Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Правозащитники рассказали «Газете.Ru» о гибели в башкирской колонии заключенного, этапированного из Казани на время Универсиады
Правозащитники рассказали «Газете.Ru» о гибели в башкирской колонии заключенного, этапированного из Казани на время Универсиады
Сергей Черкашин/ИТАР-ТАСС

Приступ на фоне Универсиады

Правозащитники рассказали «Газете.Ru» о гибели в башкирской колонии заключенного, этапированного из Казани на время Универсиады

Максим Солопов

Следственный комитет начал проверку по факту гибели в башкирской колонии заключенного, этапированного из Казани на время Универсиады. По официальной версии, 30-летний мужчина, которому оставалось отсидеть меньше десяти месяцев за хищение сумки, погиб от сердечной недостаточности после законного применения спецсредств.

Правозащитники рассказали «Газете.Ru» о гибели в башкирской колонии заключенного, этапированного туда из Казани на время Универсиады. По версии надзирателей, 30-летний Азизбек Пармонов за несколько месяцев до окончания своего двухлетнего срока скончался по причине «острой сердечной недостаточности» после применения дубинок и наручников, пробыв при этом в учреждении меньше суток. Такую версию событий администрация ИК-9 озвучила председателю Общественной наблюдательной комиссии по Башкирии Олегу Галину.

Еще в июне глава тюремного ведомства Татарстана Дауфит Хамадишин заявил, что в период проведения Универсиады в Казани «из исправительных колоний Казани вывозятся особо опасные заключенные».

По его словам, вывозили тех, кто отрицательно характеризуется у руководства исправительных учреждений и негативно влияет на остальных содержащихся в местах лишения свободы. Среди них был осужденный на 2 года и 6 месяцев по статье «грабеж» за хищение сумки Пармонов.

«Он прибыл в колонию шестого числа.

Сразу был водворен в штрафной изолятор как осужденный, которому за нарушения назначено отбывать наказание в камерном режиме. Седьмого июля около 16.00 медики зафиксировали его смерть», — рассказал Галин.

По словам правозащитника, начальник колонии подтвердил применение к Пармонову спецсредств — резиновой палки ПР-73 и наручников.

«Это произошло после того, как осужденный, во всяком случае так утверждают сотрудники учреждения, отказался выходить из камеры для беседы с заместителем начальника колонии по безопасности и оперативной работе и бросился на сотрудника», — рассказал глава ОНК. Соответствующий рапорт направлен прокуратуру, которая теперь совместно со Следственным комитетом проводит проверку по факту случившегося.

«Согласно документам, спецсредства применялись в течение пяти минут по ягодицам, после чего Пармонов успокоился.

Беседа в кабинете замначальника колонии состоялась, а по пути в камеру ему стало плохо и была вызвана скорая», — уточняет обстоятельства смерти заключенного руководитель комиссии.

Сомнения в версии правоохранителей у правозащитников вызывает тот факт, что видеокамеры момента применения спецсредств не зафиксировали, а серьезных жалоб на здоровье у осужденного ранее не было.

«Версию сотрудников об агрессивном поведении подтвердили трое осужденных, не видевших его конфликта с охраной, но прибывших вместе с Пармоновым по этапу. В их искренности есть сомнения. Будем все проверять», — говорит Галин. Правозащитнику удалось побеседовать с заключенным, находившимся в другой камере штрафного изолятора.

«Происходящего с Пармоновым он не видел, но, с его слов, сам неоднократно подвергался физическому давлению. Рассказывал, как его в тазике топили головой», — уточняет инспектировавший колонию Галин.

«Последний раз я беседовал с ним в СИЗО Уфы, где он ждал отправки уже непосредственно в колонию. Вид у него был бодрый, на проблемы с сердцем не жаловался, — рассказывает в свою очередь адвокат погибшего Олег Максименко. — Я предупредил его, что у нас в учреждениях нравы суровые и не стоит отказываться от выполнения требований сотрудников. Через два дня он был уже мертв, до сих пор не можем с родственниками забрать тело, нам его не показывают. По непроверенной информации, у него даже зубы выбиты».

Создатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин объяснил «Газете.Ru», что после многочисленных инцидентов незаконного применения спецсредств заместитель начальника ФСИН России делал публичное заявление, что в случаях, когда применение силы не зафиксировано на видео, «будет презумпция виновности сотрудников».

«Миллионы рублей из бюджета потратили на оборудование всех учреждений видеокамерами, которые не работают нигде. Когда прекратится это безобразие? — возмущается правозащитник.

В Управлении ФСИН Башкортостана «Газете.Ru» подтвердили, что, по предварительной версии, причиной смерти Пармонова стала сердечная недостаточность, однако применение спецсредст прокомментировать не смогли.

«В настоящий момент установлено, что у осужденного ухудшилось самочувствие, до приезда «скорой помощи» оказывали наши медики. И наши врачи, и врачи скорой помощи проводили реанимационные мероприятия. Предварительный диагноз — сердечная недостаточность», — рассказали в башкирском управлении ФСИН.

Сейчас, по словам представителя пресс-службы ведомства, идет внутренняя проверка, а также расследование Следственного комитета.