Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Завершено расследование крушения буровой платформы «Кольская», во время которого погибли 53 человека
Завершено расследование крушения буровой платформы «Кольская», во время которого погибли 53 человека
Лев Федосеев/ИТАР-ТАСС

На дно ускоренными темпами

Завершено расследование крушения буровой платформы «Кольская», унесшего жизни 53 человек

Максим Солопов

Завершено расследование крушения буровой платформы «Кольская», в результате которого погибли 53 человека. По версии следствия, капитан судна превысил скорость буксировки платформы, что привело к повреждению обшивки судна, а ответственные сотрудники компании «Арктикморнефтегазразведка» игнорировали критическую ситуацию и не приняли мер к спасению экипажа.

Дальневосточное управление Следственного комитета на транспорте завершило следствие по делу о крушении в Охотском море плавучей буровой установки «Кольская» в декабре 2011 года. Тогда в результате катастрофы погибли 53 человека.

Как заявил представитель СК Владимир Маркин, во вторник обвинения в окончательной редакции были предъявлены исполняющему обязанности главного инженера ОАО «Арктикморнефтегазразведка» Леониду Бордзиловскому и и.о. заместителя гендиректора компании «по безопасности мореплавания» Борису Лихвану.

По ч. 3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации морского транспорта лицом, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц) обоим грозит до семи лет лишения свободы.

«Следствию удалось восстановить картину крушения», — подчеркнул Маркин. По версии следствия, Бордзиловский игнорировал неоднократные требования своего подчиненного — начальника платформы — о необходимости вывезти с «Кольской» 28 человек, не задействованных в буксировке. Более того, по данным следствия, своим устным распоряжением исполняющий обязанности главного инженера запретил организовать вывоз персонала. Благодаря этому буксировка началась с 67 членами экипажа на борту.

В течение пяти суток — с 11 по 15 декабря — буксировка проходила в штатном режиме при благоприятных погодных условиях. В ночь на 16 декабря по курсу следования «Кольской» наблюдалось резкое ухудшение метеоусловий.

Руководивший буксировкой Михаил Терсин самостоятельно принял решение обогнать надвигающийся циклон и увеличить скорость движения до 4,8 узла, доложив об этом по электронной почте Лихвану и Бордзиловскому.

«Последние никаких мер по пресечению установленных ограничений скорости не приняли, указаний о снижении скорости буксировки до разрешенных пределов не дали», — говорится в официальном сообщении СК. Именно из-за превышения максимально допустимой скорости буксировки произошла деформация наружной обшивки корпуса платформы с образованием на нем трещин, считают следователи. В образовавшиеся щели хлынула вода. К концу дня платформа дала крен на носовую часть. Погода продолжала ухудшаться.

Тогда с помощью спутниковой связи Терсин сообщил Бордзиловскому и Лихвану о необходимости приостановить буксировку, спустив опорные колонны платформы и перейдя в режим дрейфа.

«Однако, самонадеянно рассчитывая на благоприятный исход событий, они игнорировали поступающую тревожную информацию и никаких мер по спуску на СПБУ опорных колонн своевременно не приняли», — отмечается в сообщении СК.

Тогда в ночь на 18 декабря под воздействием шквалистого ветра, достигавшего 25 м/с, и волн высотой до 4–5 м на платформе сорвало обтекатель носовой опоры. В результате повреждения вода затопила балластные цистерны, а крен платформы увеличился. Нарушилась герметичность на верхней палубе. Поступавшая в машинное отделение вода уже не позволяла откачивать ее с помощью осушительных насосов. Платформа начала тонуть ускоренными темпами.

И только спустя сутки Бордзиловский и Лихван дали запоздалое указание остановить буксировку. Однако к тому времени образовавшийся крен не позволил опустить опорные колонны. «На тот момент Бордзиловский и Лихван располагали информацией о том, что в районе бедствия отсутствуют суда, способные оперативно и срочно оказать помощь членам экипажа. Понимая, что ситуация является критической, мер к организации спасательной операции не приняли. Кроме того, своим устным распоряжением Бордзиловский запретил ответственному за буксировку подавать сигнал SOS до его особого распоряжения», — уточнил Маркин.

В 9 часов 45 минут 18 декабря находившийся на платформе Терсин вопреки запрету подал запоздалый сигнал SOS. Через три часа «Кольская» опрокинулась и затонула на глубину более километра, похоронив 53 члена экипажа. Из находившихся на борту во время крушения выжили только 14 человек.

Таким образом, по версии СК, именно ненадлежащее исполнение Бордзиловским и Лихваном своих обязанностей стали причиной нарушений правил безопасности при эксплуатации и движении судна и в итоге привели к аварии с многочисленными жертвами. В ближайшее время материалы уголовного дела будут представлены участникам уголовного судопроизводства для ознакомления.

Ранее эксперты уже высказали сомнения относительно реальной виновности руководителей «Арктикморнефтегазразведки». Так, главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень – Совфрахт» Михаил Войтенко заявил «Газете.Ru», что прежде всего ответственность за трагедию несет погибший капитан, а не бывшие руководители компании.

«С тех пор как человек сделал первый плот и отправился на нем в море, остается один железный закон, который признается всеми юрисдикциями всего мира на протяжении всей истории человечества: капитан — второй после бога. Ему могут советовать, но приказать ему не может никто», — подчеркнул Войтенко.

Эксперт уверен, что погибший Михаил Терсин должен был не ждать распоряжений руководства, а действовать самостоятельно. «Это скользкая ситуация. На буровой были люди, которые видели, к чему идет дело. Но для того, чтобы попытаться исправить ситуацию, надо было вязать капитана, а это само по себе уголовное дело», — предположил Михаил Войтенко.

Дочь погибшего Терсина Наталья Дмитриева еще год назад говорила, что среди документов в архиве отца нашла инструкцию завода-изготовителя буровой. «В ней говорится, что буксировка платформы в зимних условиях запрещена. А сейчас все хотят списать на капитанов, руководивших буксировкой, хотя они предупреждали руководство компании о том, что этого делать нельзя», — говорила тогда Дмитриева, утверждая, что ее отец пытался отказаться от опасного задания, но не смог.