Власть и право

1 23

Русский и мокрый

Шествие националистов в Москве рассеял проливной дождь, в регионах «марши» также прошли спокойно

Максим Солопов, Ирина Кречетова (Волгоград)

Не менее 30 человек были задержаны по итогам прошедшего в Москве в понедельник «Русского марша». Всего в акции, по разным оценкам, приняли участие до 20 тыс. человек. Тем не менее проливной дождь заставил марширующих сократить программу и даже отказаться от запланированного митинга. В регионах «марши» также прошли в целом спокойно.

Прошедший в понедельник в московском районе Люблино «Русский марш» собрал, по разным оценкам, от 8 тыс. до 20 тыс. человек. Наименьшее число участников шествия националистов насчитала столичная полиция. Самую высокую оценку численности дали лидеры ультраправых. «На марш пришло более 20 тыс. человек. Мы впервые считали людей. Наши люди стояли у каждой рамки и фиксировали вошедших, колонна растянулась на полтора километра», — заявил журналистам один из организаторов акции Дмитрий Демушкин. Еще до начала акции, выступая перед журналистами, он подчеркнул, что не боится штрафов за превышение согласованной с властями численности 15 тыс. человек, так как полиция, по его словам, «как всегда, занизит количество участников».

Не обошлось без задержаний.

Всего, по данным полиции, «за использование масок, мелкие нарушения общественного порядка, выкрикивание нацистских лозунгов и использование запрещенной символики» были задержаны около 30 человек.

Еще перед началом шествия Демушкин подчеркнул, что организаторы марша попросили участников не скрывать лица с помощью масок и воздержаться от так называемого римского приветствия — популярного у неонацистов жеста в виде вскинутой вверх правой руки. Это, как объясняли лидеры ультраправых, необходимо, чтобы не провоцировать полицию. Впрочем, в толпе далеко не все выполняют эту просьбу.

Среди различных националистических движений, участвовавших в шествии, выделялась колонна из нескольких сотен праворадикалов, преимущественно одетых в черных тонах и старавшихся скрывать свои лица. Впереди они несли растяжку с надписью «Эхо грядущей войны» с перечисленными на ней местами, ставшими за последние годы символами антимигрантских волнений, — Бирюлево, Пугачев, Манежка и Кондопога. Молодые люди шли без партийной символики, используя только флаги с популярными среди неонацистов символами — кельтскими крестами и тотенкопфами.

Именно на эту колонну в какой-то момент накинулась группа бойцов ОМОНа, отдававших друг другу указания «брать тех, кто в масках».

При этом полицейские задерживали далеко не всех людей, скрывавших лица. Несмотря на усиленные меры безопасности на станциях метро и в окрестностях, полиции на шествии было явно меньше, чем на подобных мероприятиях с участием оппозиции. Так что, задержав выборочно пару десятков человек, отобрав у радикалов часть флагов и баннеров, три-четыре десятка бойцов ОМОНа отступили назад к сосредоточенным вдоль маршрута шествия автозакам.

«Тоже мне НС (национал-социалисты. — «Газета.Ru»), ****! От нескольких омоновцев обосрались. Могли бы их и ********* такой толпой», — рассуждал один из молодых радикалов.

Остальные участники «Русского марша» прошли весь согласованный маршрут без происшествий. В пестрой толпе выделялись привычные для подобных мероприятий православные хоругвеносцы, язычники со своей символикой, один из которых был даже одет в шкуру медведя. Повсюду мелькали люди, одетые в разнообразную казачью униформу. Участие в шествии принимала группа «Свободный десант» в голубых беретах и со знаменами ВДВ в руках. В толпе, как принято на такого рода мероприятиях, в больших количествах распространялись листовки о еврейском заговоре и губительном влиянии на русскую нацию средств массовой информации. Один мужчина, чтобы привлечь внимание к своим прокламациям, даже прикреплял к ним сторублевые купюры.

