Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Михаил Почуев/ТАСС

ЕСПЧ приговорит российский метадон

Европейский суд изучает жалобу на запрет заместительной терапии в России

Ольга Абдуллаева

Европейский суд по правам человека готовится вынести решение по вопросу метадоновой терапии в России. Жалоба на ее запрет в РФ была направлена в ЕСПЧ еще в 2010 году, и на днях ЕСПЧ получил ответ от российского правительства с категорическим отказом использовать метадон. Тем временем, накануне вынесения решения, заявители сообщили, что их увольняют с работы и заставляют отказаться от своих жалоб в ЕСПЧ.

С жалобой в Европейский суд по правам человека обратились несколько лет назад три гражданина России: Алексей Курманаевский из Казани, Ирина Теплинская из Калининграда и Иван Аношкин из Тольятти. Все эти люди сами столкнулись с проблемой наркозависимости и не раз проходили курс реабилитации в различных клиниках. Однако в большинстве случаев, по их словам, ни одна из испробованных методик лечения не способствовала выздоровлению — сразу после курса пациенты снова начинали употреблять наркотики. Единственным выходом из ситуации, по мнению наркозависимых, могла стать запрещенная в России метадоновая терапия.

Получив отказ в различных инстанциях, заявители обратились в Европейский суд. И вскоре стало известно, что жалоба была коммуницирована, то есть принята к рассмотрению.

За подробным комментарием по данному делу «Газета.Ru» обратилась к адвокату Ирине Хруновой, которая представляет в ЕСПЧ интересы Алексея Курманаевского и Ирины Теплинской.

По словам адвоката, сегодня терапия запрещена только в двух странах на территории Европы и бывшего Советского Союза — в Таджикистане и в России.

Непосредственно рассмотрение жалобы началось летом 2014 года, когда Европейский суд через уполномоченное лицо направил вопросы по данному делу правительству РФ.

«Примерно через четыре месяца от российской стороны был получен ответ, — рассказывает Хрунова. —

Общий смысл таков. Метадоновая терапия никогда не применялась и не будет применяться на территории Российской Федерации, так как данная программа вредна для пациентов.

Что же касается результатов исследований ВОЗ, которая приводила аргументы в пользу терапии, на них РФ полагаться не может. В свою очередь, мы также отреагировали на это заявление. В феврале 2015 года в ЕСПЧ был направлен ответ от заявителей».

На сегодняшний день дело «Курманаевский и другие против России» находится на заключительной стадии рассмотрения в связи с тем, что ЕСПЧ уже получил все необходимые сведения от сторон, говорит адвокат.

«Сколько времени понадобится Европейскому суду для принятия окончательного решения, нам неизвестно», — рассказывает Ирина Хрунова.

Однако, по ее словам, у двух заявителей — Ирины Теплинской и Ивана Аношкина — якобы начались проблемы по месту жительства сразу после того, как Европейский суд приступил к рассмотрению жалобы. Ими заинтересовалась Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН РФ). В подобной ситуации недавно оказался и третий заявитель Алексей Курманаевский. В беседе с «Газетой.Ru» он рассказал, что был уволен из благотворительной организации за свою позицию по метадону.

«Последние девять месяцев я работал консультантом по химической зависимости в реабилитационном центре «Вершина» в Казани. И параллельно занимался волонтерской деятельностью в некоммерческом фонде «Здоровая страна». На прошлой неделе мне позвонил руководитель московского филиала Дмитрий Валюков и спросил о моей позиции в отношении программы заместительной терапии. Я сказал, что полностью поддерживаю данный вид лечения и отстаиваю право на доступ в ЕСПЧ», — говорит Курманаевский.

«В ответ мне было сказано, что фонд «Здоровая страна» категорически против использования метадона в России. Поэтому я должен собрать пресс-конференцию и выступить перед прессой с опровержением своей позиции.

Кроме этого, я обязан предоставить копию письма в Европейский суд и отозвать свою жалобу. В противном случае наше сотрудничество с фондом прекратится. Естественно, я отказался и заявил, что менять свои позиции по данному вопросу не собираюсь. В итоге меня известили об увольнении», — утверждает Курманаевский.

Как оказалось, вместе с Алексеем в центре работала и его жена Мария, которая впоследствии была уволена вслед за супругом.

«Буквально в течение часа после ухода из фонда наше с Алексеем портфолио было удалено с официального сайта центра «Вершина». Но до этого я успела сделать скриншот страницы», — рассказывает Мария Курманаевская. Скриншот имеется в распоряжении редакции.

Как отмечает адвокат Ирина Хрунова, первый и последующие за ним этапы рассмотрения дела, когда государство узнает о том, что гражданами страны была подана жалоба в ЕСПЧ, являются самым опасным периодом для заявителей. Так как именно в этот момент на них оказывается давление со стороны работодателей, органов опеки или же иных социальных организаций.