Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Президент Южной Кореи Пак Кын Хе
Президент Южной Кореи Пак Кын Хе
Reuters

«Это равносильно убийству»

Президент Южной Кореи сравнила действия капитана затонувшего парома с убийством

Елена Белова

Президент Южной Кореи назвала действия капитана и членов экипажа парома «Севол», которые первыми покинули тонущее судно, равносильными убийству. Для привлечения к ответственности власти арестовали еще четверых выживших членов экипажа. Количество погибших тем временем выросло до 64 человек.

Президент Южной Кореи Пак Кын Хе заявила в понедельник, что считает действия капитана и экипажа парома «Севол», который затонул на прошлой неделе с сотнями человек на борту, «сродни убийству». Число погибших на данный момент достигло 64 человек, еще 238 считаются пропавшими без вести, но признаны умершими. Большинство жертв были школьниками.

В понедельник южнокорейские власти объявили об аресте еще четверых членов экипажа.

Первые задержания прошли спустя два дня после крушения судна. Среди них оказался 69-летний капитан Ли Чжун Сок и еще два члена экипажа. Их обвинили в халатности при исполнении служебных обязанностей, которая привела к гибели людей. Теперь прокуроры объявили об аресте еще четверых: двух первых помощников капитана, одного второго помощника и главного инженера, передает Reuters.

По словам свидетелей, несколько членов экипажа, в том числе капитан, покинули тонущий паром раньше пассажиров.

Президент назвала дезертирство экипажа равносильным убийству. «Прежде всего, поведение капитана и некоторых членов экипажа не поддается здравому смыслу, и это равносильно убийству, которое не может и не должно быть простительно», — сказала Пак.

В проморолике, который был записан четыре года назад, капитан Ли утверждает, что путешествие на пароме из портового города Инчхон к острову Чеджу является безопасным, если пассажиры следуют инструкциям экипажа. Ирония состоит в том, что члены экипажа приказали пассажирам оставаться на своих местах в каютах, пока паром шел ко дну. И, как принято в корейской культуре, приказы пассажирами не обсуждались.

Поэтому многие из тех, кто выжил и был спасен, либо не слышали приказа, либо решили его проигнорировать и вышли на палубу.

На борту находились 476 пассажиров и членов экипажа, 339 из которых — школьники и учителя, отправившиеся на экскурсию.

Газета «Чеджу сегодня» опубликовала интервью, где капитан Ли в 2004 году рассказывает о том, как пережил крушение у берегов Японии. Тогда в море во время тайфуна перевернулось грузовое судно, перевозившее древесину. Капитана спас японский спасательный вертолет, вылетевший к месту крушения вблизи острова Окинава. «Если бы не их помощь, меня бы сейчас не было», — говорил в 2004 году капитан. Теперь его слова приобретают несколько иной смысл.

Родители погибших детей тем временем продолжают ждать вестей в портовых городах. Так, Ким Чанг-гу все еще надеется, что его сына найдут живым. «Я думаю о нем и иногда слышу галлюцинаторные звуки, — сказал он. — Словно кто-то говорит мне, что он жив. И я слышу, как он говорит: «Папа». Я продолжаю слышать это». Тем временем водолазы продолжают поднимать тела, и количество погибших постоянно увеличивается.

Свидетели рассказывают, что «Севол», прежде чем начал тонуть, резко развернулся — до сих пор непонятно почему. Ко дну он шел более двух часов, но пассажиры сидели в своих каютах. Капитана на мостике в тот момент не оказалось. Штурвал был в руках его 26-летнего третьего помощника, который, по словам членов экипажа, впервые взял на себя такую ответственность. Согласно рекламе путешествия, на судне было достаточное количество спасательных лодок. И капитан, и некоторые члены экипажа решили первыми ими воспользоваться. Ли объяснял, будто опасался, что пассажиры в панике прыгнут в море и будут сметены волнами. Однако он не объяснил, почему покинул судно сам.