Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Образование

americancouncils.org

Предпочел гей-семью российской школе

Российские школьники не попадут в американскую программу по обмену FLEX на 2015–2016 учебный год

Анастасия Берсенева

Российские школьники не смогут попасть в американскую программу по языковому обмену FLEX на 2015–2016 учебный год. Ее работа была приостановлена из-за того, что один школьник после года обучения в Штатах не вернулся в Россию. Более того, выяснилось, что его взяла под опеку однополая пара. Бывшие участники FLEX рассказали, что год на чужбине помог им найти себя, научиться общаться с людьми и решать проблемы.

С 1 октября в России приостановлена работа американской программы языковой подготовки FLEX для старшеклассников. Представителям программы запретили набирать школьников для отправки на обучение в США на 2015–2016 учебный год. Первый этап отбора на это время должен был стартовать 15 октября — так указано в рассылке, которую получили экс-школьники, уже участвовавшие в программе. Ведет программу НКО «Американские советы по международному образованию». В апреле этого года организация была вынуждена остановить свою деятельность в России, так как российское Министерство юстиции потребовало от нее перерегистрации.

Уполномоченный МИД России пояснил, что причиной прекращения действия FLEX стала ситуация, когда школьник уехал по программе в США и через год не вернулся в Россию.

Более того, подросток оказался в однополой семье, которая оформила на него опекунство, фактически усыновив его. «Такой инцидент, к сожалению, имел место», — пояснил представитель МИДа Константин Долгов.

Об этом же заявил в своем твиттере уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов. При каких обстоятельствах американцы решили оформить опеку над ребенком и почему школьник не захотел возвращаться в Россию, не сообщается.

«Особо отмечу, что российская сторона не против образовательных и гуманитарных обменов с США, способствующих взаимопониманию и расширению контактов между людьми. Однако такое сотрудничество должно быть равноправным и не идущим вразрез с законами РФ, нашими международными обязательствами, которые мы несем, в отличие от США, в сфере защиты прав ребенка, а также моральными и нравственными принципами российского общества», — добавляет представитель МИД России.

Посол США в России Джон Теффт сообщил, что FLEX — крупнейшая программа образовательного обмена между Штатами и Россией.

Она действовала в нашей стране в течение 21 года, за это время в США побывали более 8000 российских школьников — около четырех сотен в год.

«Осенью 2013 года более 14 тысяч российских старшеклассников подали заявки для участия в этой программе при тщательном отборе кандидатов из 45 городов России. 238 человек были отобраны для участия в программе FLEX», — рассказал «Газете.Ru» пресс-атташе посольства США в Москве Вильям Стивенс.

Однако большинство опрошенных «Газетой.Ru» директоров школ не слышали об этой программе ранее и не знают, ездили ли их ученики в США. Остальные пояснили, что их школы не занимались организацией поездок. «Это была частная инициатива школьников и их родителей», — рассказала «Газете.Ru» директор школы №1356 Лариса Рослякова. Руководители языковых курсов поясняют, что объем программы небольшой, поэтому о ней не известно широко.

Как рассказали «Газете.Ru» участники программы FLEX, большинство узнало о такой возможности в школе. «Четыре года назад я училась в школе в Элисте, столице Калмыкии, и учительница английского сказала, что можно сходить и сдать тест. Туда пригласили всех, без ограничений. Мы с одноклассниками скооперировались и пошли проходить тест. Всего было три уровня отбора. Написали тест на 15 минут, уже вечером узнали результаты. На втором туре опять же писали тест и еще эссе, тоже по-английски. Через несколько месяцев нам сказали результаты и пригласили на третий», — рассказала студентка психологического факультета МГУ Татьяна Махмутова.

«К нам в школу в Екатеринбурге пришли представители Американского совета по международному образованию и вместо урока биологии рассказали о программе.

Это было в 1999 году. Наверное, это была договоренность со школой, точно не знаю», — рассказал Алексей Тряпочкин, менеджер в международной компании в Москве.

«Я училась в лингвистическом лицее в Оренбурге, и там все школьники 9-х и 10-х классов с нетерпением ждали сентября, чтобы пройти тест FLEX. Я прошла два этапа, а на третий поехала в Екатеринбург, дорогу мне оплатил Американский совет. В США я ездила на 2003–2004 учебный год, нас было всего трое из города», — пояснила Елизавета Цветкова, домохозяйка, живущая сейчас в Москве.

«В тот момент, когда я узнала о программе, я жила в маленьком сибирском городе. Это был 2002 год. Кто-то из учителей повесил объявление на первом этаже у столовой, — рассказала Полина Сафонова, операционный менеджер в IT. — Первый тур отбора был в Новосибирске, до которого нужно было ехать сутки на поезде».

Тех, кто прошел три тура, ждали несколько тренингов. Подростков готовили к жизни в другой стране. «Нас очень много проверяли — и на знание английского, и на конфликтность и умение работать в команде, и на то, что теперь называется креативностью. А с теми, кто прошел отбор, начиналась уже серьезная работа по подготовке к году в другой стране.

