Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Полковник внутренней службы Игорь Дмитриев комментирует работы по укреплению дамбы
Полковник внутренней службы Игорь Дмитриев комментирует работы по укреплению дамбы
Мария Коледа

«Мы держали море»

Старший по Мылкинской дамбе в затопленном Комсомольске-на-Амуре рассказал «Газете.Ru», почему операция по защите насыпи войдет в учебники МЧС

Анастасия Берсенева

Операция по спасению Мылкинской дамбы в Комсомольске-на-Амуре войдет в учебники МЧС, по ней будут написаны лекции, сообщил замглавы МЧС России Сергей Шляков. Насыпь длиной в 5 километров защищает район с населением 100 тыс. человек. Старший по дамбе, первый заместитель начальника Ивановского института Государственной противопожарной службы МЧС России полковник внутренней службы Игорь Дмитриев рассказал «Газете.Ru», в каких условиях пришлось работать защитникам дамбы. В пиковый момент возникла опасность потерять дамбу в течение часа, но бойцы удержали ее.

— Уже объявлено, что операция по защите Мылкинской дамбы войдет в учебники МЧС. Выпускники 2014 года будут на экзамене обсуждать детали работ на насыпи. Что, по-вашему, уникально в этой операции?

— Любая операция по предупреждению чрезвычайной ситуации в своем роде уникальна. Все случаи невозможно предусмотреть в инструкциях, как и здесь нельзя было предусмотреть, что водоналивные дамбы не установятся на скальную породу, так как она имеет острые края. Большое волнение на воде и необходимость наращивать дамбу тоже не позволяли применить водоналивные дамбы. Сейчас интернет пестрит сообщениями о том, что мы не умеем их ставить. Все мы умеем. Но в этих условиях такие дамбы нельзя было применить.

Еще одна особенность операции — обследование подошвы насыпи водолазами и установка блоков для разбивки направленного течения. Водолазы проверили основание и обнаружили один размыв. Он был небольшой, сантиметров 60–70 в диаметре, на глубине 1,5 метра. Оказалось, что за деревьями волна меняла направление, и образовывалось сильное течение, которое било в одну точку дамбы. Нам нужно было порезать волну. Было решено поставить бетонные блоки, о которые волна будет резаться. Размыв обнаружили утром 15 сентября, а уже днем с помощью вертолета был доставлен и установлен бетонный блок.

— Когда стало понятно, что ситуация на дамбе нестандартна и требуется находить новые способы ее защиты?

— Я прибыл на дамбу 3 сентября, тогда был первый сильный шторм. Тогда же стало понятно, что надо прорабатывать варианты по укреплению. Дамбу ставили стандартно: укрепили мешки с песком, уложили их плотно, подняли бруствер на высоту, которая могла удержать воду. Но обычно подтопления обходятся без волн. Обычно мы отгораживали участки земли, где нет такого волнения и масштабов воды. А тут мы фактически отгораживали море. Участок оказался значительный (длина дамбы составила 5 км. — «Газета.Ru»), плюс ветер. В итоге мы получили волны, и немаленькие. После того как я увидел, что мешки с песком держат эти волны совсем недолго — где-то около 20 минут, стало ясно, что надо принимать решение. Решили использовать водоналивные дамбы как щиты. Из одной такой дамбы получалось два щита. И они дали хороший результат.

— Можно ли было использовать какие-нибудь другие материалы, приспособления вместо водоналивных дамб? Все-таки они не предназначены для подобного использования.

— Все приспособления, которые у меня имелись в наличии, мы использовали. Понимаете, на тот момент, когда была опасность потерять дамбу в течение часа, это было единственное решение. Сейчас можно рассуждать о щитах, об иностранном опыте, но в тот момент, когда берег на моих глазах исчезал, ничего другого не было.

— Спасатели говорили, что один из самых сильных штормов был в ночь на 12 сентября.

— Штормов было несколько. Был 3 сентября, потом 5 сентября, где мы и использовали водоналивные дамбы для укрепления насыпи. После этого к тому, что было в ночь на 12 сентября и на 16 сентября, мы уже были готовы. Тогда никаких проблемных вопросов уже не было, просто шторм был очень сильный, даже эти дамбы рвались.

— Почему, на ваш взгляд, не выдержали мешки с песком?

— Я не технолог. Но в спокойной воде мешок будет лежать месяцами, и ничего с ним не будет. В полиэтиленовых мешках песок возить невозможно, в герметичных — нельзя, так как из них не сможет выходить воздух, когда их будут укладывать в дамбу и прижимать. Мешки нормальные, все оптимально, просто фактически мы держали море с его волнением и ударами волн.

Ситуация с защитой города стояла на личном контроле главы МЧС России Владимира Пучкова и его заместителей. Министр неоднократно был на дамбе. На дамбе находился, в том числе в сложные периоды, в ночные дежурства, директор департамента пожарно-спасательных сил МЧС России генерал Максим Владимиров. Министерство не снимало с контроля этот вопрос. Поставленные задачи были выполнены.

— На этой неделе было официально объявлено о спаде уровня воды у Комсомольска-на-Амуре. В настоящий момент работы на дамбе продолжаются?

— Да, тяжелая техника продолжает наращивание дамбы, а мы укрепляем берега. Высота дамбы составляет 6–10 метров в разных местах.