеги. «Да, в его отношениях с главой Ахвахского района была напряженность, но сказать, что это послужило причиной, нельзя. Магомедшарипов уже был избран, зачем ему заниматься этим? Тем более что такое убийство неизбежно вызвало бы повышенное внимание СМИ», — объяснил Абдурашидов.

По его мнению, сейчас «под прицелом» в Дагестане оказались не только люди из «расстрельного списка», но и все авторы.

Ахмеднабиев еще в мае 2012 года сообщал, что на его мобильный телефон поступали SMS-сообщения с угрозами. «Я прибыл на митинг в качестве корреспондента. Сразу по окончании протестной акции по пути на работу на мой мобильный телефон пришло сообщение следующего содержания: «Следующим будешь ты. Ты от нас никуда не спрячешься, даже в своем Карата (райцентр Ахвахского района Дагестана. — «Газета.Ru»)», — рассказывал тогда коллегам Ахмеднабиев.

После нападения в январе он просил предоставить ему охрану, но ответа правоохранительных органов не последовало.

Председатель комитета народного собрания Дагестана по межнациональным отношениям, делам общественных и религиозных объединений Камил Давдиев заявляет, что «нельзя каждому приставить охрану».

«Вообще власть обязана обеспечивать безопасность всех граждан, у государства есть такая функция. С одной стороны, в первую очередь стоит задать вопрос правоохранительным органам, но с другой — мы же не можем каждому приставить охрану, выделить отдельную машину, — заявил Давдиев. —

Есть случаи, когда у человека два или три охранника, а их всех уничтожают.

Нужно, чтобы в целом ситуация изменилась, чтобы раскрывались дела об убийствах журналистов, общественных, религиозных деятелей».

Уже к вечеру на сайте врио президента Дагестана Рамазана Абдулатипова появилось сообщение, что он дал указание руководству правоохранительных органов провести тщательное расследование преступления и регулярно докладывать о его ходе.

«Сегодня вновь пополнился трагический список тех, кто ценой своей жизни отстаивает наше конституционное право на свободу слова, на само существование свободной прессы, развитие демократических ценностей и идеалов нашего общества. Ахмеднаби Ахмеднабиев был известным в республике и за ее пределами журналистом, человеком активной жизненной позиции, ярким и неординарным публицистом. Это потеря не только для дагестанского журналистского сообщества, это потеря для всей республики, — говорится в сообщении. — Убийство Ахмеднаби Ахмеднабиева, совершенное в канун священного месяца Рамадан, — дело рук тех, для кого не существует каких-либо нравственных или человеческих норм, кто выступает против стабильного, поступательного развития нашего общества, чья цель — насаждение хаоса и смуты в Дагестане и России.

Это выстрел из прошлого, из смутных и грязных времен».

В свою очередь Следственный комитет России уверяет, что расследование уголовных дел о преступлениях в отношении журналистов — «одно из приоритетных направлений деятельности СКР» и такие дела «находятся на особом контроле руководства».