Согласно его индивидуальной теории заговора, убить русский народ пытаются не только надоевшими всем алкоголем и наркотиками, но и с помощью бесполезных видов спорта, таких как фитнес, который «не стоит путать с физкультурой», и «терлинг».

Против всего этого беспартийный активист и призывал объединяться всех честных русских людей.

Были на «Русском марше» и организованные колонны крупных политических объединений. Самую массовую удалось собрать этнополитическому объединению «Русские», возглавляемому Александром Беловым-Поткиным и Дмитрием Демушкиным. Их сторонники шли под черно-желто-белыми флагами. Сразу за ними шла колонна Национально-демократической партии — в основном мужчины и женщины средних лет. Их главным лозунгом стало требование ввести визовый режим для стран Средней Азии и Кавказа. Кроме того, активисты НДП требовали освободить арестованных в рамках «болотного дела» Ярослава Белоусова и Илью Гущина, которые позиционируют себя как демократические националисты. Руководит колонной сопредседатель НДП Владимир Тор. Заметна была также и колонна незарегистрированной партии «Другая Россия» Эдуарда Лимонова. Другороссы несли впереди две больших растяжки — «Отнять и поделить» и «За Бирюлево».

Поливший аккурат к началу шествия дождь сильно помешал проведению всего мероприятия. Во время митинга, завершавшего «Русский марш», организаторы отказались от выступлений со сцены, зачитав короткую резолюцию. В ней националисты потребовали отменить ювенальную юстицию, повысить рождаемость, выдать кредиты на сельское хозяйство, вышвырнуть из СМИ всех, кто сеет матерщину и растление, а также прекратить дотации Северному Кавказу, ввести визовый режим со Средней Азией и разрешить носить короткоствольное огнестрельное оружие. Затем организаторы марша покинули сцену под «Полет валькирии» из оперы Рихарда Вагнера и уступили место культовой в среде неонацистов группе «Коловрат».

Музыканты также сократили свою программу из-за дождя. К концу их выступления большинство националистов уже разбрелись по окрестностям, периодически устраивая короткие стычки между собой и со случайными прохожими неславянской внешности. На глазах у корреспондента «Газеты.Ru» охранник торгового центра посоветовал смуглому азиату, наблюдавшему со ступенек магазина за акцией националистов со стаканом чая в руке, уйти — «пока тебя вон эти не оприходовали». Надо сказать, власти предусмотрительно закрыли большинство ресторанов и кафе в районе «Русского марша», а усиленные наряды полиции дежурили не только на окрестных улицах, но и на каждой станции Люблинской ветки метро.

Уже через час-полчаса после окончания митинга площадь полностью опустела, и прибывшие рабочие-мигранты из Средней Азии принялись разбирать оставленную националистами сцену.

В большинстве других городов «Русский марш» также прошел относительно спокойно. В Мурманске акция националистов собрала 150 человек, в Иркутске — 200. В Казани участники акции, не добившись согласования с властями, присоединились к крестному ходу. В Екатеринбурге прошло целых два «Русских марша», один из которых, под лозунгами «в защиту предпринимательства», националисты окрестили спойлерным. В итоге, несмотря на предполагаемые провокации, уральские ультраправые собрали около 500 человек.

В Волгограде «Русский марш» закончился попыткой погрома рынка и задержанием 50 человек.

Наводить порядок пришлось лично начальнику областной полиции Александру Кравченко. При подходе участников шествия к фонтану «Дружба народов» на центральной набережной города, где должен был пройти митинг, трое молодых людей зажгли файеры. Сопровождавшие колонну полицейские тут же задержали нарушителей, отбив их от толпы. Однако остальные участники марша отказались продолжать шествие, скандируя «Один за всех и все за одного», «Отпускай» и «Пока мы едины — мы непобедимы». В итоге в переговоры с собравшимися вступил начальник главка, а через какое-то время на задержанных составили административные протоколы и вернули их на «Русский марш». Уже после окончания акции толпа из 150 наиболее агрессивно настроенных подростков попыталась прорваться на Центральный рынок Волгограда, где их разогнал ОМОН.