Нас учили, что делать, когда происходит стрессовая ситуация, или когда мы видим, что один ребенок обижает другого (к слову, не увидела этого ни разу), или когда так хочется домой, что хоть пролезай зайцем в самолет (тоска по дому резко обостряется под Рождество, да).

Основная мысль, которую я вынесла с тренингов, была о том, что неразрешимых проблем не бывает и что не нужно бояться трудностей», — говорит Полина Сафонова.

В конце августа школьники отправлялись в приемные американские семьи. Зачастую в маленькие городки. Приемные родители выделяли им личные комнаты, а затем дети зачислялись в обычные американские школы. Там можно было выбрать несколько предметов, которые интересуют. «Обязательными были история США и государственное право Штатов, — рассказывает Татьяна Махмутова. — Было много кружков — международный клуб, где дети рассказывали о своих странах, плавание, хоккей, американский футбол. Принимающая семья возила меня в Нью-Йорк. Но у всех было по-разному. Кто-то дома сидел, а кто-то с приемными родителями изъездил всю страну и даже в Канаде побывал».

Школьники получали стипендию, которая покрывала все основные потребности. Кроме того, они должны были отработать 50 часов как волонтеры. «Я работала в церкви, собирала корзинки с едой и одеждой для бездомных, в аптеке работала, официантом на обеде для ветеранов. Кто-то еще убирал улицы», — поясняет Махмутова. Раз в несколько месяцев ей звонил координатор, спрашивал, все ли в порядке.

Всем школьникам официально заявлялось и несколько раз подчеркивалось перед отъездом, что их виза — лишь на год, и затем они обязаны вернуться в Россию.

«Более того, в течение двух лет после возвращения нам запрещалось приезжать в США — то есть туристическую визу нам бы не выдали», — объясняет Алексей Тряпочкин.

Все экс-школьники говорили, что поездка существенно изменила их сознание. «Я гораздо более открыто и толерантно стала смотреть на мир, учеба в американской школе придала мне уверенности в собственных неограниченных возможностях, — рассказала Вика Кольцова из Санкт-Петербурга, которая ездила по программе FLEX в 2007–2008 годах. — Проживая в приемной семье, я научилась подстраиваться под чужие традиции и устои, уважать другой стиль жизни, не оценивая его как хороший или плохой. Я получила бесценный опыт в плане разграничения личного и профессионального общения. Познакомилась с прекрасными людьми, мы поддерживаем связь, многие из них побывали в России, одна семья удочерила двух девочек из Астрахани. Я научилась четко ставить перед собой цель и делать все для ее достижения, слушать и стараться понять других людей».

«Тот год был действительно одним из лучших в моей жизни, потому что домой вернулась сильно улучшенная версия меня — более самостоятельная, лучше умеющая слушать и уважать других людей, умеющая просить помощи и помогать и понимающая, что все проблемы решаемы», — рассказала Полина Сафонова.

Обвинения в том, что школьников в США зомбируют, настраивают по отношению к России негативно, участники программы FLEX называют бредом. «Я считаю, что это полный бред. В программе никто не воспитывал мою лояльность ни к Америке, ни к чему бы то ни было еще. Я жил как обычный американский школьник, никто не формировал мое мнение», — говорит Алексей Тряпочкин.

Однако некоторые участники все-таки признаются, что у них возникло желание остаться в Штатах.

«Конечно, хотелось переехать туда и до сих пор хочется, — рассказала «Газете.Ru» москвичка, попросив не указывать ее имя. — Там как-то комфортней жить.

Но думаю, дело не в США. Многие мои друзья, которые были в Европе, они хотят переехать. Потому что в нашей стране все довольно нестабильно. Какой-то процент тут живет хорошо и классно и не хочет никуда уехать, а остальные люди мирятся с действительностью или не знают другого. Конечно, я хочу переехать, и даже больше скажу, я ребенка родила в Америке. Он американский гражданин. Но мой муж — русский, и бизнес у него в России, он пока его строит здесь, его это устраивает. Моя близкая подруга тоже ездила по этой программе, сейчас она замужем за американцем, живет в США. У них любовь, это не фиктивный брак».

Члены Общественной палаты РФ уверены, что российские школьники не потеряют многого без американской языковой программы. «У нас у самих достаточно сильные вузы, в нашей стране можно получить хорошее образование, есть президентские премии для молодых ученых, Сколково», — отметила председатель комиссии палаты по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом Елена Сутормина.

Директор московской школы №2006 Вера Илюхина указывает, что год обучения за рубежом — это очень много для подростков. «Что такое в 15–17 лет уехать из страны? В этом возрасте становление должно проходить в своем родном доме. Ради языка можно съездить на один-два месяца за рубеж. А год — это очень много. Это время, когда дети впитывают все, когда идет становление духа. Я бы хотела, чтобы это время дети провели в России», — говорит Илюхина. Она поясняет, что годовое обучение подходит для стажировки профессионального переводчика, а для остальных хорошие обучающие программы есть и в России. «Я, честно говоря, не очень склонна, чтобы за рубеж уезжали наши дети, которые имеют очень высокий уровень мотивации к обучению. Мне бы хотелось, чтобы они получали все в своих стенах. Достойных педагогов много, программы в вузах хорошие».